Аграриев научат растить семена

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
18 апреля 2016, 00:00

В России взялись за возрождение отечественного семенного фонда для избавления от импортной зависимости. Но для этого предстоит сочетать интересы ученых, семеноводов и сельхозпроизводителей

РИА НОВОСТИ
Российские ученые намерены добиться максимальной точности получения заданных свойств агрокультур

Российские аграрии, похоже, получают шанс снизить издержки и повысить урожайность за счет использования отечественных семян, новых сортов и гибридов, а также племенных пород птицы. В настоящее время готовится к реализации первый этап государственной программы «Научное обеспечение деятельности по созданию отечественного посевного фонда, средств защиты растений в целях производства российскими производителями конкурентоспособной сельскохозяйственной продукции, а также по созданию технологий производства (выращивания) и хранения такой продукции на 2016–2025 годы». Первый ее этап коснется приоритетных направлений «Картофелеводство» и «Птицеводство», затем распространится на производство сахарной свеклы, кукурузы, подсолнечника и прочих культур. Наша зависимость от импортных семян составляет по разным культурам от 30 до 95%. В отличие от многих отраслевых программ по развитию семеноводства, которые дали разве что символический эффект или не дали его вовсе, эта программа вполне похожа на рабочую, поскольку вызвала неподдельный интерес со стороны бизнеса. Значит, есть надежда на радикальное изменение печальной картины на отечественном рынке посевных материалов. Занимая четвертое место в мире по объему коллекции генетических ресурсов растений, мы тем не менее умудрились впасть в зависимость от импорта, ввиду чего и почувствовали себя беззащитными на фоне санкционной лихорадки. Но на этот раз речь идет не о точечном донорстве различных звеньев рынка семян и племенного дела, а о попытке воссоздания утраченной в постсоветские годы целостной инфраструктуры селекции и семеноводства.

Во всем мире семеноводство существует в виде неразрывной связки ключевых звеньев: науки (генетики, селекции и проч.), семеноводства (племенной работы) и производящих сельхозпродукцию хозяйств разных форм собственности. У нас же связь этих звеньев распалась ввиду недофинансирования науки в девяностые годы, и только спустя более двадцати лет их вновь решили связать в крепкий сноп. Для этого ученым дадут денег на разработку новых технологий, позволяющих быстрее выводить новые сорта и породы, превосходящие по качеству иностранные аналоги. Далее академические институты передадут свои образцы семеноводам, которые при научном сопровождении сначала сами, а потом и вместе с сельхозпроизводителями доведут исходный материал до кондиционных высокопродуктивных семян (пород) достаточного объема.

Казалось бы, все предельно просто, однако чтобы дело не обернулось в итоге отдельными успешными примерами, а выстроилось в слаженную прорывную систему, правительству предстоит крепко подумать над мотивацией участников рынка, которые уже привыкли обходиться друг без друга.

Что ни посеешь — с трудом пожнешь

Стоимость семян, высаженных в хозяйствах в прошлом году, оценивалась Россельхозцентром в 226,6 млрд рублей, что немногим выше прошлогодних показателей. Но при этом импорт семян вырос: с 24,4 млрд рублей в 2014 году до 28,3 млрд в прошлом. При этом львиную долю импорта составили семена сахарной свеклы, картофеля, кукурузы, подсолнечника, рапса, льна-долгунца и прочих. Рынок семян в России вообще построен на контрастах. К примеру, если для выращивания пшеницы у нас используют лишь 2–3% импортных семян, то для сахарной свеклы — 96%. Дело в том, что в СССР были выведен целый ряд сортов зерновых культур для разных климатических зон, оказавшихся устойчивыми на протяжении длительного периода к условиям среды, с которыми не справились другие сорта злаковых. На их базе создавались современные сорта и гибриды. Поэтому отечественные семеноводы спокойно используют их, воспроизводя в своих хозяйствах. А для сортосмены более ранимых сахарной свеклы, картофеля, кукурузы, рапса и других культур в девяностые попросту не осталось необходимой технической базы в профильных институтах. И сорта, которые следовало бы обновлять или генетически улучшать каждые семь-десять лет, очень скоро деградировали, а страну заполонили импортные гибриды.

