За что погиб майор Филиппов

Петр Скоробогатый
заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»
12 февраля 2018, 00:00

После победы над Халифатом Россия приступила к операции по принуждению к миру и восстановлению сирийского суверенитета. Главная задача: выдавить из страны поджигателей войны — Соединенные Штаты

ТАСС

Россия заново обретает свой героический пантеон. Минувшие четверть века нам тщательно внушали, что русские герои не такие и не те, боролись не за то и не так. Двадцать восемь панфиловцев выдумали журналисты, Сусанин работал на поляков, воины-афганцы истребляли коренной народ, а русский солдат в Чечне насиловал и грабил. Времена меняются. Последние слова майора Романа Филиппова, летчика подбитого штурмовика Су-25, который подорвал себя в окружении боевиков в Сирии: «Это вам за пацанов» — в мгновение ока стала мемом. Она вряд ли найдет вечную жизнь, как «Отступать некуда, позади Москва», но станет ярчайшей эпитафией новому герою страны. И Филиппов в этом современном пантеоне не первый. Вспоминается ставшая летучей фраза «Работайте, братья», с которой умирал от рук боевиков дагестанский полицейский Магомед Нурбагандов… И братья работают.

За что сражался и погиб майор Филиппов в далекой Сирии, если осенью было объявлено о завершении российской операции, победе над ИГ (запрещенной в России организации «Исламское государство», «черные»), а войска в очередной раз отправлены домой?

Москва действительно закончила активную фазу войны с терроризмом на территории союзника, хотя боевики Халифата еще не добиты. Но сразу после начала миротворческую миссию, задачей которой является восстановление суверенитета и целостности Сирии, а также примирение гражданского общества страны. Эти обязательства мы взяли на себя вместе с союзниками не только из соображений прекраснодушной гуманности, но и преследуя холодный расчет: намерение показать экспортный пример урегулирования тяжелейшего военного конфликта (с гражданской войной и внешней интервенцией), а также закрепиться в регионе, дабы получить определенные экономические выгоды. Над этой задачей работают русские дипломаты и военные. Но поскольку активная фаза войны далека от завершения, силовой ресурс все еще важнее переговорного, а любые дипломатические победы будут следовать за победами военными.

Какие шаги требуется пройти в ближайшие месяцы? Главная задача — обретение суверенитета и восстановление контроля за границей. Несмотря на большое количество внешних и внутренних игроков, которые по-прежнему терзают несчастное государство, фактически со всеми сегодня можно договориться. Их ресурс был подавлен силовым методом в прошлом либо может быть подавлен в перспективе. Прежде всего это касается курдов, которые при поддержке американцев вышли далеко за пределы своих племенных земель. До недавнего времени выделялись две силы, которые не желали идти на компромисс: Халифат, который кормился с территории налогами и контрабандой нефти, и американцы, преследующие одну цель — закрепиться в Сирии под маской миротворцев, для чего необходимо как можно дольше разжигать войну, раз задумка с плохим Башаром Асадом провалилась. «Черных» союзники разбили. Новая стратегия нацелена на выдавливание звездно-полосатых оккупантов.

Второй шаг на пути к миру — перезапуск экономики и поиск источников наполнения бюджета. По оценкам МВФ, только на восстановление инфраструктуры Дамаску потребуется порядка 200 млрд долларов. Самый очевидный путь — использовать богатые нефтью и газом недра страны. Но большая часть запасов сегодня находится под контролем курдов и американцев возле Дэй-эз-Зора, на севере от Евфрата и на северо-востоке страны. Деньги, полученные от контрабанды, идут на оплату наемников и оружия, и мириться с этим Башар Асад не собирается.

Третий фактор — человеческий капитал, подорванный шестью годами войны. Десятки тысяч молодых сирийцев, которые не сбежали за границу, живут с оружием в руках, работать не умеют или не хотят. Часть из них с промытыми мозгами, одурманена идеями исламистов. В отрядах много иностранных наемников. При этом экономика не способна прокормить все население. Работы нет, 85% граждан живут за чертой бедности. Все эти условия при очевидных идейных и религиозно-этнических разногласиях в сирийском обществе открывают путь к партизанской войне. Чтобы ее предотвратить или хотя бы ограничить, необходимо, как бы цинично это ни звучало, до завершения войны утилизировать значительную часть боевиков, пассионарных и непримиримых. Сегодня отряды «повстанцев» продаются и покупаются на рынке, их используют идлибские структуры, турки, курды, американцы, иорданцы и израильтяне. Это не оппозиция, это «солдаты удачи», которым нет места в новой Сирии.

