О нелюбви к информации

Разное
Москва, 06.07.2015
«Эксперт» №28 (951)
Проект закона «о забвении» не одобрили как правовое управление Думы, так и правительство

Фото: Эксперт

Тем не менее за него проголосовали 435 депутатов Думы и один воздержался. «Против» — ноль. Ну и правовое управление убедили отрицательный отзыв заменить положительным. Изумительное единодушие вотирования означает, что этот откровенно дурной закон чем-то сильно нравится нашему парламенту. Чем — депутаты не говорят, а тривиальную догадку (тем нравится, что позволяет коррупционерам задёшево прятать концы в воду), ясное дело, отвергают.

Когда этот закон вступит в силу, граждане России получат право требовать от интернет-поисковиков («Яндекса», «Гугла» и так далее) удалять из поисковой выдачи ссылки на сообщения о них в интернете, если они недостоверны или «стали неактуальны для пользователя». Имеются, правда, некоторые изъятия из этого права: нельзя потребовать скрыть информацию о своей неснятой или непогашенной судимости или убрать из поисковой выдачи информацию, содержащую признаки уголовно наказуемых деяний. Поисковик за десять рабочих дней должен рассмотреть заявку гражданина. Если поисковик откажет заявителю, тот сможет обратиться в суд. Суд, если сочтёт отказ несправедливым, оштрафует поисковик на сто тысяч рублей; если поисковик и тогда не удалит «неактуальную» информацию, его оштрафуют на три миллиона. В прессе этот акт прозвали законом о забвении, поскольку в исходной редакции законопроект позволял назвать «неактуальной», то есть подлежащей удалению, любую историю (фотографию, видеоролик), которым исполнилось три года. Ко второму чтению такое условие из текста пропало, и теперь ничто не помешает заявителю объявить «неактуальным для себя», скажем, позавчерашний снимок его дворца в водоохранной зоне — и будьте любезны, удаляйте живенько ссылки на эту ненужную информацию. Так что теперь этот акт уместнее бы называть «законом о частной цензуре».

Работать новая цензура будет как часы. Судите сами: новый закон взваливает на поисковики обязанность разбираться в заявлениях граждан и оперативно решать, впрямь ли такая-то и такая-то информация о них недостоверна или, чёрт её возьми, «неактуальна» (знать бы ещё, что это значит). То есть частным фирмам придётся исполнять функции правоохранительных органов и судов — за свой счёт, понятно. Они быстро смекнут, что отказывать заявителю — себе дороже. Заявитель пойдёт в суд, да ведь (совершенный уже бред!) не как обычно, по месту нахождения ответчика, а у себя дома, и поисковик из сугубо идеалистических соображений — вроде приверженности к немодным нынче конституционным свободам — должен будет тратиться ещё и на посылку адвокатов во все концы России. Как тут поверить, что попытки противостоять этой новой цензуре хотя бы начнутся? Хочешь стереть из поисковиков упоминания о своём дворце? Не вопрос, дорогой, сотрём — отстань только. Забавно авторы закона оправдываются: мы-де предлагаем стирать только ссылки на информацию, а не саму информацию — где же тут обеление коррупционеров? Ну да: вы предлагаете сделать информацию о том самом дворце доступной только профессионалам. Начальство и само в сейфе папочку держит

У партнеров

    «Эксперт»
    №28 (951) 6 июля 2015
    Троянский конь европы
    Содержание:
    Кость в горле Евросоюза

    Греция не в состоянии ни обслуживать свои долги, ни принять условия новой финансовой помощи. Любой вариант разрешения греческого кризиса приведет к изменению политики ЕС в отношении стран его периферии

    Потребление
    На улице Правды
    Реклама