Инвестиции в перспективу

Специальное обозрение
Москва, 10.12.2018
«Эксперт» №50 (1101)
Финский бизнес взял выжидательную паузу в отношении активных инвестиций в Россию из-за санкций и слабого рубля, но при этом готов к углублению сотрудничества

ТАСС

Высокоскоростной поезд «Аллегро», пролетев путь от Хельсинки всего за три с половиной часа, неспешно прибывает на Финляндский вокзал Санкт-Петербурга. Столь же неспешно из него выходят пассажиры: финские и российские туристы, представители верхнего эшелона петербургского среднего класса, которые могут позволить себе скататься в соседнюю страну за санкционными товарами, сходить на распродажи или просто прогуляться по симпатичным улочкам финских городов. В толпе выделяются строго одетые мужчины и женщины, не обремененные большим багажом: топ-менеджеры или руководители среднего звена компаний, которые приехали на краткосрочные переговоры или в более длительную командировку.

Запущенный в 2010 году, поезд «Аллегро» можно считать своеобразным символом того, как развиваются торгово-экономические отношения двух стран в последние годы. В 2017 году, когда объем двусторонней торговли поставил рекорд за последние несколько лет, железнодорожный пассажирооборот показал исторический максимум. В первом же полугодии 2018-го он упал на 10,8%, и таким образом «Аллегро» идет в такт с легким минорным настроением, которое сейчас царит в деловой российско-финской среде.

Впрочем, даже если оставить за скобками то, что небольшой откат наблюдается в сравнении именно с пиковыми, а не средними показателями и что налет декаданса после взлета вроде бы в русле законов экономического жанра, пессимизм пока что в повестке дня не доминирует. Инвестиции финских компаний в России начинают приобретать качественно иной характер — повышение степени переработки, науко- и финансовоемкости проектов, наконец, усиление ориентации на экспорт: больше производить в нашей стране, чтобы затем отправлять товар на внешние рынки. Да и те, кто работает в сфере торговли, умудряются находить растущие ниши в условиях стагнирующего или падающего спроса.

Любовь на продажу

Известная любовь финнов к экологии — одна из составляющих национального мировоззрения, которое трансформируется в стратегические государственные решения и повседневные практики. Через десять лет Финляндия планирует отказаться от использования угля в генерации электричества и параллельно развивает технологии альтернативной энергетики. И готовится неплохо на них заработать.

В 2017 году финский энергетический концерн Fortum, владеющий долями в нескольких российских генерирующих компаниях, и АО «Роснано» учредили Фонд развития ветроэнергетики, который вложит 30 млрд рублей в производство электричества с помощью ветра. В начале 2018 года уже заработала первая очередь ветропарка в Ульяновской области, недавно был завершен монтаж второй очереди проекта. Кроме того, в нынешнем году фонд договорился с властями нескольких регионов России, в частности Ставропольского края, Республики Калмыкия и Ростовской области, относительно обустройства ветропарков на их территории. Предполагается, что суммарная мощность всех объектов до 2023 года составит 2 ГВт. Инвестирует Fortum и в солнечную энергетику. Принадлежащие концерну ГЭС в Башкирии и Оренбургской области уже вырабатывают солидные 35 МВт, к которым до 2022 года будут добавлены еще 110 МВт.

В Мурманской области Fortum предложил проект котельной, работающей на биотопливе — торфе, древесных гранулах и щепе, что поможет серьезно снизить выбросы черного углерода, образующегося после сжигания мазута. Речь идет о пилотном проекте, который в случае успеха может быть масштабирован.

На любви к природе планирует заработать и производитель тары и упаковки Huhtamaki. В этом году компания объявила о расширении двух своих заводов в России. Новая линия по выпуску упаковки для яиц в Ивантеевке (Московская область) будет стоить семь миллионов евро, запустить ее предполагается в конце 2019 года. В ближайшие шесть лет объем производства может быть увеличен вдвое. Завод в особой экономической зоне «Алабуга» (Татарстан), выпускающий трубочки и крышки, также нарастит выпуск.

Самое главное, впрочем, это не количественные изменения, а качественные: оба производства будут переориентированы с использования пластика на растительные волокна. Это ответ компании на растущее по всему миру неприятие пластика, заявил генеральный директор «Хухтамаки Фудсервис Алабуга» Евгений Осипенко.