Однако, разочаровавшись в отечественных семенах, которые и в самом деле мало кто облагораживал, аграрии оказалась не в восторге и от импортных, свойства которых далеко не всегда соответствует российскому климату.

"Взаимодействуя с научными институтами, семеноводы теперь смогут сократить срок выведения нового сорта на рынок в среднем с пяти до трех лет"

 

Плюс ко всему многие хозяйства начали экономить на семенах категории элита (семена второй ступени размножения, полученные с растений, выращенных из оригинальных семян). Площадь засеянных элитой земель сократилась с 9,2 млн га в 2009 году до 7,2 млн в 2014-м. А это непременно ведет к снижению урожайности, поскольку после третьего-четвертого поколения исходный сорт попросту теряет свои качества. По мнению директора Россельхозцентра Александра Малько, потенциальная урожайность отечественных сортов подсолнечника составляет до 4,5 тон на га, сои — до 5 тонн, сахарной свеклы — до 75 тонн. При этом в прошлом году, по данным Минсельхоза, средняя урожайность по всем этим культурам не превысила и половины их генетического потенциала. В итоге Россия (со своей уникальной и одной из лучших в мире коллекций растений, собранной на базе Федерального исследовательского центра «Всероссийский институт генетических ресурсов растений им. Н. И. Вавилова» (ВИР), оказалась в зависимости как от не самых лучших импортных семян, которые к тому же подорожали в прошлом году на треть и более, так и некондиционных отечественных. А работать с отечественными сортами, и тем более самим несколько лет доводить их до кондиции совместно с семеноводами, почти все уже разучились. В такой ситуации, чтобы не подвергать страну продовольственной опасности в случае очередных санкций, правительство решило не ограничиваться лишь компенсациями аграриям закупки отечественных семян (до 12% их стоимости), а «подружить науку с производством».

Аэропоника в придачу

В частности, куратор научного направления новой госпрограммы — Федеральное агентство научных организаций (ФАНО России; управляет институтами Российской Академии наук) уже сейчас высаживает на опытных полях 40 новых образов картофеля, из коллекции ВИРа и других профильных институтов, для проведения эколого-географических испытаний. С учетом результатов для каждого региона будут уже в процессе селекции выводить специальные гибриды с заданными свойствами. «Институты передадут созданным по программе семеноводческим центрам уже готовые микроклубни новых сортов, — поясняет начальник отдела управления координации и обеспечения деятельности организаций в сфере сельскохозяйственных наук ФАНО Екатерина Журавлева. — Они также получат в рамках программы аэропонные установки для выращивания безвирусного посадочного материала (пока неизвестно, в какой форме будет происходить передача. — “Эксперт”). Затем семеноводы в своих теплицах получат семенной картофель для высадки в поле».

То есть семеноводческим центрам предстоит два года получать из мини-клубня семена репродукции, не предназначенные для промышленного производства. Затем они передадут выращенные таким образом семена картофельным хозяйствам, которые из их суперэлиты уже через год получат семена элиты, готовые к репродукции.

«Семеноводам такое сотрудничество с институтами выгодно. Ведь сейчас они сами сначала два-три года тратят на оздоровление семян разных сортов, а здесь институты им предлагают семенной материал бесплатно, на условиях роялти после получения прибыли от товарного картофеля, — объясняет Екатерина Журавлева. — Помимо того что они экономят два-три года, которые сейчас тратят на улучшение сортов в пробирках, им бесплатно передается новая технология работы с конкретным сортом, что тоже много стоит. А хозяйствам будет выгодно подключиться к этой работе, поскольку они за счет рекомендаций ученых и тех же готовых технологий научатся работать с новыми сортами и смогут сами для себя воспроизводить репродукции элиты.

Таким образом, семеноводам и производителям товарного картофеля выдадут бесплатно не только рыбу, но и вручат удочку, а к ней — инструкцию ученых, которые потом еще не один год будут интересоваться судьбой гибрида.

