«Японский бизнес очень консервативен»

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
29 ноября 2021, 00:00

Два года назад на должность операционного директора компании Suzuki в России была назначена Ирина Зеленцова. В интервью «Эксперту» она рассказывает, в чем специфика работы в японской компании и почему продажи автомобилей Suzuki в РФ растут пятый год подряд

ОЛЕГ СЕРДЕЧНИКОВ
Ирина Зеленцова, операционный директор Suzuki в России

— Как Вы пришли работать в Suzuki Motor и как Вам удалось занять здесь одну из руководящих позиций?

— В компанию Suzuki я пришла в 2008 году и развивалась здесь эволюционно, пройдя практически все ступени работы у дистрибьютора. Изначально я хотела работать на производстве, но судьба распорядилась иначе, я начала свою карьеру в отделе корпоративного планирования. Это было интересно, так как я была связующим звеном между российским дистрибьютором и японским менеджментом, мне посчастливилось узнать много интересных деталей работы, я могла развиваться вместе с компанией Suzuki в России. Занимаясь разными направлениями, такими как маркетинг, послепродажное обслуживание, логистика, я доросла до позиции операционного директора. Должность генерального директора у нас в компании традиционно закреплена за японцами, на этой должности они меняются достаточно часто, есть еще помощник генерального директора из Японии, и вот еще я — так выглядит управление Suzuki в России. Без ложной скромности скажу, что до меня такую позицию в компании не занимал никто, это новая страница бренда в РФ, в том числе с точки зрения организационной структуры.

— Как компания Suzuki развивается в России?

— Как и у всего автомобильного рынка у Suzuki в России были взлеты, падения, мы пережили несколько кризисов, сталкивались с затовариванием складов, потом их распродавали, минимизировали, как это было, например, в 2015 году. Но на протяжении последних четырех лет мы демонстрируем устойчивый рост продаж, по итогам прошлого года мы продали восемь тысяч автомобилей. Да, мы любим, когда в целом рынок растет, это позволяет нам увеличивать продажи вместе с ним, но вовсе не значит, что если рынок будет падать, то и Suzuki будет сокращать продажи, и наоборот. У Suzuki нет своего производства в России, мы стопроцентно импортный бренд, государство нас не поддерживает. И это позволяет нам рассчитывать только на себя, мы четко все планируем, понимаем, какими возможностями располагаем.

— Почему Suzuki решила не создавать своего производства в России?

— Это бизнес и ничего, кроме бизнеса, — расчеты, сколько потребуется инвестиций и отдача от них. Чтобы окупить инвестиции в производство, нужны продажи в сотни тысяч автомобилей в год, чего в России сейчас, к сожалению, у нашего бренда нет. Нужен также высокий уровень локализации. Кроме того, государство на данный момент уже не столь активно поддерживает внутреннее производство, не так широко заключаются специнвестконтракты. Поэтому сегодня автомобили Suzuki для российского рынка поступают с заводов Японии и Венгрии, для нас это прозрачная и хорошо прогнозируемая схема, и пока она для нас приоритетна.

— В чем особенность позиционирования Suzuki в России?

— ДНК бренда Suzuki — это проходимые надежные автомобили, мы не отступаем от этой парадигмы. Несколько лет назад у нас были компактные модели Swift и Splash, к примеру, но сейчас мы сосредоточены на продвижении проходимых автомобилей — это модели Vitara, SX4, Jimny, которые одинаково комфортны как в городе, так и вне условий мегаполиса. Мы позиционируем наши машины как надежные, удобные, комфортные. Наши покупатели — это представители среднего класса, прагматичные и практичные люди, которые могут легко рассчитать стоимость владения автомобилем. Все знают, что Suzuki не ломаются. Владельцу нужно только проходить регулярное техобслуживание. К тому же наши машины экономичные. Например, я езжу на Suzuki Vitara 1,6 и по маршруту Москва — Санкт-Петербург доезжаю с одной заправкой.

— Как меняется российский автомобильный рынок и предпочтения на нем российских потребителей?

— Российский рынок, безусловно, имеет большие перспективы, он является частью европейского рынка. По сравнению с прошлым годом продажи новых авто в РФ продемонстрируют рост. Хочется отметить, что в последнее время в России заметно повышение спроса на более технологичные автомобили. И трудно сказать, какова здесь первопричина — бренды, которые предлагают новые технологии и меняют сознание людей, или в первую очередь клиенты меняют свои запросы в сторону новых функций. Мы помним, что, когда выводился на рынок турбированный мотор, все хватались за голову и говорили, что надо держаться от таких технологий подальше, такие двигатели, мол, ненадежные и ломаются. Но сейчас турбодвигатели есть в том числе у нас — это мотор 1,4 литра Boosterjet. Впервые такие моторы были установлены на модели Suzuki Vitara в 2016 году. И надо сказать, что за пять лет эксплуатации турбодвигатели зарекомендовали себя с лучшей стороны, при этом они более экономичные, динамичные. И, как мы видим, надежные. Сейчас идет движение в сторону электромобилей, в России такие машины, может быть, оправдают себя в больших городах, но посмотрим, как будет для них развиваться инфраструктура, заправочные станции. Наша компания готовится к возможному росту спроса на них, мы встраиваемся в том числе в новые электрические технологии.

— Каким образом Suzuki развивает свой модельный ряд? В свое время многие поклонники марки были разочарованы уходом большой Grand Vitara, а позже Vitara стала меньше, чем SX4, хотя раньше было наоборот. С чем это связано? И возможно ли возвращение на российский рынок компактных Swift или Splash?

