Чудо Алисы Фрейндлих

Культура
Москва, 16.03.2020
«Эксперт» №12 (1156)
Что происходит, когда мы видим на сцене актрису, которую хорошо знаем по другим ролям

СТАНИСЛАВ ЛЕВШИН

Алиса Фрейндлих — актриса, заставляющая нас с трепетом смотреть на происходящее на сцене с ее участием. В карьере актера может наступить этап, когда его собственное имя оказывается сильнее имени персонажа, чей образ он создает. За ним тянется шлейф сыгранных ролей, но каждая из них уже не просто прихоть режиссера или продюсера, а часть его личной биографии. Он прожил эти роли, отдал им свою внешность и свой голос, но однажды они получат и его имя. Даже в случае, если актер играет исторического персонажа, он все равно остается самим собой. И если из-за этого мы не можем принять до конца условность театрального действия, то все же получаем взамен другой, не менее сильный эффект: оказываемся свидетелями нескольких жизней человека, хорошо нам известного, вызывающего у нас поток личностных ассоциаций, всплывающих из глубин накопленного нами культурного и эмоционального опыта, который связан с этим актером множеством невидимых нитей.

«Волнение» — пьеса, написанная драматургом Иваном Вырыпаевым специально для Алисы Фрейндлих и им же поставленная на сцене БДТ. Персонаж, которого она играет, — писательница родом из Польши, ныне живущая в США. Она успела прославиться на весь мир. От Нобелевской премии ее отделяют лишь несколько шагов. Интервью польскому изданию может помочь совершить их. Его берет журналист, приехавший из Польши в Нью-Йорк в надежде однажды там остаться. Он должен стать частью хорошо просчитанной комбинации, которая разыгрывается вокруг литературной знаменитости. Но вместо того, чтобы довольствоваться скромной ролью, доставшейся ему по воле случая, начинает свою игру, что делает ход событий непредсказуемым. Он принимается задавать вопросы, которые ему задавать не следовало, но как раз таких вопросов от него и ждала собеседница. Они дают ей повод выставить напоказ залежавшиеся в шкафу ее души скелеты, которых с годами становится все больше и больше.

Иван Вырыпаев усложняет действие пьесы кинематографическим приемом: мы не только наблюдаем актеров на сцене, но и слышим авторский текст, объясняющий нам скрытую мотивацию происходящего на сцене. Зритель получает возможность быстро проникнуть в сознание персонажей спектакля и дальше считывать еще один смысловой слой происходящего на сцене: мы видим не просто интервью, способное в случае удачного стечения обстоятельств изменить к лучшему судьбы сразу нескольких людей, но мистерию, в которой приоткрываются глубокие смысловые слои человеческого бытия. Он дидактичен. Хочет все объяснить. И разом обнажает наслоившиеся друг на друга парадоксы человеческого существования. У него словно появился единственный шанс выстроить отношения с очень важным собеседником, и он пытается его использовать на все сто процентов. Как посланник неведомой вселенной, изо всех сил старается он донести до зрителя максимум смыслов в сжатой форме, требуя, чтобы тот до предела сконцентрировался в момент восприятия.

За степень этой концентрации как раз и отвечает Алиса Фрейндлих. Мы следим за историей ее персонажа, сотканной из

Новости партнеров

«Эксперт»
№12 (1156) 16 марта 2020
Кризис на который мы копили
Содержание:
Кризис, к которому мы готовы

Первые, апокалиптические, оценки нефтяного кризиса оказались сильно преувеличенными. Россия не была инициатором разрыва сделки ОПЕК+. Начатая Саудовской Аравией ценовая война больнее всего ударит по ней самой. Внутрироссийская экономическая повестка изменилась: вместо ускорения роста теперь надо постараться избежать спада ВВП и минимизировать масштаб девальвации

Реклама