 38_1.jpg

На картофелеводство по новой программе выделяется 4,7 млрд рублей, которые направят на создание (в основном на базе действующих институтов) семи базовых центров оригинального семеноводства картофеля в разных климатических зонах России. Также средства будут потрачены на аэропонные установки (это более эффективная технология получения здоровых мини-клубней по сравнению с традиционной грунтовой и гидропонной). Сейчас уже известно несколько крупных семеноводческих компаний, проявивших интерес к госпрограмме, — это «Алчак», совхоз «Максим Горький», агрофирма «Слава картофелю» и др. Не все они могут позволить себе купить сейчас аэропонную установку средней стоимостью в несколько миллионов рублей, а вот результат с ней можно получить всегда намного надежнее и быстрее. В частности, такую установку вскоре разместят в Чувашии, где семеноводы и картофелеводы создают специальный семеноводческий центр, на базе которого будут работать и ученые по программе ФАНО России.

«Мы охотно подключаемся к программе, наши региональные картофелеводы сразу подхватили инициативу, поскольку мы видим большие перспективы в такой совместной работе, — говорит председатель ассоциации «Чувашкартофель» и совладелец ГК «Слава картофелю» Александр Капитонов. — В симбиозе с наукой мы сможем уже лет через пять-семь полностью отказаться от импортных семян».

В эффективности такого сотрудничества убеждает опыт других хозяйств, которые ранее и без участия государства кооперировались для развития семеноводства. В частности, компания «Алчак» из Татарстана самостоятельно улучшает сорта, очищает их от вируса, доводит до суперсуперэлиты и потом передает их фермерам.

«Весь процесс занимает четыре года, а фермеру остается довести его до элиты, — говорит генеральный директор ООО «Алчак» Фарид Измайлов. — Мы заинтересованы в том, чтобы фермеры уже знали наш сорт, доверяли ему и почувствовали, что при личном участии в процессе выведения семян они в итоге обойдутся дешевле. Но мы отбираем для партнерства только ответственных фермеров, которые не испортят образцы нарушением технологии и не скомпрометируют тем самым сорт».

 38_2.jpg

То, что полученная таким образом за два года элита обходится дешевле импортной, подтверждает один из партнеров ООО «Алчак», глава КХ «Земляки» Владимир Апаков: «На выращивание элиты у нас уходит два года, но в результате мы получим семена в два — два с половиной раза дешевле, чем нам сейчас обходятся импортные. Сейчас мы закупаем импортных семян примерно на 300 тысяч рублей, причем они не всегда хорошего качества, — считает фермер. — Себестоимость семян на килограмм картофеля у нас составляет семь-восемь рублей. А через два года себестоимость уже на уровне три-четыре рубля за счет выращенных из суперэлиты репродукцией. И эта маржа позволит заложить новый цикл производства элиты из семенного материала наших производителей».

Более того, Владимир Апаков и Фарид Измайлов совместно с другими партнерами готовы сами организовать центр оригинального семеноводства для масштабирования удачных результатов. «Парадокс, но на наших просторах очень трудно найти землю, пригодную для выращивания Суперэлиты и Элиты в больших масштабах, — говорит Апаков. — Надо, чтобы поблизости в трех километрах не было промышленных полей и много чего еще, иначе семенной материал не будет качественным. Таких площадей без господдержки не найти, вокруг все опытные поля давно испорчены. Нам вроде бы пообещали региональные власти, но получится ли, неизвестно».

 38_3.jpg

То есть для поддержки инициативы снизу, которая, судя по всему, бьет ключом, не лишним было бы включить в схему «наука—семеноводство—бизнес» еще и льготную землю под опытные посадки. Возможно, тогда быстрее удастся достичь целевых показателей первого этапа программы. А добиться мы хотим того, чтобы среди десяти наиболее популярных сортов картофеля в промышленном производстве было как минимум пять-шесть отечественных, а не три, как сейчас.

Ускорение генетики

Самих ученых, помимо участия в восстановлении отрасли, сотрудничество с производителями сельхозпродукции вдохновляют также перспективы новых открытий: «Мы не можем стоять на месте и все время только улучшать сорта, надо выводить новые, а это работа на десятилетия вперед, — говорит директор ВИРа Николай Дзюбенко. — И здесь без связи с сельхозпроизводителями нам не обойтись, поскольку мы создаем новые коллекции культур по картофелю, по сахарной свекле, по другим культурам — для селекционеров, а им следует выводить гибрид под запросы рынка. Но бизнес не сможет сформулировать эти запросы без предварительных испытаний начальных образцов на своих полях».