Карта военных действий в Сирии на 9 февраля 2018 года 65-02.jpg
Карта военных действий в Сирии на 9 февраля 2018 года

Замирение гадюшника

В конце минувшей недели авиация западной коалиции нанесла ракетно-бомбовый удар по отряду сирийской армии (по другим данным, это были иранские союзники) вблизи Дэйр-эз-Зора на востоке Сирии. Погибли или получили ранения от двадцати до ста человек (данные скрываются). Инцидент, который мог вылиться в громкий международный скандал, в итоге был, по сути, замят российскими и американскими дипломатами. По данным Минобороны РФ, «сирийские ополченцы проводили операцию против “спящей” ячейки террористической группировки “Исламское государство”, когда были атакованы авиацией возглавляемой США коалиции». Но выводов не последовало, несмотря на значительные потери. Причина такой мягкосердечности Москвы и Дамаска кроется в путанных закулисных переговорах между всеми сторонами сирийского конфликта, которые еще рано выносить в публичную плоскость. Чтобы во всем разобраться, вернемся на пару месяцев назад, к финалу компании против ИГ.

Итогом чрезвычайно успешного летнего и осеннего наступления сирийской армии (САА) и союзников стал разгром «черных» в центре страны. Остатки Халифата придавили к Евфрату и Дэйр-эз-Зору. С запада наступала САА, с северо-востока — курды и проамериканские боевики. Участь ИГ была предрешена, а наградой должны были стать богатые нефтяные месторождения левобережья Евфрата. Но эту гонку Дамаск проиграл — нефть досталась курдам. После дозачистки Дэйра сирийцы перебросили основные силы в Идлиб. Остатки «черных» (около тысячи боевиков с незначительным вооружением) ушли в пустыню, потом постепенно окрепли и начали «покусывать» аванпосты сирийцев и курдов. Поэтому линия фронта в этой части страны не стабилизировалась, боевые действия продолжились. Хотя обе стороны хотели бы отложить вопрос о местной нефти на потом.

Сирийцы же без промедления приступили к реализации астанинского плана по созданию зон деэскалации в провинции Идлиб, который на фоне остальных анклавов так называемой оппозиции («зеленых» боевиков) давно выглядит настоящим гадюшником. Сюда под давлением армии свозили боевиков со всей Сирии. Здесь грызутся друг с другом за скудные ресурсы группировки разного национального и религиозного толка. Под боком внезапно оказался и анклав Халифата, который прибился к «зеленым» после летнего наступления САА. Боевики ИГ, к слову, тут же вступили в ожесточенные бои с идеологическими оппонентами, поэтому сирийцы еще долго не трогали «черные» отряды.

Сценарий замирения Идлиба миром и не пах. Необходимо размежевать силы умеренной оппозиции, бандитов и группировки, связанные с «Аль-Каидой» (запрещена в России). После же провинцию должны разделить на три зоны под контролем турецкой и российской военной полиции и обеспечить прекращение огня. Как реализовать этот сценарий в условиях невообразимого хаоса внутри Идлиба, пока не очень понятно. Даже Анкара пока не рискует вводить свои войска в район действий подконтрольных группировок — велик риск попасть под междоусобную раздачу. А вот сирийцы не тушуются и просто возвращают свою землю, уничтожая всех, кто не готов сложить оружие.

За минувшие два месяца САА вклинилась в оборону Идлибского анклава на востоке, развалила фронт боевиков, зачистила огромную территорию вокруг Дахура и попутно ликвидировала «черных», завершив освобождение северо-восточных районов провинции Хама. Как всегда весомым был вклад российских ВКС. Во время выполнения очередного задания боевики и подбили штурмовик Филиппова. «Облетал зону деэскалации для контроля режима прекращения огня», — сообщили в Минобороны. Летчик катапультировался, принял неравный бой и геройски погиб.

Впервые с земли Сирии сбит российский боевой самолет. Это стало поводом для медийной сферы обсудить, не подчинялся ли отряд боевиков, пустивший ракету, нашим союзникам или врагам, а также страну-поставщика самой ПЗРК. Российский президент намекнул, что уже знает исполнителей и, вероятно, заказчиков атаки — и это не Турция, что принципиально важно в сложившемся геополитическом раскладе. А вот поставить ракетный комплекс в Идлиб могла любая страна мира — и Соединенные Штаты, и Украина, где регулярно горят склады с оружием. В конце концов, огромные арсеналы оставались у боевиков с самого начала войны. Речь может идти и о трофеях. Как бы то ни было, российские ВКС примут все меры предосторожности, чтобы такие трагедии больше не повторялись.

Африн в кольце

Несмотря на весомые победы в Идлибе, союзники Сирии ожидали куда более значительного прогресса в вопросе национального примирения к началу Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Однако карты спутали американцы, которые заявили о намерении создать в Сирии подконтрольные зоны с тридцатититысячным контингентом из курдов и «зеленых» боевиков. США таким образом дали понять, что не намерены оставлять регион и готовы предложить альтернативу воюющим сторонам. На приманку клюнули курды и просаудовские группировки боевиков — их представители не приехали в Сочи и отказались участвовать в разработке новой послевоенной конституции Сирии. Операцию по принуждению к миру пришлось расширить. Дамаску не по нраву американские оккупационные планы, Анкаре совершенно не нужна многотысячная курдская армия на турецкой границе.