Финны любят не только природу, но и высокие технологии: достаточно вспомнить Nokia, а также еще полтора десятков глобальных брендов родом из небольших финских городков. Создавать ноу-хау, которые затем переворачивают ту или иную отрасль или хотя бы задают в ней тон, у народа суоми, похоже, в крови. Местом непосредственного размещения производства обычно становится либо сама Финляндия, либо азиатские страны с дешевой и качественной рабочей силой. В последние же годы заметно, что выпуск товаров с высокой добавленной стоимостью начал постепенно перебираться в Россию. И эта тенденция с экономической точки зрения радует больше, чем чисто количественный рост инвестиций или числа рабочих мест.

Производитель лакокрасочных изделий Nor-Maali год назад запустил первый завод в России на территории особой экономической зоны «Моглино» (Псковская область), причем стал первым резидентом зоны, который уже приступил к выпуску товаров. В их перечень входят не только грунты и эмали, но и антикоррозийные защитные схемы для промышленности, например транспортного машиностроения, строительства, нефтегазодобычи, а также напольные покрытия. Размер инвестиций в запуск производства составил 400 млн рублей.

Инноваторы из Flexbright Oy учредили в этом году в Саранске совместную с Центром нанотехнологий и наноматериалов Республики Мордовия (ЦННРМ, дочерняя структура «Роснано») компанию «Светком», которая займется производством уникального продукта — гибкой светящейся пленки LEDfoil. Эта пленка представляет собой прозрачную подложку толщиной один миллиметр, которая усеяна множеством светодиодов, которые излучают яркий свет, если пропустить через них электрический ток. Она может применяться для освещения помещения, или, например, в наружной рекламе, или на транспорте; на ее базе можно создавать обои и панели.

По словам директора ЦННРМ Дмитрия Крахина, речь идет о полноценном трансфере технологии в Россию и ее доработке здесь с участием отечественных специалистов, что радикально отличается от подавляющего большинства эпизодов российско-финского сотрудничества, когда ноу-хау остаются в ведении зарубежных партнеров, не говоря уж о совместных R&D. Коммерческие перспективы у «Светкома» неплохие: по крайней мере, исполнительный директор Flexbright Пекка Макконен оценивает возможные продажи в 2021 году на уровне 30 млн евро, что само по себе, может, не так уж много, но все же в шесть раз выше, чем в 2018-м. Причина взрывного роста проста: как считает Дмитрий Крахин, передовая технология может изменить световую индустрию.

Деловой энтузиазм финнов, предлагающих России «дорогое» сотрудничество в области высоких технологий, объясняется более низкой себестоимостью производства в сравнении с еврозоной и протекционистской политикой российского правительства, взявшего курс на импортозамещение после введения санкций. Парадоксально, но именно валютный кризис конца 2014 года, после которого курс рубля по отношению к евро так и не вернулся на прежние позиции, во многом способствовал приходу сюда финских компаний или более интенсивным инвестициям. Казалось бы, почему бы не придержать деньги, пока экономика хотя бы не выйдет из стагнации? Ответ на этот вопрос, помимо необходимости остаться на российском рынке, заключается еще и в том, что дешевый рубль делает привлекательным экспорт из России. «Наша фабрика в Моглино сейчас работает в основном для российских потребителей, но в будущем мы начнем поставки в Казахстан, Белоруссию, другие страны СНГ, а также в Прибалтику. Несмотря на экономическую нестабильность в России, сталь все так же ржавеет, обеспечивая растущий спрос на нашу продукцию. Мы принимаем вызов и отвечаем на этот спрос», — говорит генеральный директор ООО «Нор-Маали» Веса Тукиайнен.

Продукция с завода Huhtamaki в Ивантеевке продается не только в России, но и в других странах Таможенного союза и Северной Европы. С учетом долгосрочных конъюнктурных валютных прогнозов фактор курсовой разницы, возможно, продолжит играть свою роль в привлечении к нам серьезных инвесторов. По крайней мере, в ходе своего выступления в Татарстане на форуме Finnish Business goes Kazan посол Финляндии в России Микко Хаутала так и сказал: «Ваша цель состоит в том, чтобы развивать свою экономику и ориентироваться на экспорт. С помощью наших компаний, технологий и опыта это можно сделать быстро и эффективно».