В частности, в ВИРе и других профильных институтах —участниках госпрограммы будут внедрять для выведения новых коллекций сортов технологию молекулярной генетики (маркерная селекция), позволяющую намного быстрее получить желаемый результат, которого сейчас приходится добиваться в среднем 10–15 лет.

Возможно, тогда в сторону российских сортов повернутся и производители сахарной свеклы, семена которой ежегодно закупают за границей на сумму свыше 7 млрд рублей. По новой госпрограмме Всероссийский НИИ сахарной свеклы и сахара им. А. Л. Мазлумова уже готов предложить рынку около 15 современных гибридов, в том числе с повышенной сахаристостью. Схема предполагается аналогичная: институт тиражирует родительские компоненты своих сортов и передает образцы семеноводческим центрам-оригинаторам, которые в последние годы цикла выведения гибрида подключат частные свекловичные хозяйства (сумма на эту часть госпрограммы пока не определена).

Новые российские сорта продовольственных растений зачастую превосходят по качеству импортные аналоги, но найти своего покупателя им пока сложно 39_1.jpg РИА НОВОСТИ
Новые российские сорта продовольственных растений зачастую превосходят по качеству импортные аналоги, но найти своего покупателя им пока сложно
РИА НОВОСТИ

«Мало кто из сельхозпроизводителей знает, что мы зарегистрировали в этом году новый сорт РМС-127, который дает урожайность 520–905 центнеров с гектара против средней по хозяйствам 360 центнеров, — говорит директор НИИ им. А. Л. Мазлумова Игорь Апасов. — Сахаристость у него достигает 18–20 процентов против средних 16,5 процента у иностранных гибридов. В этом году мы из этого образца уже получим суперэлиту и готовы передавать хозяйствам для доведения до элиты». По сути, на столько же процентов у переработчиков может повыситься выход сахара с тонны сырья (вычисляется как произведение сахаристости свеклы и объема урожая).

По словам Екатерины Журавлевой, ряд крупных компаний, в том числе известный производитель семян «Бетагран Рамонь» и агрохолдинг «Русагро» уже заинтересовались участием в программе. «Мы предлагаем бизнесу использовать результаты эколого-географических испытаний, образцы из коллекции ВИРа, чтобы осенью получить от них четкий запрос по характеристикам сорта, — говорит Журавлева. — И методом маркерной селекции мы быстрее получим нужный им результат. Ожидается, что ежегодно в результате работы по программе отечественный посевной фонд свеклы будет расти на пять-десять процентов».

ГК «Русагро», которая пока работает только с импортными семенами, заявила о своих амбициях двигаться параллельно с отечественной наукой: в этом году холдинг зарегистрировал дочернюю компанию «Русагро-Семена», которой предстоит ни много ни мало вывести свой собственный сорт сахарной свеклы (сумма вложений не разглашается).

«Мы понимаем, что это венчурный проект, он может растянуться и на десять лет, но идем на это ради попытки создания нового сорта, который даст большую выработку сахара с тонны урожая, — говорит генеральный директор ГК “Русагро” Максим Басов. — При этом нас радует, что государство простимулирует институты и их оснастят современным оборудованием. У них колоссальные наработки, которые можно применять. Мы также готовы размещать у них заказы на различные исследовательские работы».

По такой же схеме научно-исследовательские институты ФАНО России будут работать над формированием отечественного племенного фонда в птицеводстве. Это проект общей стоимостью 9 млрд рублей будет реализован на базе Всероссийского научно-исследовательского и технологического института птицеводства (ВНИИТИП), который объединили с ведущими научными , а также опытными предприятиями бывшей Россельхозакадемии. Здесь стоит задача снизить зависимость от импорта птенцов с нынешних 70 до 35–40%. По словам Екатерины Журавлевой, и к этой работе уже подключаются производители. Так что интерес к новой инициативе есть, равно как и общее пожелание наших собеседников не бросать на полпути благое начинание, как это не раз бывало с прежними программами по семеноводству, а добиться восстановления всех трех звеньев рынка семян.