Кадры «Аэрофлота» под колпаком у следствия

Повестка дня
Москва, 07.10.2019
«Эксперт» №41 (1137)

Владимир Александров, он же Армен Абалян 07-01.jpg
Владимир Александров, он же Армен Абалян

Глава «Аэрофлота» Виталий Савельев, похоже, теряет контроль над ситуацией в компании. Басманный суд арестовал на два месяца его заместителя Владимира Александрова, которого Главное следственное управление Следственного комитета обвиняет в мошенничестве в особо крупном размере. По версии следствия, еще в 2015–2016 годах Александров вместе с тогдашним директором юридического департамента «Аэрофлота» Татьяной Давыдовой заключил несколько договоров на оказание юридических услуг с адвокатами Александром Сливко и Диной Кобец (оба под арестом). Но, как полагают в СКР, все работы по этим контрактам выполняли юристы авиакомпании, а сторонним адвокатам неправомерно «выплатили не менее 250 млн рублей», причем на основании актов, содержащих заведомо недостоверные сведения.

Эти средства следователи считают похищенными. И хотя доказать факт хищения в такой ситуации будет непросто (ни Александров, ни другие фигуранты дела вины не признают), возможно, такая задача сейчас и не стоит. А главная цель — придать огласке некоторые факты биографии Владимира Александрова. Этот человек, уроженец Узбекистана, ранее носил имя и фамилию Армен Абалян. Но пятнадцать лет назад он почему-то решил их сменить. Это обстоятельство само по себе не имело бы значения, если бы не история с получения господином Абаляном и его матерью Анаит Аванесян российского гражданства в апреле 2000 года: она представила заведомо ложные сведения о себе и своем сыне, касающиеся места регистрации и постоянного проживания. Иными словами, гражданство РФ они получили с явными нарушениями. И как после этого Владимир Александров устроился в «Аэрофлот», да еще и курировал там работу нескольких департаментов, включая юридический, остается загадкой.

Так что есть основания полагать, что кадровая политика «Аэрофлота», которую все последние годы проводил Виталий Савельев, неэффективна: слишком много в ней изъянов. И это касается не только топ-менеджмента, но и других сотрудников, включая пилотов. Наглядное тому подтверждение — майская катастрофа SSJ-100 в Шереметьево. На днях СКР предъявил обвинения командиру этого воздушного судна Денису Евдокимову, ему инкриминируется нарушение правил полетов или подготовки к ним, повлекшим по неосторожности гибель двух и более лиц. Следователи считают, что «действия Евдокимова по управлению воздушным судном, совершенные с нарушением установленных правил, повлекли разрушение и возгорание самолета, в результате чего погибли 40 человек и один член экипажа». И у них для этого есть основания: снижение и посадка SSJ-100 происходили с превышением приборной скорости — она составляла 293 км/ч. Когда Денис Евдокимов начал выравнивать самолет, бортовой самописец зафиксировал «увеличивающиеся по амплитуде управляющие воздействия на боковую ручку управления по тангажу вплоть до полного хода как “от себя”, так и “на себя” с относительно продолжительным удержанием в крайних положениях». Иными словами, КВС при посадке все время проводил активные манипуляции ручкой джойстика. Никакого объяснения этому факту в предварительном отчете МАК о расследовании авиакатастрофы не содержится. Пилот же сказал следователю, что самолет вел себя некорректно, не слушаясь бортовой ручки управления. А массовую гибель людей объяснил тем, что кто-то в панике открыл заднюю дверь салона и сильный воздушный поток раздул пламя. Но все это не позволяет внятно ответить на два главных вопроса: почему самолет садился с гигантскими перегрузками и почему командир корабля не ушел на второй круг или же не стал вырабатывать топливо, нарезая круги над аэропортом. Напомним, при посадке самолет трижды коснулся взлетной полосы с перегрузками не менее 2,55 g, 5,85 g и 5,0 g соответственно. При том что конструкция планера спроектирована по условиям прочности на расчетную перегрузку 3,75 g. Из-за превышения предельных значений перегрузки стойки шасси самолета подломились, пробили баки, вспыхнул пожар, что и привело к гибели людей.

Наконец, еще один важный момент — качество подготовки пилотов в «Аэрофлоте». После удара молнии в SSJ-100 Денис Евдокимов управлял самолетом в ручном режиме, все время запрашивая помощь диспетчера (и получал ее). Но как рассказал журналистам сразу после катастрофы в Шереметьево экс-пилот «Аэрофлота» Владимир Сальников, летавший в том числе на SSJ, «руководство авиакомпании примерно год назад запретило пилотирование в ручном режиме, разрешен только автоматический». «Управление судном в ручном режиме отрабатывается раз в полгода на тренажерах, навык теряется», — сообщил Сальников. И если это так, то навыки ручного управления вполне мог подрастерять и Денис Евдокимов. А это может свидетельствовать о наличии системных проблем в подготовке летного состава крупнейшей авиакомпании нашей страны.

Очевидно, что ситуация, сложившаяся в «Аэрофлоте», требует немедленных кадровых решений. И хорошо бы этим вопросом занимался генеральный директор, полностью контролирующий работу сотрудников. Потому что от этого зависит не только финансовое положение компании, но и жизни людей.

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (1137) 7 октября 2019
    Сверхсвязный мир
    Содержание:
    Не теряя жесткости

    Несмотря на рост расходов и даже на нацпроекты, в ближайшие три года наш бюджет останется прежде всего стабильным, профицитным и не тратящим в реальном выражении больше, чем в 2012 году. Это не бюджет развития и лишь с очень большой натяжкой «социальный» бюджет

    Главная новость
    Реклама