Легкая рябь пессимизма и настороженности

Говоря о текущем положении и перспективах финского бизнеса в России, следует признать, что их оценки и тенденции противоречивы. Наряду с обозначенным выше качественным углублением сотрудничества присутствуют и тревожные нотки, которые четко обозначились в последние шесть месяцев. Если кого-то слабеющий рубль заставляет приходить в Россию, то других, наоборот, настораживает.

Нотки эти пока звучат негромко, и, в общем-то, ситуация остается рамках допустимых колебаний экономического маятника, но пока нет гарантии, что маятник не пойдет в обратную сторону.

За последнее время из России ушло несколько известных финских брендов. Концерн Ruuki (принадлежит шведскому холдингу SSAB) продал два своих завода в Калужской области, выпускающие каркасные и ограждающие конструкции, компании «Салаватнефтемаш». Президент Ruuki Construction Сами Эронен, комментируя сделку, заявил, что концерн «давно искал возможность завершить операции в России, поскольку объем заказов сократился, а перспективы остаются неясными».

Ритейлер Kesko продал сеть магазинов K-Rauta ритейлеру Leroy Merlin. По словам президента Kesko Микко Хеландера, инвестиции в российский рынок не принесли ожидаемых результатов, а расширение за пределы Санкт-Петербурга и Москвы потребовало бы значительных дополнительных вложений.

Работающие в России компании из Финляндии обеспокоены рядом проблем, в первую очередь продолжающимся удешевлением рубля относительно евро, политическими рисками, прежде всего санкциями со стороны Запада, и слабостью экономики. Об этом говорит исследование «Барометр финско-российской торговли», которое два раза в год, весной и осенью, проводит Финско-российская торговая палата. Респонденты — около трех сотен представителей финских компаний, ведущих деятельность в России, которые оценивают текущее состояние и перспективы российской экономики, положение дел в своем бизнесе, а также перечисляют основные сложности, ранжируя их по степени значимости. Самое свежее исследование вышло в ноябре и показывает определенные негативные сдвиги.

Так, о росте своего бизнеса сообщило лишь 32% предпринимателей, что значительно меньше, чем полгода назад (48%) и осенью 2017 года (50%). Только у 4% объемы серьезно выросли. Более половины компаний не зафиксировали никаких изменений (51%), год назад этот показатель составлял 38%, когда уклон был в сторону наличия роста. О негативной динамике за последние шесть месяцев заявили 16% респондентов против 14% весной и 11% годом ранее.

Если говорить о таком ключевом факторе, определяющем самочувствие российско-финских отношений, как экспорт из Финляндии, то он вырос у 28%, что само по себе неплохо, но не особо впечатляет на фоне 34% весной и 45% осенью 2017 года. А вот упал он у 22% против 15 и 10% на момент проведения двух предыдущих исследований. Самым сильным было сжатием в сфере услуг, перевозок и проектирования, констатирует «Барометр».

Так выглядит динамика последних шести месяцев, и она объясняет и весьма осторожные прогнозы, которые респонденты давали в своих интервью. В позитивные изменения ВВП России верит меньше трети предпринимателей, это существенно меньше весеннего показателя — тогда оптимисты составляли половину. Не нашлось (что, впрочем, неудивительно) ни одного человека, который надеялся бы на сильный рост. Около половины бизнесменов не ожидают существенных изменений в российской экономике, и это в два раза больше, чем весной нынешнего года.

Если сложить отрицательную динамику и отсутствие хороших перспектив, то получается, что на рост собственного бизнеса в ближайшие шесть месяцев надеются только 45% опрошенных, хотя полгода назад таковых было 54%, а в прошлом году — 56%. К сокращению готовы уже 12%, это намного больше, чем весной (2%) и прошлой осенью (7%).

Опрос касательно инвестиционных намерений выглядит под стать представленным выше выкладкам. На вопрос о желании инвестировать в свой бизнес в России в ближайшие 12 месяцев утвердительно ответил 21% респондентов, на 7% меньше, чем весной, и на 1% меньше, чем прошлой осенью. Отрицательный ответ дали 73% — это на 6% больше, чем весной, и соответствует осени 2017 года.

Обобщая итоги опроса, «Барометр» отметил, что все больше компаний занимают выжидательную позицию, уменьшив вложения в продажи и маркетинг и чаще прибегая к адаптационным мерам, чем весной.

