Длинная рука Центробанка

На фондовом рынке России довольно легко манипулировать, но ЦБ обещает, что никто не уйдет безнаказанным. Даже если расследование займет годы

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

— Потери клиентов составили гораздо больше того, что заработал Бергер и связанные с ним лица, понимаете? — Директор департамента Банка России по противодействию недобросовестным практикам Валерий Лях рисует на доске график акций и показывает на разрыв между двумя точками. — Допустим, в этой точке Бергер продал бумаги и стал ждать, чтобы откупить вот здесь, дешевле. Но чтобы привести акцию к этой цене, надо было потратить еще средства, возможно, в несколько раз больше того, что в итоге удалось заработать.

За прошлый год Центробанк установил 17 случаев так называемого неправомерного использования инсайдерской информации и манипулирования рынком — рекорд за все время существования закона об инсайде. Самыми крупными стали случаи с офшором Ronin Europe Ltd, который, по версии ЦБ, используя инсайд «ЛУКойла», манипулировал валютным рынком (и заработал 146 млн рублей), и управляющего УК «Сбербанк Управление активами» Дмитрия Бергера — он, считают в ЦБ, манипулировал 50 бумагами, преимущественно «голубыми фишками» (и заработал 150 млн рублей). Самым же крупным из всех когда-либо выявленных на российском рынке пока остается случай с Юрием Хиловым — он работал трейдером на Дойче банк, где, как в 2016 году установил ЦБ, на манипуляциях с ценными бумагами заработал не менее 255 млн рублей.

Напомним, закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» появился еще в 2010 году, однако вал раскрытых ЦБ случаев приходится именно на последние три года. Это связано как с тем фактом, что регулятору пришлось обучать своих сотрудников выявлять инсайд и манипулирование, так и c общей длительностью подобных процессов. Как отмечает Валерий Лях, в мировой практике норма по таким делам — три–пять лет. Правда, срок между самим случаем «недобросовестного поведения» и его выявлением в тех же США обычно покороче: так, в ноябре 2018 года Securities and Exchange Commission обвинила Эрика Лэндиса из Шарлоттсвилла в манипуляциях акциями микрокомпаний — манипулировал он ими с января 2015-го по январь 2018 года.
Так или иначе, многие случаи манипулирования и инсайда, которые сегодня раскрывает Центробанк, относятся к 2013–2014 годам.

До появления соответствующего закона и инсайд, и манипулирование были на российском рынке обыденной и широко распространенной практикой. Но и после принятия закона почти ничего не изменилось: анализ случаев, выявленных Банком России, говорит о том, что ряд профучастников рынка не обратили на закон внимания и даже не пытались маскировать свою недобросовестную деятельность (вплоть до того, что разгоняли цену, продавая бумаги внутри одной компании и чуть ли не с одного и того же компьютера). Пока в ЦБ признают, что раскрывают только 30–40% случаев «недобросовестного поведения». Однако обещают, что даже если схемы будут более изощренными, регулятор их все равно увидит. А со временем и докажет. Помочь ему в этом должны IT-система собственной разработки, отслеживающая все операции на бирже и выявляющая сред

У партнеров

    «Эксперт»
    №9 (1109) 25 февраля 2019
    Бизнесмен не должен сидеть в тюрьме
    Содержание:
    Отдать долги населению

    После целого ряда лет неолиберальных экспериментов в экономической политике выяснилось, впрочем не в первый раз, что они не проходят безболезненно для народа. Президент стремится скорректировать курс, и, возможно, это поворотная точка

    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама