Окна Вселенной

Наука и технологии
Москва, 23.12.2019
«Эксперт» №1-3 (1147)

Мир тратит на исследования и разработки все больше — уже почти два триллиона долларов ежегодно. Оправдывают ли себя эти затраты? Конечно, скажут свидетели прорывов в молекулярной биологии, квантовой физике и новых материалах. Напомнят и об «искусственном интеллекте», о приближающейся всеобщей автоматизации, о вот-вот готовых поддаться физикам тайнам Вселенной.

Другие обратят внимание на длительное замедление темпов роста производительности труда в США — притом что в 1970–2010-е годы страна ежегодно наращивала поддержку науки и инноваций: затраты выросли в пять раз, а ежегодное количество публикаций — в семь. Что же получается, исследований все больше, а их применения не столь эффективны, как раньше? Некоторые видят причину в особенностях современной науки — она требует гигантских дорогих научных установок и множества ученых. При этом в реализации крупных научных проектов могут участвовать десятки стран, и задержка в разработке одного лишь элемента, например кристалла или зеркала, может сдвинуть проект на годы.  Проще говоря, науку в одиночку уже не сдвинешь.

Экономисты обращают внимание на уклон затрат частных компаний в сторону разработок, а не фундаментальных исследований. Например, число публикаций у американских компаний за тридцать лет сократилось на четверть. В США, за исключением ряда отраслей, исследования все больше проводятся в университетах, а компаниям остались разработки. Как итог, по всему миру ищут новые способы взаимодействия исследователей и разработчиков. Они уже, получается, не вместе. Исключение — фармацевтика и информационные технологии. Но, например, в энергетике риски — технологические и коммерческие — выше: внедрение инновации, пусть и успешной, потребует масштабных капитальных затрат. И даже если эффект очевиден, желающих рисковать меньше. Стимулом могут стать государственные программы.

В конце декабря президент США Дональд Трамп заявил, что следующим руководителем престижного Национального научного фонда США (NSF) должен стать индийско-американский ученый из Аризонского университета Сетураман Панчанатан. Он призван повысить эффективность NSF. Уже два года фонд поддерживает «большие идеи» в науке: в 2019 году в каждую идею было направлено по 30 млн долларов. Идеи включают в себя большие данные, взаимодействие человека с искусственным интеллектом, биотехнологии. В большинстве стран мира приоритеты те же. В планах NSF обращают на себя внимание не только проекты «Понимание основ жизни» и «Революция данных», но и «Окна Вселенной» — понимание гравитационных процессов, темной материи и энергии, поиск внеземной жизни.

Ученые надеются, что к неожиданным новым результатам приведет строительство новых телескопов, обсерваторий, ускорителей. В России сделана ставка на гигантские исследовательские установки («мегасайенс»), которые обеспечили бы научно-технологический прорыв. Их планируют создавать на острове Русский, в Новосибирске, Протвино, Москве и Гатчине.

При этом строительство «мегаобъектов» может растягиваться на неопределенны

Новости партнеров

«Эксперт»
№1-3 (1147) 23 декабря 2019
ВЕРОЯТНОСТИ 2020
Содержание:
Реклама