Допинг-цинизм

16 ноября 2015, 00:00

Встретились как-то англичанин, американец, канадец и немец в комиссии Международного антидопингового агентства (WADA), посмотрели фильм-расследование телеканала ARD о допинге в российском спорте и решили запретить нашим атлетам участвовать в Олимпийских играх 2016 года

На кону участие российских легкоатлетов в Олимпийских играх 2016 года

Глава международного олимпийского комитета Томас Бах так и сказал: «отстранить российских легкоатлетов … было бы очень популярным шагом». Но, мол, мы еще тут обсудим нюансы.

Если в докладе WADA и были крупицы правды, своей подачей авторы убили любое доверительное отношение: кинули в прессу огромный трехсотстраничный материал на английском языке, с кучей ошибок в датах, именах и фамилиях, не уведомив никого из российских коллег, не располагая никакими доказательствами. Собственно, и сама изложенная история диковата: вроде есть в России тайное антидопинговое агентство, которое под прикрытием ФСБ и лично министра спорта уничтожает подозрительные допинг-тесты атлетов.

Однако, как уже не раз случалось, история, начавшаяся как анекдот, навела смятение в среде российских чиновников. Пока президент не начертил от руки в самолете банальный план действий. Суть нашей защитной позиции, определенной президентом страны, такова: может, кто из атлетов и проштрафился, надо разобраться, но зачем всю федерацию ставить под подозрение, а команде запрещать бразильские старты? Любите немецкое кино? Так поднимите архивы. Телеканал ARD расследовал допинг-преступления и у норвежских лыжников, и у кенийских марафонцев, и у испанских велосипедистов. На неделе арестовали врача французской легкоатлетической федерации за сокрытие допинг-проб. А Виктор Конте, бывший глава американской лаборатории BALCO, которая, как выяснилось, в начале 2000-х снабжала запрещенными препаратами атлетов из США, раскрыл всю национальную систему подготовки спортсменов, базирующуюся на допинге. Как бы добиться «популярности» и таких историй? Проблема в предельном цинизме большого спорта, в котором допинг — залог каждого результата. Об этом все знают, но предпочитают помалкивать.

Спорт больших достижений давно не имеет отношение к естественным возможностям человека. Новые рекорды последней четверти века в большинстве видов устанавливают спортсмены-метеоры, которых с детства разгоняют для вспышки в единственный соревновательный отрезок. Все больше примеров, когда олимпийские чемпионы одномоментно задирают планку, а потом резко вылетают с Олимпа и заканчивают карьеру. К примеру, занимательна судьба многих китайских медалистов, сверкнувших лишь раз на домашних стадионах в 2008-м.

С тех пор как в далеком 1886 году английский велогонщик скончался от употребления чрезмерной дозы кокаина с героином, спортивный мир стал значительно более злым, грязным и лицемерным. Еще полвека после той первой в истории смерти от допинга никому и в голову не приходило с ним бороться. Лишь когда спортивные соревнования перешли в плоскость большой политики, появились структуры, ответственные за чистоту результата. Мир не особо волновало здоровье атлетов. Важно было договориться о равных правилах игры и не провоцировать лишние скандалы. Так начался дрейф от любительского спорта к коммерческому, от борьбы организмов — к сражению фармакологов. Главным стало не участие, а победа. А значит, можно приравнять профессиональных спортсменов к условным шахтерам, одобрив раннюю инвалидность после окончания карьеры в 30–35 лет. И оправдать все золотом, престижем страны, большими гонорарами.

Профессиональный спорт куда честнее. Скажем, американские лиги футбола, хоккея, баскетбола сразу отказались от сотрудничества с WADA, заявив, что будут сами устанавливать допинг-правила. Рисковать большими деньгами североамериканские менеджеры не собираются. Как и понижать зрелищность за счет отказа от стимулирующих препаратов для спортсменов.

К Международному антидопинговому агентству претензий у федераций и спортсменов накопилась масса. Его представители обладают уникальным правом в любой момент времени в любом месте Земли у любого спортсмена взять допинг-пробу под угрозой отлучения от соревнований. Так составляется биологический паспорт атлета, а допинг выявляется уже не точечным маркером на запрещенный препарат, а отклонением состава крови от нормы. Собственно, сегодня вся спортивная фармакология борется за то, чтобы попасть в допустимые рамки таких отклонений,— тут вся соль соревновательного процесса. Излишне говорить, насколько удобна вся система для политических провокаций.