Спасти разведчика Абеля

Анна Ковальская
23 ноября 2015, 00:00

Стивен Спилберг снял кино, действие которого происходит в разгар идеологического противостояния между США и СССР «Шпионский мост» — четвертый по счету проект, который Стивен Спилберг реализовал с участием Тома Хэнкса

Актерско-режиссерский дуэт Спилберга и Хэнкса считается одним из самых выдающихся в истории кино

До этого в их карьере были совместные работы «Спасти рядового Райна» (1998), «Поймай меня, если сможешь» (2002), «Терминал» (2004). В этот раз Том Хэнкс играет Джэймса Б. Донована, адвоката, нанятого ЦРУ для посредничества в процессе обмена советского разведчика Рудольфа Абеля на американского пилота Гэри Пауэрса. Режиссер и актер рассказали «Эксперту» о своей страсти к истории и малоизвестных истоках совместного творчества.

История со Шпионским мостом — это последнее из того, что было до сих пор не рассказано в кино о периоде холодной войны?

Стивен Спилберг: Кто-то однажды пришел и сказал мне: «А вы не хотите рассказать о том, как Гэри Пауэрс был сбит над Советским Союзом на его U2 (американский самолет-шпион. — «Эксперт»)? Одного только этого события вполне достаточно для полноценного фильма. Позже мы с Томом узнали, что за этим фактом стоит намного больше, чем мы себе это представляли. Когда мы попытались вникнуть в то, что же тогда произошло, это событие показалось нам поистине невероятным.

Том Хэнкс: Мой первый вопрос был: «Как мы будем это снимать? Неужели нам придется вернуться назад и воспроизводить стилистику хитов времен холодной войны?» Я понятия не имел о том, кто такой Джеймс Донован. Мне нужен был колокольчик, который бы постоянно звонил у меня над ухом и напоминал: «Ты должен разобраться в этом. Только так ты сможешь докопаться до истины».

— В центре фильма — история взаимоотношений между адвокатом Джеймсом Донованом и русским шпионом Абелем. Чем этот дуэт отличается от тех, что мы видели прежде?

С. С: Он позволил избежать стереотипов, потому как реальные отношения между Абелем и Донованом были крайне нетипичными. Это было очень необычное партнерство. Я хотел, что это кино показало историю развития взаимоотношений между Абелем и Донованом, в которой зритель не мог бы предугадать, что будет происходить в следующей сцене.

— Том, как вы взаимодействовали на площадке с Марком Райлансом, играющим Абеля?

—Т. М.: По сюжету Донован и Абель в конце концов оказались очень привязаны друг к другу. С разрешения Стивена я позвонил Марку и предложил ему: «В этом фильме мы работаем вместе. Ты ничего не имеешь против, если наши сюжетные линии будут сниматься одновременно?» Так мы вместе приехали в Нью-Йорк. Это артист, которого ни с кем нельзя сравнить.

— Насколько я понимаю, это фильм посвящен вечным ценностям: честности и верности моральному кодексу. В какой степени он затрагивает современные проблемы?

— С. С.: В этом фильме мы возвращаемся в те дни, когда люди смотрели друг другу в глаза. Сейчас вокруг множество глаз. Они смотрят на нас даже тогда, когда у нас нет никакой важной информации, которую можно было бы похитить. Сегодня хакерство — это всего лишь спорт. Хакер может украсть информацию лишь для того, чтобы подзаработать немного денег или получить возможность сбежать из страны. Шпионить может любой, кто умеет манипулировать электронными устройствами.

— Джеймс Донован выглядит в фильме как один из типичных героев, которых играет Том Хэнкс. Чем для вас отличатся актерское существование в роли персонажа, который действительно существовал, от роли персонажа вымышленного?

— Т. Х.: В этом случае есть два варианта развития событий. В одном из них герой до сих пор жив. И это очень сложная ситуация для актера. То, что касается Донована, то он уже скончался. И мне было достаточно посмотреть несколько пленок, на которых он был запечатлен, чтобы выяснить для себя какие-то важные вещи. Первое: я на него абсолютно не похож. Это весело, и это не очень большая проблема. Для меня было куда важнее, каким образом он осознавал свою миссию в качестве адвоката, и как это может повлиять на его поведение в тех или иных ситуациях. В своей работе я в первую очередь добивался целостности образа.

— Стивен, каковы ваши первые воспоминания о Томе как об актере?

