Не зря ее назвали «Спутник»

Виталий Лейбин
редактор отдела науки и технологии журнала «Эксперт»
8 февраля 2021, 00:00
№7

Создатели вакцины Gam-COVID-Vac («Спутник V») опубликовали блестящие результаты третьей фазы ее клинических испытаний. Это прорыв — и технологический, и политический

СЕРГЕЙ БОБЫЛЕВ/ТАСС

Денис Логунов, замдиректора по научной работе Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи, научный лидер группы создателей «Спутника V», и его коллеги 2 февраля сообщили в ведущем международном медицинском журнале Lancet о 91,6-процентной эффективности разработанной ими вакцины. Это очень высокий показатель, сравнимый с ранее опубликованными результатами третьей фазы клинических испытаний вакцин Pfizer-BioNTech (95%) и Moderna (94,1%) и значительно превосходящий результаты испытаний вакцины AstraZeneca (70,4%). Больше ни одна вакцина против коронавируса в мире третьей стадии клинических испытаний не прошла, «Спутник V» стал четвертой.

Точно работает 

Эффективность вакцины показывает относительный уровень снижения заболеваемости среди привитых людей по сравнению с непривитыми. Этот показатель рассчитывается как отношение разности долей заболевших в группе плацебо и группе привитых в контрольной выборке к доле заболевших в группе плацебо.​ В ходе клинических испытаний «Спутника V» из 14 964 человек, которые получили в рамках испытаний вакцину, через 21 день после первого укола положительный ПЦР-тест на COVID-19 оказался всего у 16 человек (менее 0,1%). А в группе плацебо заболели 62 человека из 4902 (1,3%). Таким образом, эффективность вакцины составила (1,3-0,1) / 1,3 Х 100% = 92%.

Но еще показательнее то, что все из 20 зарегистрированных в обеих группах тяжелых случаев и случаев заболевания средней тяжести оказались в группе плацебо. Это означает стопроцентную (на момент достижения контрольной точки испытаний) эффективность вакцины против сколько-нибудь тяжелых случаев заболевания.

Среди волонтеров были люди всех возрастных групп, самому старшему в группе получивших вакцину — 87 лет. Эффективность и безопасность вакцины статистически не отличаются в разных группах.

Кроме того, авторы статьи в Lancet сделали анализ на два вида антител и на клеточный иммунитет в результате применения вакцины. Оба теста показали блестящие результаты. Антител после вакцины образуется существенно больше, чем у переболевших, что, видимо, и дает основания директору Центра имени Гамалеи (и одному из главных героев успеха) Александру Гинцбургу утверждать, что иммунитет после вакцины может держаться два года. Но это никак не следует из статьи, а, надо полагать, является прикидкой, основанной на уровне иммунного ответа. 

Тест на клеточный иммунитет учитывал уровень интерферона-γ, и для всех 44 образцов крови из группы вакцины (и ни у одного из группы плацебо) было зарегистрировано повышение его уровня в ответ на стимуляцию антигеном. 

Согласно данным статьи, вакцина начинает работать на 16–18-й день после первого укола (это разумно учитывать тем, кто вакцинируется сейчас: не стоит расслабляться и вести себя неосторожно, по крайней мере до второго укола). От 15-го до 21-го дня от первого укола эффективность вакцины составляет 73,6% — это как раз на уровне вакцины AstraZeneca, она работает примерно как один укол российской вакцины, что имеет гипотетическое объяснение: российская вакцина более хитро устроена, в двух ее уколах используются разные векторы, доставляющие часть мРНК-вируса в клетки человека.

Наука в военных условиях

Следует понимать, что десятые доли процента эффективности — это не предмет гонки. Ключевой целью было как можно быстрее получить статистически корректные результаты. Испытания проходили с 7 сентября по 24 ноября, то есть захватили вторую волну заболеваемости COVID-19 в России. Это означало, что испытания проводились в крайне тяжелых организационных условиях, они сталкивались и с моральным вызовом. Вакцина требовалась срочно (ее зарегистрировал Минздрав еще после объединенной первой и второй фазы испытаний), она уже использовалась для вакцинации некоторых наиболее рискованных групп, поэтому и результаты требовались как можно скорее. Но результаты испытаний нельзя ускорить — должна естественным путем накопиться достаточная информация о заболевших, ведь с людьми немыслимо поступать как в лабораторном эксперименте на животных — намеренно заражать. 

Конечно, чем больше случаев заболевания в группе плацебо, тем лучше статистический результат, но что, если кто-то из тех, кто добровольно пошел на испытания и получил «пустышку» вместо вакцины, умрет или тяжело заболеет? Авторы статьи это специально обсуждают. Они заранее просчитали, какое количество заболевших необходимо для корректной статистики, и, когда накопилось 78 случаев заболевания, подвели итоги.

По-хорошему, в группе плацебо должно было бы быть столько же испытуемых, сколько и в группе вакцинированных. Именно так делают в менее критических условиях, и именно такой подход был изложен в статье по итогам третьей стадии испытаний вакцины Pfizer-BioNTech. Но у авторов американо-германской вакцины было гораздо больше производственных и, что еще более существенно в данном случае, организационных мощностей: испытания шли сразу в нескольких странах. 

Однако то, что в статье Логунова и соавторов в группе плацебо оказалось на треть меньше коллег, редко смущает: для убедительной статистики данных как раз хватило. 

