Метаморфозы Милана

Общество
Москва, 02.03.2020
«Эксперт» №10 (1154)
За последние десять лет итальянский Милан пережил несколько кардинальных трансформаций. Они были связаны с международными мегасобытиями, регенерацией промзон, решительной транспортной политикой и стратегией «Здоровый город»

ZUMA\TASS

Несколько месяцев назад Милан получил право на проведение зимней Олимпиады 2026 года. Совсем недавно, в 2015-м, в городе прошла всемирная выставка «Экспо». Международные мегасобытия, как часто бывает, стали катализатором трансформации города. Однако не только они сыграли свою роль в быстрых изменениях. В случае Милана подготовка к «Экспо» и Олимпиаде удачно дополнялась системной работой по перенастройке города.

Не только мегапроекты

В 2015 году в Милане прошла выставка «Экспо», посвященная продовольствию. Общие инвестиции в полугодичное мероприятие превысили 2,3 млрд евро. Мероприятие дало толчок развитию города: был открыт новый участок метро, построены и отремонтированы дороги и тротуары. Милан посетило 20 млн человек. Городская казна получила 500 млн евро новых налогов.

Через шесть лет в Милане пройдет зимняя Олимпиада. Она, несомненно, тоже выступит катализатором городского развития. Уже известно, что масштабная олимпийская деревня будет построена на месте промзоны Porto Romano. Город вновь посетит большое количество туристов, он получит рекламу по всему миру.

Позитивная роль мегапроектов как катализаторов городского развития хорошо изучена. Однако есть у них и обратная сторона: «белые слоны». Это объекты, которые были построены под мегасобытия, но не могут быть эффективно использованы после них. С полусотней павильонов «Экспо» как потенциальными «белыми слонами» поступили крайне просто: их снесли. Это не очень экологично, но на 11 га теперь будет строиться научный городок типа подмосковного Сколково. Для Олимпийской деревни итальянцам еще предстоит найти постолимпийское использование. Ролевой моделью выступит Деревня олимпийцев в Лондоне, которая сразу была спроектирована как полноценный городской район.

Однако активное развитие Милана в последнее десятилетие неправильно сводить только к эффекту мегапроектов. «Особенность кейса Милана в том, что мегасобытия были вписаны в стратегию города. В частности, они были удачно дополнены сильной архитектурной политикой властей. В последнее десятилетие в городе поработала настоящая архитектурная “сборная мира”», — говорит первый проректор МИТУ-МАСИ Светлана Забелина.

Превращение Милана из серого города с минимумом, по итальянским меркам, исторических достопримечательностей в одну из столиц современной архитектуры связано с двумя крупными проектами. В девелоперский проект City Life Fiera Milano удалось привлечь сразу двух starchitects первого ряда: Заху Хадид и Даниэля Либескинда. Интересно, что в определенной степени они антиподы. Если архитектуре Захи Хадид свойственны текучие бионические формы, то для творений американского деконструктивиста характерны изломанные линии и острые углы. Целый ряд известных архитекторов — от Цезаря Пелли до Николаса Гримшоу — был задействован в проекте Porta Nuova.

Не строить выше Мадонны

«Многие столетия самым высоким зданием Милана был кафедральный собор — Duomo. И было негласное правило: не строить выше Мадонны, которая размещена на шпиле собора. Первые высотные

Новости партнеров

«Эксперт»
№10 (1154) 2 марта 2020
Сланцевая агония
Содержание:
Шум и сланец

Как коронавирус из Китая помогает развенчать самый главный миф нового времени — о том, что нефть из камня можно получать бесконечно

Главная новость
Реклама