Самыми большими проблемами, которые качнули маятник в противоположную сторону, финские бизнесмены назвали ослабление рубля (35%), политические риски, в первую очередь санкции (34%) и слабый спрос в силу отсутствия экономического роста (23%). Если смотреть на динамику важности проблем с 2012 года, то сложности из-за курсовой валютной разницы обострились как раз с весны годы нынешнего, а до этого момента, начиная с весны 2016-го, их влияние на бизнес постепенно уменьшалось. За январь–август 2018-го рубль подешевел по отношению к евро на 17%, что и вывело эту проблематику на первое место.

Тема политических рисков, в свою очередь, остается «популярной» среди финских инвесторов последние четыре года, с момента «крымской весны» в марте 2014-го. «Атмосфера в Финляндии/Европе становится самым большим препятствием. И даже если ты можешь торговать, создается впечатление, что твой бизнес идет против общей политики», — цитирует исследование одного из респондентов.

В докладе за первую половину 2018 года агентства Finnvera, которое занимается финансовым обеспечением экспортных контрактов финских компаний, отмечается, что спрос на поддержку на российском направлении падает: «бизнес откладывает инвестиции из-за слабого спроса и растущей неопределенности в деловой среде».

Уровень же беспокойства по поводу слабой экономики также вырос за последние полгода, но при этом остается ниже, чем, допустим, весной 2017-го. Одним словом, создается впечатление, что в условиях отрицательной или слабой положительной динамики ВВП и плохой политической атмосферой финны работать уже научились, а вот слабый рубль их оптимизм подкосил — пока что слегка.

То, что наметившаяся не очень радостная тенденция, зафиксированная «Барометром», пока не доминирует в двусторонних экономических отношениях, подтверждает практика ряда компаний, которые расширяют свои операции в России. Даже при спаде можно находить привлекательные ниши и их осваивать, теснить конкурентов или переформатировать бизнес под изменившиеся обстоятельства.

Известный производитель продуктов питания Valio вывел на отечественный рынок ряд инновационных растительных продуктов, произведенных из экологически чистого сырья, которые планирует продавать в сегменте премиум. Он рассчитывает на платежеспособный спрос со стороны потребителей, заинтересованных в здоровом образе жизни и готовых раскошелиться на продукты без загустителей, искусственных консервантов и стабилизаторов. В прошлом году оборот Valio в России вырос на 14% — показатель, который в последний раз наблюдался в предсанкционном 2013 году.

Peikko Group, которая специализируется на выпуске соединительных бетонных элементов и композитных балок, весной открыла завод строительных материалов в Петербурге, инвестировав в него пять миллионов евро. По словам исполнительного директора компании Топи Паананена, предприятие будет ориентировано на рынок не только России, но также Казахстана и Белоруссии. Сейчас, пояснил он, выгодно производить продукцию и продавать ее в рублях. «Россия — большой рынок, причем запросы потребителей относительно качества быстро растут и у нас есть что предложить строительным компаниям, чтобы сделать их работу более эффективной. Мы видим здесь и в целом на пространстве Таможенного союза большие перспективы», — заявил он.

Корпорация S-Group, управляющая сетью магазинов Prisma, в ответ на снижение рентабельности операций в России отреагировала не уходом, а обновлением стратегии. Закрыв несколько гипер- и супермаркетов, ритейлер начал открывать небольшие магазины со скромной площадью 500 кв. м в локациях, которые страдают от нехватки качественных торговых точек, например в центральной части Санкт-Петербурга.

«Продуктовые магазины в центре Петербурга не отличаются богатым выбором продуктов и услуг, и эта ниша нам интересна, — сообщил генеральный директор Prisma Ярмо Паавилайнен. — Российские потребители всё больше ценят легкость и быстроту обслуживания в небольших магазинах шаговой доступности, и в этом направлении открываются хорошие перспективы». В ближайшие четыре года компания планирует открыть около 20 подобных магазинов.

Paulig, выпускающий кофе, инвестировал в развитие производства в Тверской области 270 млн рублей, сообщил директор предприятия Сергей Юшин. Строительный концерн EKE Group, сдав один жилой комплекс в центре Петербурга, уже планирует следующий. Активно развиваются и строительная компания YIT и производитель хлебобулочных и кондитерских изделий Fazer.

Новый этап стратегического партнерства

Выходит, что пространство-то для маневра есть, причем даже для торговли, которая в условиях усиления евро, по идее, страдает более всего. Стратегические перспективы тоже выглядят неплохими.