Немалым препятствием, впрочем, было то, что вакцина уже была доступна в момент испытаний и некоторые люди, которые поняли, что им вкололи плацебо вместо вакцины, предпочли уколоться вакциной, тем самым выйдя из эксперимента. Но тем волонтерам, кто в ситуации неопределенности, рискуя здоровьем, продолжил эксперимент, мы все, конечно, должны быть благодарны. 

Нет «побочек»

Не меньше эффективности важна безопасность вакцины. Здесь, по данным статьи, тоже все отлично. Никаких опасных случаев, включая резких аутоиммунных реакций, зарегистрировано не было. Обычных, не связанных с COVID-19 недомоганий было относительно поровну в группе вакцины и в группе плацебо. Но это были обычные симптомы, которые уже хорошо известны по многочисленным впечатлениям прошедших вакцинацию: головная боль, простудные симптомы, реакция в месте укола. 

За время испытаний умерли четыре человека, причем трое из них — в группе вакцины, но, как утверждается в статье, эти смерти никак не связаны с вакцинацией. Один умер в результате перелома грудного позвонка, двое других — от болезней, усугубленных COVID-19, но первые симптомы у них появились на пятый день после первого укола, когда вакцина еще не начала действовать. Авторы статьи предполагают, что умершие могли заболеть еще до первого укола; нельзя исключать, что это произошло и чуть позже или в тот же день — само посещение медицинского учреждения может быть фактором риска, что, кстати, отмечают врачи по итогам проходящей вакцинации. 

Политическая вакцина

«Мы видим, что критики просто замолчали… потому что им просто уже не прицепиться ни к чему негативному… “Спутник V” доказал, что это одна из самых эффективных, самых продвинутых вакцин в мире», — заявил глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев.

Именно он, судя по всему, является управленческим мотором успеха многомесячной технологической битвы за создание отечественной вакцины от новой коронавирусной инфекции. Ее участники пока неохотно об этом говорят, но можно себе представить, чего стоило пройти через все политические, бюрократические, управленческие и производственные препятствия внутри и жесткую критику извне.

Только сейчас, впервые за долгое время, Россия в контексте борьбы с коронавирусом начала упоминаться в позитивном ключе в западной прессе. При этом до 2 февраля, когда вышла статья об итогах третьей фазы клинических испытаний «Спутника V», обсуждение было крайне критическим, причем не только в общественно-политической прессе, но и в научной.

Авторитетный научный журнал Nature 11 ноября прошлого года, в частности, опубликовал статью с заголовком «Россия анонсировала позитивные результаты вакцины против COVID в результате противоречивых испытаний». 

Девятого ноября прошлого года компания Pfizer первой в мире опубликовала данные по третьей стадии клинических испытаний своей вакцины, и сразу после этого Центр имени Гамалеи на основании промежуточных результатов испытаний заявил, что его вакцина имеет сравнимую эффективность в 92%, что вызвало волну критики. 

Этому предшествовал тот факт, что Россия первой в мире официально зарегистрировала «Спутник V» на основании результатов первой и второй фазы испытаний, что вызвало волну негативных публикаций, основанных и на слабой статистике первых стадий, и на подозрениях, что «авторитарный режим» собирается использовать непроверенную вакцину на населении. 

Действительно, массовая вакцинация в России началась еще в конце прошлого года, то есть до выхода статьи об итогах третьей фазы испытаний, но все же тогда, когда исследователям и чиновникам в целом были понятны их результаты. 

Ошибка перевода

Профессор Университета Северной Каролины (США) вирусолог Валерий Грдзелишвили считает, что здесь могли сработать и политический фактор, и ошибка перевода. «С одной стороны, российские первые лица поспешили заявить о первенстве в соревновании за первую вакцину до того, как она прошла все испытания. Это, конечно, не могло не вызвать гиперкритики и крайне придирчивого анализа данных о “Спутнике V”. С другой стороны, в переводе на английский заявление официальных лиц России о “регистрации” вакцины могло было понято как финальное ее одобрение, которое во всем мире возможно лишь по завершении третьей фазы клинических испытаний. В США тоже есть стадия регистрации для допуска к испытанию на людях, но публика могла так понять, что русские решили вообще обойтись без третьей стадии. Теперь вопросы сняты».

Валерий Грдзелишвили также считает, что сколько-нибудь существенные претензии к вышедшей в журнале Lancet статье вряд ли возможны. «Это самый авторитетный журнал в медицине. И нет никаких сомнений, что после всей критики Lancet крайне придирчиво рецензировал статью и при выборе внешних рецензентов, и при редакционном рецензировании, особенно в том, что касается анализа результатов и статистики».

Создатели вакцины Денис Логунов и Александр Гинцбург, как в романтических историях об ученых-подвижниках, раньше всех вакцинировались своей вакциной — еще весной прошлого года. И в среде биологов с самого начала было мало сомнений в том, что «Спутник V» будет работать. С помощью этой же технологии — использования двух аденовирусных векторов — в Центре имени Гамалеи уже делали успешные вакцины против вируса Эболы и MERS, достаточно было заменить в готовом прототипе вакцины фрагмент генетического кода. 

То, что в целом готовая еще весной прошлого года вакцина проигрывает в почетном соревновании за лидерство в спасении мира фармгигантам Pfizer и Moderna, не проблема самой вакцины и ее разработчиков. Следует принять во внимание разницу масштабов производственных мощностей российской и американо-германской фармакологии, а также то, что Россия по традиции хорошо справляется с крупными авральными задачами, но запрягает не быстро — требуется время на предельную административную мобилизацию.