Спящие проснулись

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
21 ноября 2016, 00:00

Президентские выборы в Молдавии и Болгарии выиграли национальные политики. Эти выборы могут стать началом постепенного отказа Восточной Европы от оголтелой и бесполезной русофобии

ТАСС
Новый президент Молдавии Игорь Додон намерен развернуть свое государство назад, в сторону России

Долгое время казалось, что российская политика в Восточной Европе на пространстве от Прибалтики до Молдавии (за исключением малого белорусского островка) утопает в болоте тотальной русофобии. Любые попытки Кремля укрепиться на своей восточноевропейской периферии или хотя бы выстраивать с ней партнерские отношения натыкаются на оголтелую русофобию местных элит, которая поддерживалась с обеих берегов Атлантики. Некоторые российские эксперты уже даже махнули рукой на этих младоевропейцев, предпочитая договориться через восточноевропейские головы напрямую с их брюссельским или вашингтонским обкомами.

Однако, как выяснилось, махнули зря. Сочетание экономического кризиса, роста национализма, дискредитации евробюрократов и, естественно, круги по воде от избрания Дональда Трампа привели к бунту ряда восточноевропейских стран против оголтелой пропаганды во имя здравого смысла. У них холодильник наконец-то одержал победу над телевизором. Восточноевропейские граждане постепенно устают от своих антироссийских элит, ставящих ценности и фобии выше национальных интересов, и ищут рациональных новых людей.

Собственно, в нескольких странах эти люди уже найдены. Так, на выборах в Болгарии и Молдавии победу одержали соответственно кандидат от Болгарской социалистической партиив (БСП) Румен Радев, набравший 59,35% голосов, и лидер Партии социалистов Молдавии Игорь Додон, получивший 52,18%. Эти два разных человека с разными биографиями похожи тем, что выступают за возвращение к приоритету национальных интересов над наднациональной идеологией. Они не русофилы и не еврофобы — просто нормальные национальные политики. Москве, впрочем, этого более чем достаточно.

Скачек недостаточно

Президентские выборы в Молдавии выиграл их фаворит — лидер социалистической партии Игорь Додон. Значительную долю своей кампании он построил на лозунгах борьбы с коррупцией и планах нормализации отношений с Россией. Игорь Додон уже заявил, что первый визит в качестве президента Молдавии совершит в Москву. «Мы обязаны работать, восстанавливать стратегическое партнерство с Российской Федерацией», — отметил он.

В ходе кампании противники использовали его пророссийские лозунги, позиционировали его как прокремлевского кандидата, который готов ради интересов своего «российского хозяина» предавать молдавские наицональные интересы. Например, в вопросе Крыма. «После проведения референдума и после того, как Россия приняла Крым в свой состав, де-факто Крым является частью РФ. Де-юре это не признано всем международным сообществом», — отметил Додон, и эти слова стали трактовать как намерение нового президента де-юре признать Крым частью РФ. Хотя Додон четко говорил, что инициировать такое признание он не будет — во-первых, потому, что не хочет ссориться с Украиной, а во-вторых, из-за будущего использования крымского прецедента в приднестровском вопросе. В котором, кстати, Додон не собирается отказываться от отделившейся республики — он предлагает фактически реанимировать план Козака и превратить Молдавию в федеративное государство, куда на основе широкой автономии реинтегрировать Приднестровье.

Что интересно, Москва совершенно не против такого расклада и такого президента. Российские власти не раз говорили, что выступают за любого национально ориентированного лидера постсоветского пространства. Молдавоцентричный, грузиноцентричный, армяноцентричный глава государства никогда по определению не будет русофобом, не будет торговать интересами своей страны ради сомнительной чести стать антироссийским форпостом Запада, элементом санитарного кордона на западных границах России.

В свою очередь, избрание Додона стало серьезнейшим поражением не только румынофильской части антинациональной интеллигенции (Додон хочет законодательно запретить «унионизм» — пропаганду объединения с Румынией), но и всей политической элиты страны, которые строили свою легитимность на русофобии. «Западные кураторы из геополитических соображений поддерживали коррумпированные местные политические элиты. Эти политические элиты все это время шантажировали Запад: мол, если вы нам не поможете финансово, политически, если не закроете глаза на нашу коррупцию, на олигархическую систему, которую мы создали, тогда к власти придут русские», — отметил Додон. Сейчас, после его избрания, стало понятно, что для сохранения власти нужно не только заниматься коллективными антироссийскими скачками, блокировать Приднестровье и поддерживать восточноевропейскую русофобию, но и решать внутренние проблемы своей страны.

Генерал в авангарде

В Болгарии же некоторое время назад большинство экспертов было уверено в победе Цецки Цачевой от правящей партии ГЕРБ (Граждане за европейское развитие Болгарии). Первая женщина —спикер парламента, она имела все шансы повторить это гендерное достижение уже на посту президента. В ГЕРБ были настолько уверены в ее победе, что премьер-министр Бойко Борисов обещал в случае проигрыша Цачевой подать в отставку.

Однако в конечном счете выборы выиграл бывший глава ВВС страны Румен Радев. В отличие от Додона он лишь поддерживался Социалистической партией — он позиционирует себя как независимый кандидат и не дает присягу на верность Западу или Востоку. «Я не русофил и не американофил. Я болгарофил и буду работать, руководствуясь болгарскими интересами. А еврофилия не обязательно означает русофобию», — поясняет генерал.

