Стратегический диалог

Повестка дня
Москва, 20.05.2019
«Эксперт» №21 (1120)

Прелюдия к «стратегическому диалогу» 07-01.jpg ТАСС
Прелюдия к «стратегическому диалогу»
ТАСС

Госсекретарь США Майк Помпео совершил свой первый визит в Россию в качестве главы внешнеполитического ведомства. Его принял президент России Владимир Путин в своей сочинской резиденции. Перед встречей прошли переговоры Помпео и главы МИД России Сергея Лаврова. Визиту Помпео предшествовал телефонный разговор президентов России и США. Это был первый диалог между ними после завершения расследования спецпрокурора Роберта Мюллера о предполагаемом российском вмешательстве в американские выборы. Расследование доказало невиновность Дональда Трампа, и у него появилась возможность вернуться к ранее провозглашенной стратегии установления хороших отношений с Россией. Так что визит госсекретаря стал продолжением этого диалога и подготовкой к личной встрече двух президентов, которую Дональд Трамп пожелал провести на саммите «большой двадцатки» в японском городе Осака.

Предметом двухсторонних переговоров стали отношения с КНДР, Афганистаном, Ливией, Ираном, Венесуэлой, и, как выразился Майк Помпео, «мы также можем поговорить о стратегическом диалоге». В перечне «проблемных стран» бросается в глаза отсутствие Украины и Китая. Украинский вопрос давно стал камнем преткновения, а инцидент в Керченском проливе — поводом для отмены Дональдом Трампом переговоров с Владимиром Путиным на саммите «большой двадцатки» в декабре прошлого года. Китай формально никогда не был проблемой в российско-американских отношениях, но многие политические тяжеловесы в США давно говорили об опасности для Америки российско-китайского союза. В свете обострившейся американо-китайской торговой войны эти опасения могут лишь усилиться. Чем сильнее США давят на Китай, тем больше шансов, что Пекин попытается сколотить антиамериканскую коалицию, против которой будут бессильны экономические санкции Вашингтона. Естественно, США не хотят видеть Россию в составе возможного антиамериканского блока: неприятно иметь в противниках страну, способную, в отличие от Китая, нанести США непоправимый военный ущерб.

На данный момент у России полностью развязаны руки в возможности выбора стратегического союзника. Пекин в период максимального похолодания российско-американских отношений предпочел наблюдать за происходящим со стороны, заботясь лишь о собственных интересах, и теперь не вправе рассчитывать на взаимность Москвы. Возможно, вопросы по Украине и Китаю как раз и относятся к «стратегическому диалогу», который лишь начали президенты России и США.

Самой горячей международной темой в прямом и переносном смысле слова в последние дни стал Иран. Из-за возможного выхода Ирана из «ядерной сделки», которая год назад была уничтожена усилиями США, Майк Помпео даже перенес визит в Россию на несколько дней вперед, отправившись в ЕС уговаривать его лидеров не поддерживать Иран. Российский президент сформулировал свое видение иранской проблемы на следующий день после визита Помпео, во время пресс-конференция по итогам переговоров с Федеральным президентом Австрии Александром ван дер Белленом. «Россия не пожарная команда, мы не можем всё это подряд спасать, что от нас в полной мере не зависит», — заявил Владимир Путин. Если ЕС и Китай, являясь гарантами «ядерной сделки» и заинтересованными в покупке иранской нефти, не хотят противостоять санкциям США, то Россия тем более не должна таскать для них каштаны из огня.

У партнеров

    «Эксперт»
    №21 (1120) 20 мая 2019
    Война понарошку
    Содержание:
    Углубленный курс трампономики для китайских товарищей

    Реиндустриализация США, новые идеи для американского капитала и поддержка фондового рынка — тактические цели Дональда Трампа в торговой войне с Китаем. Стратегическая ставка куда серьезнее. Речь идет о схватке за лидерство на передовых направлениях научно-технологического развития

    Реклама