— Соглашусь, что переход от Grand Vitara к Vitara был болезненным. Но до сих пор Vitara — это проходимый автомобиль с большим багажником, высоким дорожным просветом, надежными атмосферным или турбированным моторами. Тот факт, что модель SX4 стала чуть больше, — это дань времени, перераспределение ролей, ориентир на новый тип покупателей. Но при этом Suzuki остаются проходимыми автомобилями, оборудованными интеллектуальной системой полного привода. Например, когда мы обновляли модель Jimny, все переживали, будет ли он рамным. И мы оставили в этой машине рамную конструкцию кузова, так как понимаем, что это важно для клиента, который видит, что такой автомобиль — настоящий Suzuki. И спрос на Jimny не утихает на протяжении последних лет — например, в России эта машина в последнее время постоянно в дефиците. Что же касается Splash и Swift, то Splash уже снят с производства, а вот Swift — потрясающая машина, мы бы очень хотели вернуть ее на российский рынок. Новый Swift получил еще более высокую управляемость, это хороший автомобиль для города, для молодежи. Но здесь мы упираемся в сложный для нас вопрос ценообразования. Сейчас мы ведем с производителем диалог, чтобы предложить покупателю Swift в нормальной комплектации по доступной цене, и надеемся на успех этих переговоров.

— Глобально в мировом автопроме нынешние времена — это эпоха альянсов слияний и поглощений. Компания Suzuki одна из немногих, которая гордо сохраняет свою независимость. В 2009 году было анонсировано о синергии с немецкой Volkswagen Group, но позже этот процесс был остановлен. Почему Suzuki остается независимой, в чем преимущества и недостатки такой стратегии?

— Не стоит воспринимать Suzuki как компанию, работающую в некоей изоляции. У нас много проектов сотрудничества с другими концернами — в частности, мы осуществляем активное взаимодействие с Toyota. В современном мире сотрудничество и альянсы необходимы для оптимизации инвестиций в разработки и новые технологии, которые довольно дорогостоящие. Здесь нужна и важна взаимопомощь, кто обладает компетенциями, может помочь другим. Но в целом особенность Suzuki заключается в том, что это семейный бренд, как, впрочем, и некоторые другие японские компании. Семья Сузуки до сих пор входит в совет директоров, участвует в руководстве предприятием. А избегая тесных альянсов, мы сохраняем свою самобытность. Но, повторюсь, при этом мы не боимся сотрудничества с другими автопроизводителями и охотно идем на коллаборацию с другими участниками авторынка.

— Мировой автопром сейчас сильно страдает от дефицита полупроводников. Ощущаете ли Вы эту проблему на себе?

— Глобально наша компания выпускает не такие большие объемы продукции, поэтому поначалу дефицит чипов нас не затрагивал. Но стоит признать, что это сложная проблема, и сейчас мы переживаем острую фазу ее развития. С производством модели Jimny на японском заводе в настоящее время проблем нет, а вот в работе завода в Венгрии, где выпускаются Vitara и SX4, есть перебои. Конечно, не выпущенные в срок автомобили — это неполученная выгода. Но с другой стороны, возникший дефицит машин играет на руку автопроизводителям. Все опасались, что пандемия закончится для автомобильных компаний переполненными складами. Но сейчас машин, наоборот, не хватает, покупатель их ждет, не требует больших скидок. Было бы хуже, если бы рынок был перенасыщен и все сидели бы с переполненными складами.

— В чем заключается специфика работы в японской компании?

— Японский бизнес очень консервативен, он характеризуется более долгой цепочкой принятия решений. В России мы нацелены на результат, нам важен прежде всего он. Но у японцев другая ментальность, у них другое мировоззрение, имеющее корни еще в религиозных взглядах. Для японцев имеет большое значение процесс, как он организован, что на него влияет. С точки зрения японца, важно быть уверенным, что мы сделали все возможные шаги, чтобы усовершенствовать процесс работы. С этим связана кажущаяся на первый взгляд медлительность принятия решений японцев, которая имеет свои минусы и плюсы. Японец лучше потратит больше времени на обдумывание, зато принятое решение будет взвешенным, его не нужно будет менять или отменять.

— Что Вы думаете о развитии японских технологий в России и о будущем японских товаров на российском рынке?

— Японские технологии давно снискали уважение российских потребителей. У нас любят японскую технику, высокотехнологичные продукты и решения, в том числе автомобили. У японцев много и других качественных товаров, например хорошая косметика, бытовая химия, успешно продаются японские бренды одежды, в том числе в России. Японцев иногда удивляет, почему российские потребители любят размах, почему они хотят большие автомобили, при том что места для парковок в городах не так много и бензин не такой дешевый. Японцы также отмечают, как быстро меняются потребности российских покупателей, как охотно они воспринимают новые, в частности цифровые, решения и охотно ими пользуются. Например, на российском рынке быстро развиваются онлайн-продажи, а в автомобилях востребовано подключение разных гаджетов. В России высоко ценятся надежные и практичные японские автомобили нашей марки. Клиенты уверены в качестве продукции и оказываемых услугах в официальных дилерских центрах. Мы постоянно на связи, делая все возможное, чтобы семья Suzuki ширилась и крепла. В ближайшем будущем и дальше бренд Suzuki планирует наращивать свое присутствие на российском автомобильном рынке. В текущем году мы уже перевыполнили показатели прошлого года и останавливаться на этом не собираемся.