По итогам последнего заседания Межправительственной российско-финляндской комиссии по экономическому сотрудничеству обсуждалось решение учредить специальный фонд, который займется реализацией двусторонних проектов. По словам сопредседателя с финской стороны, министра внешней торговли Финляндии Анне-Мари Виролайнен, самое привлекательное направление, помимо традиционных отраслей, — все, что связано с экологией, начиная с обращения с отходами и заканчивая экономикой замкнутого цикла, то есть безотходных производств.

Интерес к идее создания специальной инвестиционной структуры проявили с российской стороны «ВЭБ-инновации», с финской – агентство Tekes, фонд Sitra и Фонд промышленных инвестиций.

Всего же в «обойме» комиссии в настоящее время находится девять проектов в таких сферах, как лесопромышленный комплекс, медицина, биотехнологии, ресурсосбережение, энергоэффективность и судостроение.

По словам сопредседателя комиссии с российской стороны, вице-премьера правительства Дмитрия Козака, существует также предложение от Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства. «Речь идет о повышении степени локализации финских предприятий и встраивании их в цепочку поставок российских субъектов малого и среднего бизнеса», — сообщил вице-премьер.

Федеральная таможенная служба РФ планирует, по словам ее руководителя Владимира Булавина, запустить в этом году проект «Новый зеленый коридор» с Финляндией. Суть такого коридора состоит в том, что участники внешнеэкономической деятельности отправляют заранее таможенные декларации до прибытия груза непосредственно на границу и проходят через все процедуры легче и быстрее. Пустят в коридор, разумеется, не всех, а лишь те компании, которые получили доверие государственных органов обеих стран.

На сегодняшний день для запуска проекта с технической точки зрения уже все готово, мешает лишь один казус в виде запрета государствам-членам Европейского союза о прямом обмене с Россией информацией. Обойти этот запрет предполагается с помощью посредника в виде негосударственной структуры. Россия и Финляндия еще с советских времен умели находить обходные пути для налаживания сотрудничества, несмотря на крайне непростые отношения в эпоху холодной войны.

На фоне стратегических договоренностей совершенно логичными смотрятся недавние решения об увеличении количества полетов между Москвой и Хельсинки с 35 до 42 раз в неделю и назначение сдвоенных составов «Аллегро» на период новогодних праздников. В конце концов, временные экономические неурядицы вряд ли уменьшат количество туристов, а также людей в строгих костюмах, которые прилетели рейсом Finnair или «Аэрофлота», чтобы договориться об инвестициях.

Крепкий фундамент для бизнеса

Строительный концерн YIT отвечает на ослабление спроса в России реформированием управленческой структуры и усилением сотрудничества с партнерами. Об этом, не забывая отметить рост продаж квартир в 2018 году, рассказывает генеральный директор компании «ЮИТ Санкт-Петербург» Теему Хелпполайнен.

 

— Какова роль России в бизнесе концерна YIT?

— Давайте посмотрим на цифры. Доля России в общей выручке концерна составляет примерно десять процентов. По доле сотрудников российские подразделения занимают 18 процентов всего персонала YIT, по инвестициям — 20 процентов, в абсолютных цифрах — 340 миллионов евро.

Вас может удивить диспропорция: почему при двадцатипроцентной доле инвестиций и восемнадцатипроцентной доле сотрудников на Россию в выручке приходится лишь десятая часть? Это объясняется тем, что здесь 90 процентов нашего бизнеса — строительство жилья, в то время как в других странах YIT вовлечен также в возведение инфраструктуры, коммерческих зданий и иные сектора.

Примечательный факт: сейчас в России у нас на стадии строительства находится шесть тысяч квартир — больше, чем в самой Финляндии! К слову, это на 13 процентов больше, чем в декабре 2017 года. И эти шесть тысяч составляют 40 процентов всех строящихся квартир YIT во всех странах, где мы присутствуем.

— Сегодняшний рынок таков, что построить мало. Куда важнее суметь продать.

— Что касается продаж, то мы с января по сентябрь включительно реализовали две с половиной тысячи квартир, и это на 28 процентов больше, чем за аналогичный период 2017 года.

— Как YIT справляется с текущей экономической ситуацией в России?

— Объем строительства в течение последних четырех лет действительно снижается, кроме того, не растут цены, что негативно сказывается на рентабельности. Однако мы приняли решение, что не уходим ни из одного города. Вместо этого YIT пошел на изменение управленческой структуры и внедрение новых подходов при взаимодействии с партнерами.

