Кубинский прецедент

Политика
Москва, 07.09.2015
«Эксперт» №37 (956)
Ставка на силу в отношении режимов, построенных на иных, нежели западная демократия, принципах, провалилась. С Кубой США попробуют другую тактику — вовлечения. Однако пока кубинские власти не демонстрируют готовности кардинально менять внутреннюю политику

Американо-кубинские отношения на взлете. Куба открыла шестиэтажное посольство в Вашингтоне, а американский флаг впервые за долгое время официально взвился над Островом Свободы за пределами базы в Гуантанамо. 9–10 сентября пройдет очередной раунд американо-кубинских переговоров о нормализации отношений.

Для США эта нормализация не просто восстановление связей с соседом. Ни для кого не секрет, что все последние годы происходит серьезнейшая эрозия американского глобального лидерства. Соединенные Штаты с пугающей быстротой теряют контроль над мировыми процессами. По сути, взявшие на себя роль глобального жандарма после окончания холодной войны, американцы уже не способны урегулировать региональные кризисы или даже управлять ими. Однако у политологов нет единого мнения относительно того, будет ли мир без американского жандарма более безопасным. Смогут ли другие страны или группы стран взять на себя функцию по предотвращению конфликтов глобального значения? Возможно, считают американофилы, нужно не смещать Соединенные Штаты с глобального трона, а лишь модифицировать их внешнюю политику, сделать ее более гибкой и менее затратной во всех отношениях. И в этом плане нынешний кубинский кейс представляет собой отработку единственно возможной стратегии сохранения американского лидерства.

Ни соблазн, ни санкции

Эрозия лидерства происходит во многом из-за снижения значимости традиционного американского инструментария. Цепь инспирированных Вашингтоном цветных революций и провал всех кейсов по демократизации за последние годы привели к тому, что самый сильный инструмент трансформации неудобных Вашингтону режимов и их политики — соблазн — больше не работает. В этой ситуации Соединенные Штаты попытались заменить соблазн угрозой применения силы, ее реализацию, а также санкционную политику для тех, кто не боится. Однако этот подход не сработал. Применение силы в Ираке, Афганистане, Сирии и отчасти в Йемене ни к чему не привело. Не потому, что у США недостаточно вооружений, — теоретически американская армия может уничтожить все эти страны вместе взятые. Просто американское общество стало куда менее терпимо относиться к потерям — как человеческим, так и финансовым — в ходе военных операций против непонятных противников за рубежом. На союзников в этом плане надежды тоже не много — европейские общества не одобряют идею отправки вооруженных сил за рубеж, что, например, проявилось во время попыток американцев втянуть ЕС в афганскую или сирийскую кампанию.

Попытки принудить непокорные режимы к подчинению через санкции тоже оказались в общем-то неуспешными, что уже признал сам Барак Обама. «Полвека санкций доказали, что изоляция не работает», — заявил американский президент в отношении Кубы. Однако наиболее релевантен тут опыт Ирана. Да, американцам удалось серьезно осложнить развитие иранской экономики и повысить уровень недовольства властями среди граждан Исламской Республики. Однако стойкость иранцев и нежелание отказываться от ядерной программы даже под гнетом санкций

У партнеров

    «Эксперт»
    №37 (956) 7 сентября 2015
    Ни дать, ни взять
    Содержание:
    Государство проследит за деньгами

    Отставки в госкомпаниях можно трактовать как сигнал: руководству таких компаний пора по-настоящему сократить издержки и не надеяться, что тариф все покроет

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама