Маркетплейс от ЦБ — это большой государственный супермаркет, и чиновники настойчиво рекомендуют нам совершать покупки именно в нем. Но вопреки планам регулятора это будет мешать конкуренции на рынке финансовых услуг

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

На глобальном финансовом рынке в октябре произошли события, которые могут привести к революционным изменениям технологий и практик продаж финансовых продуктов. Одна из крупнейших американских финансовых компаний, Charles Schwab, неожиданно объявила об отмене брокерской комиссии при сделках с ценными бумагами, ETFs и акциями взаимных фондов. Одновременно Schwab резко усилила маркетинг сети независимых инвестиционных консультантов с фидуциарными (ставящими на первое место интересы клиента) стандартами деятельности. Примеру Schwab с обнулением брокерских комиссий были вынуждены последовать его крупнейшие конкуренты — Fidelity Investments, Ameritrade, E*Trade, Interactive Brokers и др. О влиянии этих шагов на финансы компаний говорит тот факт, что доля брокерских комиссий в их доходах составляет от 7% у Schwab до 22% у Ameritrade и E*Trade. Сразу после заявления Schwab его акции упали на 10%, акции E*Trade — на 16%, акции Ameritrade — на 26%.

По значимости эти изменения можно сравнить с появлением первого индексного фонда в Vanguard в 1975 году или первых ETFs в 1993-м. Теперь рынок финансовых услуг в США ждут значительные перемены: конкурентные преимущества брокеров и инвестиционных банков будут обеспечиваться не размерами брокерской комиссии, а масштабом бизнеса и способностью предоставлять продукты, сервисы и услуги для разных категорий инвесторов. Резко повышается значимость фидуциарных стандартов деятельности финансовых посредников.

В России же в это время готовится к принятию во втором и третьем чтениях закон «О совершении сделок с использованием электронной платформы» — это закон о маркетплейсе, который будет работать под эгидой Банка России. Маркетплейс призван обеспечить равный доступ пользователей услуг к финансовому рынку и «сформировать предпосылки для развития конкурентной среды и оптимизации финансовых сервисов» — так описывают высокую цель в ЦБ.

Напомним, сам маркетплейс в тестовом режиме был запущен в 2017 году, но пока через него можно купить депозиты ограниченного числа банков. И даже несмотря на почти два года работы и то, что в ближайшее время должен быть принят закон, а потом сразу «в промышленную эксплуатацию» будут запущены три электронные платформы маркетплейса (по вкладам, облигациям и паям ПИФов), не только польза его, но и сама суть до сих пор не ясна.

Недавно в ходе довольно содержательной дискуссии в МГУ о судьбе российской банковской системы в эпоху финтеха, где спикеры часто использовали термин «маркетплейс» со ссылкой на проект упомянутого закона, автор попытался выяснить, на какую из известных в мире организаций этот маркетплейс похож. Но ясного ответа не получил. Кто-то сказал, что это нечто, связанное с Open Banking (открытый банкинг: в соответствии со второй платежной директивой ЕС PSD2 банки должны дать независимым финансовым компаниям с помощью специального программного обеспечения, открытых API адресов, доступ к счетам своих клиентов в других банках). Другой ответ был еще проще: это то, что записано в упомянутом

У партнеров

    «Эксперт»
    №44 (1140) 28 октября 2019
    Еда в 2029 году
    Содержание:
    Ежовые рукавицы нейтральной жесткости

    Несмотря на серьезное снижение ключевой ставки, Банк России так и не перешел к мягкой денежно-кредитной политике. Впрочем, даже при дальнейшем снижении ставки экономика не будет расти быстрее — по ряду причин она сейчас не может впитать деньги и перенаправить их на инвестиции

    Главная новость
    Реклама