Суть реструктуризации заключается в централизации определенных функций. Раньше в каждой компании YIT был собственный отдел продаж и маркетинга, управление проектирования и бухгалтерия. Сейчас менеджмент этих функциональных единиц осуществляется из офисов в Москве и Санкт-Петербурге, благодаря чему мы уменьшили затраты.

Кроме того, раньше мы приобретали участки для строительства в собственность, ставили на баланс компании. Теперь же все больше покупаем участки в Москве и Санкт-Петербурге вместе с партнерами, чтобы разделить затраты и разгрузить баланс.

— Как именно строится сотрудничество с такими партнерами?

— Допустим, у вас есть участок. YIT возводит дом с нуля, начиная с проектирования и заканчивая продажами, а вас приглашает поучаствовать в распределении прибыли либо рассчитывается за вашу долю квартирами.

— Какие участки вас интересуют?

— Нам интересны участки рядом с центром города, на которых можно построить как минимум десять тысяч квадратных метров жилья. При этом проектировать и строить мы хотим сами, ибо только так мы гарантируем высокое качество и привлекательную квартирографию.

— К слову, о квартирографии. Какие интересные тенденции вы могли бы отметить, если говорить о потребительских предпочтениях?

— Первые сорок лет работы здесь концерн YIT строил все, кроме жилья. Последние же пятнадцать лет мы строим только жилье, и лишь после недавнего слияния с концерном Lemminkainen у нас появился подрядный бизнес для сторонних заказчиков. Во времена СССР нашим заказчиком выступало какое-либо министерство, и мы очень редко встречались непосредственно с клиентом и не могли получить от него обратную связь.

Сейчас мы общаемся с клиентами постоянно, изучаем их предпочтения. И я могу сказать, что если пятнадцать лет назад разница между пожеланиями нашей целевой аудитории, а это молодая семья, в России и в других странах была достаточно большой, то сейчас предпочтения местных потребителей и, допустим, финских весьма похожи.

Основная тенденция — уменьшение размеров квартир. Вызвана она, вопреки распространенному мнению, вовсе не тем, что девелоперы хотят строить маленькие квартиры, а социальными изменениями. Если в 1995 году в России среднее домохозяйство состояло из трех человек, то оценка к 2020 году — 2,46 человека. Получается, что, несмотря на сокращение общей площади, на одного человека в итоге приходится больше квадратных метров.

Или возьмем тенденцию, которую мы наблюдаем в Финляндии: пенсионеры предпочитают перебираться из загородного дома в центр города с его развитой социальной инфраструктурой. Сейчас я вижу, что в России активно развивается загородное жилье, значит, лет через двадцать-тридцать, когда молодые семьи станут пенсионерами, мы увидим нечто похожее и здесь.

— Однако какие-то различия все же сохраняются?

— Конечно. В Финляндии мы строим квартиры только с отделкой. В России доля таких квартир составляет лишь 30 процентов. Но, опять-таки, и она растет, причем довольно серьезно в последние два-три года. Я думаю, это связано с уменьшением процента по ипотеке: когда проценты были высокими, люди хотели минимизировать объем кредита, а сейчас появилась возможность получить более комфортные условия. Так что и здесь мы становимся все более похожими. И это отличный фундамент для развития бизнеса.

Качество не предмет для компромисса

Генеральный директор ООО «Фацер» Владимир Калявин рассказывает, как с помощью инноваций быть успешным на сложном рынке.

— Как чувствует себя Fazer в текущей экономической ситуации в России?

— Если в 2016 году оборот Fazer в России составил 177 миллионов евро, то в 2017-м — уже 196 миллиона. Итоги 2018 года мы подведем следующей весной.

Что касается экономики и поведения потребителей, то здесь наблюдаются интересные тенденции. По данным Росстата мы видим, что номинальные доходы населения выросли за первые десять месяцев нынешнего года на 10,4 процента по сравнению с первыми десятью месяцами прошлого года. Это фантастическая цифра, одна из лучших в мире. Однако, с другой стороны, потребление почему-то не растет. Что же происходит? Похоже, сейчас доминирует посткризисная модель поведения. Ее суть в том, что при увеличении доходов люди начинают покупать больше дорогих продуктов, например рыбу. Хлеб же больше пользуется спросом во времена экономического спада.

— Как вам удается контролировать рост себестоимости продукции?