В каких-то вопросах г-н Радев выступает как откровенный евроскептик. Так, он хочет, чтобы Болгария (находящаяся на так называемом балканском маршруте беженцев) выработала собственную иммиграционную политику, а не следовала неадекватным директивам Брюсселя. Вопрос для болгарских граждан более чем актуальный: с января по август 2016 года количество беженцев в центрах приема на территории Болгарии выросло в пять раз, и Радев заявил, что его страна не должна превращаться в «европейское гетто для иммигрантов»

Кроме того, Радев выступает за изменение враждебного курса Софии в отношении России. Курса, из-за которого Болгария терпит огромные убытки от ответных продовольственных санкций, а также лишилась потенциальных многомиллионных прибылей от целого ряда проектов с Москвой. Так, в 2009 году София отказалась от строительства нефтепровода Бургас—Александруполис, через который российская нефть должна была перекачиваться в Грецию минуя Турцию, и за счет которого болгары могли бы получать серьезные средства как плату за транзит. Затем, в 2012 году, премьер Борисов решил отказаться от строительства атомной электростанции «Белене». Это решение не только лишило болгар потенциального дохода от ядерной энергетики, но и привело к необходимости выплатить России 620 млн долларов компенсации (российские компании уже вложили серьезные средства в проект). Апофеозом же процесса пиления сука, на котором сидит Болгария, стал саботаж Бойко Борисовым проекта «Южный поток», благодаря которому Болгария могла бы стать транзитным хабом для российского газа, поступающего в страны Южной Европы. А это, как видно на примере Турции или Украины, не только сотни миллионов евро транзитных доходов, но и серьезный рычаг для политического давления на соседей.

Однако, опять-таки, в российском вопросе генерал не готов осуществлять одиночные революции. Крым он признавать российским не собирается, а идею о снятии санкций сейчас — после победы Дональда Трампа на выборах президента США —уже не назовешь революционной. Скорее, генерал Радев (в отличие от не желающей признавать реальность Западной Европы) нащупал правильный тренд и идет в его авангарде, прекрасно понимая, что именно в этом случае он лично и его страна в целом смогут получить максимальные дивиденды от нормализации российско-европейских отношений.

Освобождайте кабинеты?

Выборы президента в обеих странах лишь начало смены парадигмы развития — следующими на очереди могут стать новые премьеры (то есть люди, которые реально управляют страной). Вот только не в обоих случаях эта смена парадигмы выгодна для России.

Так, победа Радева в первом туре выборов уже вызвала правительственный кризис: премьер Бойко Борисов вынужден был исполнить предвыборное обещание и подал в отставку, а его партия ГЕРБ отказалась формировать новый кабинет министров. «Господин Радев пожелал всю власть, и сейчас Бог дал ему ее — он может делать все, что захочет, без какого бы то ни было сопротивления и без оппозиции. Почему бы БСП не нести всю ответственность сейчас, пусть создадут правительство», — заявил г-н Борисов. Однако и БСП отказалась создавать кабмин. Во-первых, потому, что у возглавляемой социалистами «Коалиции за Болгарию» лишь 38 депутатских мест из 240. А во-вторых, социалисты надеются в ходе досрочных выборов серьезно увеличить свое представительство в законодательной власти.

Аналитики говорят о высокой вероятности того, что избранный и действующий президент назначат в стране техническое правительство, которое будет работать до весны, когда в стране пройдут досрочные выборы. И весьма вероятно, что на них социалисты хоть и не возьмут большинство, но серьезно увеличат количество мандатов. А затем вкупе с другими национальными силами смогут сформировать коалиционное болгароцентристское правительство — особенно в том случае, если к весне Трамп не сдуется, а Евросоюз проснется и побежит подстраиваться под новую внешнеполитическую доктрину американского президента.

В этой ситуации возможен не только отказ от продления антироссийских санкций и возврат болгарских продуктов на российские рынки. Кто знает, может, сторонам даже удастся перезапустить «Южный поток». Москва пока не отказалась от проекта — она строит морскую часть «Турецкого потока», траектория которой совпадает с «Южным». А «Эксперт» уже не раз писал, что «Южный поток» гораздо выгоднее «Турецкого потока» — хотя бы потому, что заводит российский газ в ЕС без лишних амбициозных посредников.

Что же касается Молдавии, то там правительство в отставку не подавало, да и полномочий разогнать его у президента нет. Однако Игорь Додон уже заявил о намерении «раскачивать молдавскую власть», чтобы вынудить кабмин досрочно завершить свои полномочия и инициировать в стране досрочные выборы. А опросы показывают, что в этом случае за Додона и его социалистов готовы проголосовать почти 40% определившихся избирателей. И если другую молдовоцентричную силу — «Нашу партию» Ренато Усатого — допустят до выборов и после них она со своими 10–12% войдет в коалицию с социалистами, у них вполне может быть большинство в парламенте. А дальше Додон может спокойно проводить процесс «деоккупации» своей страны от румынофилов и евроцентристов.

Вот только нужна ли эта деоккупация Кремлю? Да, идеологическая победа, да, разворот одной из стран постстсоветского пространства к Москве. Вот только что Москве дальше делать с пророссийским правительством Молдавии? Страны, напомним, зажатой между антироссийски настроенными Румынией и Украиной. Додону не то что не позволят вернуть молдавские товары на российский рынок — ЕС сделает все возможное, чтобы добиться обострения социально-экономической ситуации в Молдавии (благо сейчас на Евросоюз приходится до половины внешнеторгового оборота Молдавии, тогда как на Россию — 18%). И вину за это повесят как на самого лидера социалистов, так и на поддерживающую его Россию. Поэтому полная победа промолдавских сил в Молдавии обернется для Москвы в лучшем случае крестом, в худшем — поражением. Так что до нормализации отношений с ЕС Кремлю выгоден Додон-президент без получения им реальных рычагов управления страной.