Бог деталей

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
30 ноября 2015, 00:00

Дина Рубина. Медная шкатулка.— М.: Изд-во «Э», 2015. — 416 с. Тираж 50 000 экз.

Сборник рассказов Дины Рубиной начинается с историй, жанр которых писательница обозначила как «монолог попутчика в вагоне поезда». Это и в самом деле рассказ от первого лица, где персонаж раскрывает перипетии своей судьба, которая бывает прихотлива ничуть не менее писательского воображения. А иногда, наоборот, в жизни ничего не происходит особенного, и рассказать попутчику нечего: быт, встречи, разлуки. Но и такую жизнь писательница не отставляет без внимания, записывает ее, ведь даже такая мелочь, как слово «супчик», которое относится к числу лингвистических предпочтений одной из героинь коротких историй Рубиной, может однажды взять и сыграть решающую роль в судьбе. Автор воспроизводит прямую речь своих персонажей по меньшей мере в восьми рассказах из восемнадцати. У Дины Рубиной есть история, но индивидуальная интонация в ней не угадывается; то, что мы можем прочесть, это ее имитация теми силами, которые наличествуют у писательницы, а их не так уж много. То ли с непривычки, то ли по каким-то другим причинам она, словно бы прикрывая маской собственное лицо, пересказывает услышанное своими словами — отсюда интонационное однообразие. В девятом по счету рассказе «Тополев переулок» Дина Рубина отказывается от монолога, и описывает реальность, несколько отстраняясь от своих героев и тех обстоятельств, в которых они оказываются, но ее герои по-прежнему самые обычные люди, а место действия — Россия, и все как-то безрадостно. И только начиная с рассказа «Снег в Венеции» к нам возвращается та Дина Рубина, к которой мы привыкли, место действия перемещается в город, которому «больше всего идет ночь, и, вероятно, особенно хорошо бывал он в зловещем свете факелов в каком-нибудь семнадцатом столетии». И читатель словно бы из мира черно-белого попадает в мир раскрашенный красками всех цветов радуги, и уже не покидает его до самой последней строчки.