— Не скрою, этот год не назовешь благоприятным для нас. Если взять компоненты себестоимости, то здесь трудно найти что-то, что не подорожало. Электроэнергия выросла в цене на семь процентов, газ — на два процента, вода — на двенадцать процентов, оптовые цены на сахар и вовсе подскочили на пятьдесят процентов. Ожидания снижения стоимости муки после урожая не оправдались, наоборот, цены существенно выросли и продолжают расти.

— И в то же время Fazer не может переложить рост себестоимости полностью на потребителя. Особенно по такому чувствительному с социальной точки зрения продукту, как хлеб.

— Компания изыскивает резервы, работает над повышением эффективности. При этом надо иметь в виду, что мы ни при каких обстоятельствах не можем сделать качество предметом компромисса. Fazer всегда будет держать эту планку на высочайшем уровне.

Мы активно работаем над инновациями на всех этапах производства, от технологического процесса до разработки новых продуктов и продаж. С 2014 года идет внедрение системы SAP, в 2018-м мы подключили новый модуль Sales & Distribution, реализовали возможность автоматического подбора заказа. Реагируем на изменения привычек потребителей. Сейчас наблюдается рост заинтересованности наших покупателей в сбалансированном и здоровом питании, что играет нам на руку. Такая тенденция четко попадает в миссию нашей компании «Еда со смыслом». Наша линейка хлебов для сбалансированного питания «Энергия здоровья» занимает четыре процента рынка всех хлебобулочных изделий Петербурга.

Мы постоянно экспериментируем. Если бы мне несколько лет назад сказали про хлеб с овощами, я бы сильно удивился. А сегодня это одна из самых ярких наших инноваций. Сначала она была запущена в Финляндии и Швеции, получила престижную международную награду Gama Innovation Award и вот теперь успешно продается и в России.

Мы также ищем новые способы продвижения, например кросскатегорийный маркетинг с участием других международных брендов, активно взаимодействуем с футбольным клубом «Зенит», в том числе на «Фан-променаде» для болельщиков перед матчами на стадионе «Санкт-Петербург», — словом, мы постоянно пересматриваем все процессы. Вызов — это повод сделать что-то по-новому.

— Как сформировать в компании привычку к постоянному, а не эпизодическому поиску инноваций?

— В Fazer этому уделяется много внимания на всех уровнях, от топ-менеджмента до линейных работников. Ключевые сотрудники проходят тренинги по креативному мышлению, учатся быть открытыми к свежим решениям, поиску новых способов выполнения старых задач. Это часть нашей корпоративной культуры, причем уже более ста лет, с момента основания компании. Ведь Карл Фацер, сын швейцарского меховщика, открыл знаменитое кафе в центре Хельсинки, когда культуры потребления кондитерских изделий в этом городе еще не было. Это был смелый шаг. Продукция Фацера вызвала восторг у жителей Хельсинки, а затем и Петербурга. Он никогда не стеснялся привозить оригинальные рецепты из своих путешествий, постоянно предлагал новики. Мы этот дух бережем, исповедуя, я бы так сказал, бесстрашное кулинарное творчество. Очень многие вещи, которые сегодня в России стали повседневной практикой, пришли из Финляндии, от компании Fazer, скажем упакованный хлеб и хлеб в нарезке. Мы первыми на рынке стали предлагать порционные хлеба. В будущем году мы выведем на рынок России рустикальный хлеб, с рваным мякишем и хрустящей корочкой, который раньше ассоциировался с путешествиями по Европе.

Да, мы подхватываем инновации в Европе и адаптируем для российского рынка. Многие инновации и оригинальные решения рождаются в наших лабораториях в России и потом используются коллегами из северных стран. Только так можно успешно развиваться на непростом и высококонкурентном рынке. Не забывая, разумеется, о качестве. Я думаю, что по количеству сертификатов различных систем менеджмента управления качеством Fazer в хлебобулочной отрасли России на лидирующих позициях. Русскую поговорку «Хлеб — всему голова» мы воспринимаем более чем серьезно.

У партнеров

    «Эксперт»
    №50 (1101) 10 декабря 2018
    ПОЛОВИННЫЙ ГРАЖДАНИН
    Содержание:
    Выжженная земля

    Муниципалитеты подобрались к пределу экономии. Дальше — только повышать налоговые доходы. но сделать это невозможно, пока все основные налоги от среднего и крупного бизнеса будут забирать центр и регион

    Повестка дня
    Главная новость
    Наука и технологии
    Специальное обозрение
    Реклама