С. С: Я был большим поклонником Тома, когда он играл в «Закадычных друзьях» (ситком начала 1980-х. — «Эксперт»). Кроме того, он снялся в израильском фильме «Каждый раз мы говорим до свидания», который мне очень понравился, а также в «Волонтерах» с участием Риты Уилсон (ныне жена Тома Хэнкса. — «Эксперт»). Так что я очень подробно был знаком с его творчеством, прежде чем пригласил его в фильм «Прорва» (комедия Ричарда Бенджамина (1986), в которой Стивен Спилберг выступил в качестве продюсера. — «Эксперт»). Первое, что меня поразило в Томе, это то, что я никак не мог поймать его на том, что он играет. Он всегда работал так, как будто не было никакого сценария, никакого режиссера и никакого света, как будто бы он говорил только со мной.

— Том, а когда вы впервые познакомились с работами Стивена?

— Т. Х.: Я учился в шестом классе. Однажды я и мои одноклассники пришли в школу и принялись обсуждать эпизод, снятый Стивеном для «Ночной галереи» (американский сериал в стиле хоррор начала семидесятых. — «Эксперт»). Это было похоже на «Сумеречную зону» (американский сериал в стиле хоррор начала шестидесятых. — «Эксперт») в квадрате. Пару лет спустя в местной газете я прочитал колонку Боба Маккензи про ТВ, в которой он написал: «Есть одна вещь, которую можно посмотреть по телевизору, но на самом деле ей место в кинотеатрах». Речь шла о фильме «Дуэль». На следующий день я пришел в школу и сказал: «Разве вы не смотрели фильм, который называется “Дуэль”? О бог мой! Как тяжело разговаривать с людьми, которые не видели парня, вступившего в схватку с преследующим его грузовиком? (Таков сюжет первого полнометражного фильма Стивена Спилберга «Дуэль». — «Эксперт») А дальше ты просто погружаешься с головой в фильмы «Челюсти» и «Близкие контакты третьего вида».

— Как вы впервые встретились?

—Т. Х.: Мы сидели и что-то ели. В тот день я мог поехать на любую из множества студий в этом городе, но я приехал именно в ту, где наткнулся на Роберта Земекиса, который разговаривал со Стивеном Спилбергом о съемках фильма «Назад в будущее». Тогда я впервые увидел Стивена и остолбенел. Я не мог поверить в то, что вижу его воочию. Я помню, что тот ужин для меня был необычайно значимым, потому что тогда я встретил человека, о котором я очень много слышал, — Стивена Спилберга.

— Стивен, это правда, что вы должны были снимать фильм «Большой», где Том Хэнкс сыграл одну из самых важных в своей карьере ролей?

— С. С.: Это действительно так. Мне предложили его снимать, но я отказался, потому что его сценарий написала моя сестра Энн. Продюсер Джим Брукс много раз встречался со мной, и просил меня взяться за эту работу. Но я сказал Энн: «Ты написала великий сценарий, но если я буду его снимать, этого никто не оценит. Все будут считать, что успех этого фильма — исключительно моя заслуга».

— Как вы пришли к тому, чтобы вместе работать над фильмом «Спасти рядового Райана»?

— С. С.: У нас есть общий интерес к истории Второй мировой войны. Я знал, что это есть у Тома, а он знал, что это есть у меня. Он знал о моем отце Арнольде, который во время войны был радистом, и мы говорили с ним о документальных фильмах, посвященных Второй мировой. Я сидел на кухне, когда прочитал сценарий «Райана». Я помню, что тут же захотел, чтобы капитана Миллера сыграл Том. Теперь я знаю, что Том читал этот сценарий независимо от меня, и у него тоже была такая же реакция.

— «Спасти рядового Райана», мини-сериал «Братья по оружию», теперь «Шпионский мост» говорят о том, что вас привлекают малоизвестные исторические эпизоды. Почему?

— Т. Х.: Я получаю от этого удовольствие. Когда я ложусь в постель с томом в 1400 страниц, и Рита спрашивает меня: «О чем это?», то я могу ответить ей, что эта книга о таинственных событиях, произошедших в XIV веке. И тогда Рита спрашивает меня: «Ты когда-нибудь будешь читать просто романы?» А я говорю ей: «Дорогая, я пытался, я пробовал, я взял этот том просто потому, что он лежал сверху».