О славе мирской

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
12 марта 2018, 00:00

Просматривая — внимательно читать уже невмоготу — текущие главы нескончаемой саги о формировании германского правительства, я наткнулся на аккуратные упоминания об определённых неудобствах сотрудничества с г-жой Меркель. Нет, её пока не называют «токсичной», подобно России или Путину, но уже решаются без особых экивоков сказать, что совместная работа с ней — в партии ли, в коалиции — не наращивает, а то и убавляет рейтинг тому или иному перспективному политику. Господи, думаю, быстро-то как. Всего год с небольшим назад, в ходе бурного осознания миром результата президентских выборов в Штатах, Меркель вполне всерьёз, выражаясь по-киношному, пробовалась на роль Великого Вождя. Мол, заокеанская сестра, г-жа Клинтон, совсем было устроившаяся на вершине всемирной власти, уже повсеградно оэкраненная и повсесердно утверждённая, в последний момент конфузно провалилась, но выпавшее из её рук знамя подхватит столь же твёрдая в либеральных убеждениях… Британская Guardian так прямо и писала: «Лидер свободного мира сегодня — это Ангела Меркель». Во время прощального визита Обамы в Берлин все европейские медиа умилялись: уходящий президент даёт остающейся Меркель благословение «держать Запад вместе союзом общих ценностей». А теперь, извольте видеть, она уже с трудом сколачивает коалицию в бундестаге, «утратила контакт с реальностью», «до конца четвёртого срока не продержится», ею начинают тяготиться.

Конечно, политический закат Меркель лишь начался — никакого сравнения с судьбой её так и не воцарившейся заокеанской коллеги по либеральной политике. Хиллари-то уже канула как в прорубь — на поверхности мало что осталось. Всех новостей о ней за последнее время (не считая упоминаний в когда-то ею же инспирированных нескончаемых расследованиях «русского следа») — её призыв к ненавистному Трампу в твиттере. «Я говорю как экс-госсекретарь и гражданка США: русские всё ещё идут. Наше общество побуждает Трампа к действию. Будет он по-прежнему игнорировать это или начнёт защищать нашу страну?» — написала она. Фраза «русские идут» памятна тем, что её твердил в приступах то ли депрессии, то ли паранойи министр обороны США Форрестол — он выбросился из окна в 1949 году. Означает ли «русские всё ещё идут» г-жи Клинтон присутствие аналогичных недугов или неуклюжую попытку пошутить, в любом случае твит ещё меньше свидетельствует о готовности автора вести свободный мир к процветанию, чем её провалившаяся полтора года назад истеричная предвыборная кампания. Интересно, продолжают ли её тогдашние сторонники и теперь, когда пыль осела, верить, что она заслуживала победы? Она-то в своих мемуарах «What happened» в этом ничуть не сомневается: и команда-то у неё была супер-пресупер (в ней даже был специальный менеджер по вопросам разнообразия, заботой которого было, чтобы женщины составляли половину персонала и множество небелых находились на руководящих позициях), и стержневые лозунги никакого сомнения не вызывали. Кто мог им возражать? Разве что отбросы общества. В одной из речей Хиллари так и сказала: за оппонента — «гомофобы, сексисты и исламофобы», а половина сторонников Трампа — люди, «заслуживающие лишь сожаления». И таким забавным самовосхвалениям бурно аплодировали в большинстве медиа. А теперь — как не бывало печальницы о недостойных трампистах: «Аплодируем, аплодируем — кончили аплодировать».

Никак не событие, что Клинтон исчезла с арены, будто и не бывала на ней. И что Обама, породивший в своё время на глобусе настоящую обамаманию, сразу по восшествии в президентское кресло получивший авансом Нобелевскую премию, теперь даже в дружественных медиа упоминается с интонацией «да ладно, не так уж этот парень был и плох» — не событие. И когда остающуюся пока у власти Меркель публика забудет быстрее и прочнее, чем ныне кажется возможным, это тоже не станет событием. Вопрос в том, как сказываются и скажутся вполне логичные судьбы актуальных и потенциальных лидеров, условно говоря, леволиберального западного мейнстрима на само́м всепобеждающем учении: приближают они его закат или нет. Пока, насколько можно судить, закатом как-то не пахнет — ни по ту, ни по другую сторону Атлантики.

Президенту Трампу есть чем похвалиться по части оживления экономики, он и хвалится, но его достижения не производят на травящих его политиков ни малейшего впечатления: он был идейным врагом и останется идейным врагом — что бы ни делал. Или в Германии: принципиальный оппонент обсуждаемого курса, партия «Альтернатива для Германии» (AfD), показала на сентябрьских выборах неслыханно высокий результат, заняв третье место и получив в бундестаге почти сотню мандатов, но о коалиции с ней Меркель и не думала. Ей оказалось легче пойти на небывалые уступки, уламывая социал-демократов, чем хотя бы предположить сотрудничество с AfD. Как же можно? Они же ультраправые! Они националисты!.. Достаточно пятнадцать минут пошарить по сети, чтобы убедиться: AfD и не ультра, и не националисты. Абсолютно типичная, будто из учебника, правая партия, и создали её не скинхеды какие-нибудь, а образцово умеренные правые интеллектуалы. В том-то и беда «альтернативщиков»: мейнстрим не позволяет считать заправскими интеллектуалами никого, кроме леваков. Наречение имён — это, как известно, признак и проявление власти. Поэтому AfD, не без оснований выступающую за смягчение налоговой политики, снижение энерготарифов (путём прекращения свирепого субсидирования «зелёной» энергетики), за всестороннее поощрение рождаемости, бодро нарекают ультранационалистами — и не подпускают к участию в правительстве.

Текущая политика — и в Штатах, и в Европе — меняется и будет ещё заметнее меняться впредь; правый поворот и там и там несомненен. Но поворачивающие вправо политики так и будут считаться в мейнстримных медиа врагами рода людского, как Трамп, или хотя бы очень подозрительными персонажами, как правые в итальянской или австрийской политике. И в университетах продолжит царствовать и воспроизводить себя единственно верное леволиберальное учение. А что политики этого толка будут всё чаще проваливаться — так это ничего. Инерция набрана достаточная: новых прославят.