Двадцатого января Турции начала операцию под названием «Оливковая ветвь» в курдском Африне. Россия отвела свою военную полицию и открыла сирийское небо для турецкой авиации. Курды тут же обвинили Москву в предательстве — хотя должны были предъявить претензии Евросоюзу и Штатам: многочисленные митинги курдов по всему миру так и не открыли глаза лицемерному Западу на новую войну, которую инициировал участник НАТО. В Вашингтоне поспешили заявить, что их «зонтик» не распространяется на Африн.

Москва и Дамаск предлагали курдам защиту от турецкого вторжения, но при соблюдении условий: передача Сирии полного контроля за своей северной границей, роспуск военных формирований и переход их в состав сирийской армии, а также возврат нефтяных месторождений в Дейр-эз-Зоре. Курды отказались, заявив, что США этого не допустят. И поводок был спущен.

Первые три недели «Оливковая ветвь» развивается крайне неспешно — благо международного давления Анкара не ощущает. Группировка Турции насчитывает примерно 50 тыс. человек (30–40 тыс. «зеленой» пехоты боевиков и 10–15 тыс. солдат регулярной турецкой армии), 300 танков, 70 самолетов, артиллерия и РСЗО. Курды Африна выставили примерно 8–10 тыс. человек без учета подкреплений из соседних кантонов, которым, правда, предстоит добираться к собратьям через сирийскую территорию. У курдов беда с огневой мощью и укрепрайонами, они полагаются на гористый характер местности и полупартизанскую тактику ведения боевых действий.

Турки зашли с десятка направлений с трех сторон на небольшую глубину, 20–30 километров, беря под контроль границу и создавая плацдармы для продвижения к столице Африна. Есть незначительные успехи. Впереди по традиции воюет «зеленая» слабо оснащенная и плохо обученная пехота — потери среди боевиков никто не считает. Турецкие солдаты пока работают в приграничной зоне, полагаются на артиллерию, беспилотники и авиацию. Механизированные колонны не спешат втягиваться в горные ущелья, чтобы не стать легкой мишенью для курдских ПТРК.

Курды медленно отступают, отражая удары и проводя рапирные наскоки на слабые позиции «зеленых» боевиков. Основные потери им приносит турецкий огонь с суши и воздуха, в последние дни ощущался накопительный эффект ударов — курды начали выдыхаться. Их стратегия на затягивание операции не приносит плодов: силы неравны, соотношение войск один к пяти, даже без учета преимущества в техники, а мировое сообщество молчит.

Сорванная сделка

Впрочем, Москва и Дамаск все еще готовы прийти на помощь. Консультации с курдскими лидерами продолжаются. Не все они занимают непримиримую позицию, да и силы пешмерги не беспредельны. В начале прошлой недели турецкая авиация внезапно замолчала, а отряды «зеленых» притормозили наступление. Большой отряд курдов из соседней Рожавы пропустили через территорию сирийцев на помощь Африну. Из обложенного кантона понеслись депеши с просьбами к Дамаску защитить «свой народ». А потом…. американцы ударили под Дэйром по сирийским войскам. И турки снова пошли в наступление.

Взаимосвязь очевидна, хотя информация основана пока лишь на домыслах и инсайдах. Говорят, в обмен на помощь Африну курды обязались передать нефтяные поля Дэйра сирийскому правительству. Тем более что защищать эти территории от наскоков боевиков Халифата просто не было сил — основные курдские отряды отправились на север воевать с турками, а местные арабские племена не питали особой любви к новым хозяевам, в том числе к американцам. Когда сирийский отряд пришел забрать свое, его атаковала западная коалиция с воздуха — то ли курды подставили, то ли Вашингтону не понравились закулисные переговоры.

Впрочем, и без всякой конспирологии ясно, что конкуренция за левобережье Евфрата обостряется. Сирийцы ясно дали понять, что мириться с американо-курдской оккупацией этих земель не планируют. На восточном фронте вновь наблюдается накопление войск САА. Военные советники США пытаются затруднить логистику: например, спустили воду на плотине Табка вверх по реке, в результате чего в Евфрате поднялся уровень воды и был разрушен понтонный мост, главная переправа в районе.

Эти инциденты хорошо демонстрируют возросшую нервозность наших оппонентов. Афринская операция выбивает у американцев сирийскую почву из-под ног. Курдам демонстрируют, кто хозяин в Сирии. Сочетание силовых и дипломатических инструментов должно вернуть этот народ за стол переговоров. А американцев будут выдавливать из страны. По крайней мере, Реджеп Эрдоган настроен решительно. В телефонном разговоре он резко потребовал от Дональда Трампа убрать американские войска из Манбиджа, потому что после Африна турки планируют зачистить все курдские земли вдоль своей границы. А потом, после ликвидации «террористических» формирований, вернуть эти территории Дамаску (а не Вашингтону!).

Гегемон пока демонстрирует свой флаг в Манбидже, но терпит турецкие бомбежки подконтрольной территории и недружественные высказывания союзника по НАТО. Альтернативной стратегии для Сирии у Штатов пока нет — разве что возродить Халифат и запустить очередной хаос в регионе.