Универсальный Ральф

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
26 ноября 2018, 00:00

Зачем анимационный блокбастер «Ральф против интернета» визуализирует виртуальный мир

DISNEY
Создавая образ виртуальной среды, художники вдохновлялись Шанхаем и Дубаем

Основные ожидания относительно фильма студии Walt Disney Animation «Ральф против интернета» связаны с тем, что над ними работала та же команда, что и над «Зверополисом»: режиссеры Рич Мур, Фил Джонстон и продюсер Кларк Спенсер. Два года назад «Зверополис» поразил детально проработанным визуальным рядом и непривычно изобретательным для анимационных фильмов сюжетом. В итоге в России он собрал больше двух миллиардов рублей, став самым кассовым анимационным фильмом за всю историю отечественного проката, тогда как во всем мире «Зверополис» в аналогичном рейтинге занял шестое место с кассовым результатом, превышающим миллиард долларов. Ко всему прочему, на его счету «Оскар» как у лучшего анимационного фильма 2017 года.

Все эти достижения позволяют считать Кларка Спенсера одним из успешных продюсеров в мире. Накануне российской премьеры фильма «Ральф против интернета» «Эксперт» поговорил с ним о перспективах кинобизнеса и о специфике создания фильмов для международного проката.

Одной из причин успеха своих фильмов Кларк Спенсер считает модернизацию канонов мира анимационных фильмов Disney 62-02.jpg
Одной из причин успеха своих фильмов Кларк Спенсер считает модернизацию канонов мира анимационных фильмов Disney

— Как вы просчитываете перспективы кинопроката того или иного анимационного фильма?

— Мы всегда отталкиваемся от истории, которую хотим рассказать, не обращая внимания на среду, где ей придется существовать. Если у нас есть замечательная история, она сможет существовать в любой среде. Бесполезно пытаться просчитать какие-либо тренды: анимационный фильм создается четыре-пять лет, поэтому мы не можем ориентироваться на конъюнктуру.

— Что вы предпринимаете, если к моменту выхода фильма складывается неблагоприятная для его проката конъюнктурная ситуация?

— Очень трудно контролировать такого рода риски. Нам остается надеяться, что к моменту выхода фильма история останется актуальной. Но никогда не знаешь, будет это наверняка или нет. Слишком уж от многих факторов зависит результат. Даже погода может повлиять на то, будут ли ходить зрители на наш фильм в той или иной части мира. Что мы делаем? Просто стараемся создать самую лучшую историю, а потом надеемся, что звезды выстроятся благоприятным для фильма образом и его будет ждать успех. Единственный момент, который мы просчитываем при производстве фильмов, связан с тем, что в последние годы резко выросла их дистрибуция за рубежом. Сейчас зарубежный бокс-офис наших картин существенно превышает тот, что мы получаем в Штатах. Для нас это очень важно. Поэтому мы стараемся рассказывать универсальные истории, понятные не только в нашей стране, но и по всему миру.

— Насколько для ваших фильмов важна дистрибуция через онлайн? В какой степени она конкурирует с показами в кинотеатрах?

— Не думаю, что опыт, который получают зрители в зрительном зале, можно заменить опытом онлайн-просмотров. Хотя мы наблюдаем тенденцию роста числа онлайн-просмотров. Но не будем забывать, что просмотр в кинотеатре — это особая атмосфера: ты это делаешь вместе с другими людьми, у вас с ними возникает общий настрой. Давайте вспомним историю: сначала говорили, что телевидение победит кино, потом такие же предположения делали насчет видео, но кинотеатрами так ничего и не случилось. Полагаю, что с онлайн-дистрибуцией получится то же самое — она будет лишь одним из вариантов дистрибуции фильма. Да, она имеет место, но традиционные походы в кино она не вытеснит.

— Как вы оцениваете прокатную индустрию? Насколько кинотеатры соответствуют потребительским ожиданиям, которые, как мы знаем, постоянно возрастают?

— Замечательно, что техническая оснащенность кинотеатров по всему миру неуклонно растет. Когда я продюсировал свой первый фильм «Лило и Стич», в ходу еще была пленка. Что такое пленка? Это прежде всего работа с химическими процессами. И если мы создавали в фильме определенную цветовую гамму, то не могли быть уверены, что именно ее увидят зрители: на нее накладывали свой отпечаток химические процессы, через которые она прошла, и качество проекции. А теперь всюду цифра. Мы создаем картинку в цифровом формате, и в том же формате она проецируется на экран. Поэтому можно не сомневаться: публика получит именно ту картинку, какую мы придумали. То же самое со звуком: сейчас оборудование кинотеатров позволяет воспроизводить именно такой звук, каким мы его задумывали. Это большой шаг вперед.

— Как часто в прокате могут появляться фильмы такого уровня успеха, какого достиг спродюсированный вами «Зверополис»? Правильно ли будет сказать, что подобные фильмы выходят раз в несколько лет, или, наоборот, их может быть не один в год?

— Очень сложно предсказывать такого рода взлеты и падения. Я считаю, что во главе угла всегда стоит хорошая история, которую рассказывают кинематографисты, что мы и могли увидеть на примере «Зверополиса». Этот фильм рассказывает смешную историю о таких серьезных вещах, как стереотипы и предубеждения. Поэтому кинематографисты не должны думать ни о чем, кроме создания сильной истории.

— Насколько характерно для анимационной индустрии усложнять сюжет, графику, психологию персонажей? Могут ли с изобретательно придуманными историями сосуществовать простые истории с простыми персонажами?

— Да такое сосуществование возможно, даже в рамках одного фильма. Можно создать очень сложный мир, настолько хорошо прописанный, что в него легко поверить. Но в рамках такого мира могут существовать и не такие уж сложные герои. Это возможно. Есть и еще один аспект. Истории и в самом деле постоянно усложняются и тем самым формируют ожидания публики. Наша задача — создать сложный сюжет, но не слишком усложнять его героев. Нам необходимо найти баланс между тем и другим.

— Какие универсальные идеи вы заложили в ваш новый фильм «Ральф против интернета»?

— Его действие происходит в интернете, а это такая вещь, которая захлестнула уже весь мир, и мы думаем, что наша история найдет отклик в сердцах жителей любой страны. Сюжет истории универсален. Ее главные герои Ральф и Ванилопа, жители маленького городка, попадают в огромный город и по-разному реагируют на то, что происходит вокруг. Одному из них хочется сбежать домой, второму все нравится. Это жизненная ситуация. Думаю, многие зрители узнают себя в наших героях. Мы надеемся, что они найдут отклик в сердцах зрителей всего мира. Но у фильма есть еще один универсальный аспект: интернет всегда связан с изменениями. В этой среде дружба главных героев проходит испытание. И это еще одна ситуация, с которой сталкиваются люди всего мира.

— Как вы объясните тот факт, что зрителям зачастую проще узнать себя в рисованных персонажах?

— Мы стараемся наделить наших героев универсальными свойствами. Например, Ральф — это персонаж, который всегда старается вести себя как нужно, но при этом у него каждый раз что-то не получается. А Ванилопа вынуждена терпеть насмешки от тех, кто сосуществует с ней в рамках одной игры. В каком-то смысле анимационные герои кажутся нам более реальными. Ведь когда мы видим актера, то понимаем: это актер, который что-то изображает. А вот анимационных персонажей мы воспринимаем как данность, потому что их никто не играет.