Машины времени

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
9 мая 2011, 00:00

В Россию пришла мода на ценные старинные автомобили. Пробиваются ростки и связанного с этим увлечением бизнеса

Фото: Алексей Грамматчиков
Все больше российских коллекционеров предпочитают показываться в редких автомобилях на публике. Например, на Rolls Royce середины 1960-х за полмиллиона долларов

Показаться на публике на роскошном «Кадиллаке», как у Мерилин Монро, раздобыть для своего гаража старый «Мерседес-Бенц», как у Штирлица, или переливающуюся хромом «Чайку», как у Брежнева, — такое популярное во всем мире занятие, как коллекционирование старых автомобилей, находит все больше поклонников и в России. Об этом, в частности, говорили на стартовавшем в конце апреля с Красной площади в Москве «Ретро-ралли», в котором приняли участие владельцы шести с лишним десятков раритетов. Толпы посетителей собрала и прошедшая ранее этой весной в столичном «Крокус-экспо» выставка «Олдтаймер-галерея».

«Покупка и продажа старых коллекционных автомобилей в России — уже реальный бизнес. Правда, этот рынок не такой прозрачный и открытый, как на Западе, — рассказывает у своего стенда на выставке “Олдтаймер-галерея” Никита Базаря, заместитель генерального директора компании “Авто Профит”, занимающейся восстановлением и продажей старых российских автомобилей. — На Западе продажи обычно проходят через публичные аукционы, и все знают, по какой цене был приобретен тот или иной автомобиль. У нас же продавцы и покупатели часто не раскрывают сумму сделки. А коллекционеры автомобилей, среди которых много публичных людей, как правило, стараются не афишировать это увлечение».

Никита любовно протирает тряпочкой автомобиль ГАЗ-13 — «Чайку» 1967 года выпуска. «“Чайка” — одна из самых красивых машин советской автомобильной промышленности — создана под влиянием американских автомобилей Packard. Она получила гран-при на Брюссельской выставке 1958 года, — говорит он. — Конкретно этот автомобиль в свое время принадлежал главе компартии Армении. Мы продаем его за 10 миллионов рублей. На выставке машина вызывает большой интерес».

Впрочем, «Чайка» за треть миллиона долларов относится уже к высшему ценовому сегменту коллекционных машин. Цены на старые автомобили в хорошем состоянии начинаются с 600–700 тыс. рублей. За такие деньги можно купить, например, отреставрированную «Победу» (ГАЗ М-20) выпуска середины 1950-х или 21-ю «Волгу» (ГАЗ-21) середины 1960-х. Ну а самые дорогие продажи исчисляются суммами от полумиллиона долларов. Например, не так давно за 700 тыс. долларов в России был продан Mercedes-Benz W100 Pullman 1966 года, за 800 тыс. долларов нашел своего российского покупателя Mercedes-Benz 300SL 1954 года, прозванный Gullwing — «Крыло чайки» — за оригинально открывающиеся вверх двери. Демонстрировавшийся на «Олдтаймер-галерее» бронированный Mercedes-Benz TYP 770 W150 1942 года, который, по неофициальной информации, в свое время находился в гараже у Геббельса, был продан в России анонимному коллекционеру более чем за миллион долларов. За 800 тыс. долларов недавно обрел российского владельца Horch-858 1938 года выпуска.

Коллекционный экземпляр

Основные игроки рынка так называемых коллекционных автомобилей — это специализированные компании, которых в России насчитывается уже несколько десятков (Chromov Collection, «Олдтаймер-сервис», «Лебедев-эксклюзив» и др.). Некоторые из них сами занимаются реставрацией и последующей перепродажей редких машин. Есть и компании, которые выступают исключительно в роли посредников: они находят потенциального покупателя, потом редкую модель для него, организовывают ее реставрацию у авторитетных специалистов. В последнее время появляется все больше компаний и с иностранным участием. «Интересно, что раньше старинные автомобили из России вывозились, их восстанавливали, а потом покупали за рубежом иностранные коллекционеры. Сейчас же активно идет обратный процесс — редкие машины, наоборот, ввозятся в Россию, и их с охотой приобретают российские любители старины», — говорит Даниэль Ам Энде, совладелец российско-германской компании Status Mobil.

Вообще, представители бизнеса по продаже элитных коллекционных машин просят не путать их с собирателями старых машин, которых они при личной встрече называют энтузиастами, а за глаза — старьевщиками. Такие «энтузиасты» получают классическую машину либо от умершего престарелого родственника, либо задешево покупают в плохом состоянии на вторичном рынке. Кое-как залатав дыры, человек получает некое подобие давно выпускавшейся модели.

С коллекционными автомобилями все совсем по-другому. У каждого из них своя родословная. В соответствующих документах зафиксированы имена всех владельцев. Но главное — на коллекционной машине все детали обязаны быть оригинальными. Кропотливым процессом реставрации должны заниматься авторитетные специализированные компании. Они буквально по косточкам разбирают кузов, подвеску, двигатель, восстанавливая каждый винтик. В результате просто старый, на ходу, но не восстановленный по правилам классический автомобиль может стоить 30–40 тыс. долларов, а такая же коллекционная модель — уже 300–400 тыс.

Классики и современники

Что касается типов коллекционных автомобилей, то в целом весь рынок классических машин условно поделен на то, что специалисты называют «тяжелой» и «легкой» классикой. «Тяжелая» классика — это машины, произведенные до Второй мировой войны (называются они так, потому что их тяжелее реставрировать). «Легкая» классика — машины, выпущенные в послевоенные годы.

В последнее время говорят о повышении интереса к «легкой» классике. Например, большим спросом у коллекционеров пользуется упомянутый выше Mercedes-Benz 300SL (W198) «Крыло чайки», выпускавшийся в середине 1950-х. На этой передовой для своего времени машине ездили Софи Лорен, Пабло Пикассо, король Испании Хуан Карлос, певец Элвис Пресли. За всю историю было выпущено около полутора тысяч Mercedes-Benz 300SL, и к настоящему времени их сохранилось чуть более 500. При этом реставраторы утверждают, что сейчас в мире вращается свыше пяти тысяч подделок Gullwing, которые были произведены уже в наше время и являются лишь копиями или репликами. Подделку можно купить за 100 тыс. долларов, в то время как подлинный коллекционный экземпляр обойдется не меньше чем в полмиллиона.

Впрочем, российскому коллекционеру подчас сложно объяснить ценность той или иной старой модели. «Безусловно, например, в Германии легче продавать классические немецкие автомобили. Ведь автомобиль — это часть истории, которая ближе гражданам той страны, где машина выпускалась, — говорит Алексей Беликов, сотрудник компании Chromov Collection. — Немец-коллекционер купит раритетный “Мерседес”, потому что помнит, что на таком же ездил его дед или его семья мечтала купить в свое время такую машину. В России же раритетный “Мерседес” могут купить потому, что, скажем, видели фильм, где на нем ездил кто-то из киногероев. Но этот автомобиль не является частью нашей истории. Поэтому, конечно, на российском коллекционном рынке проще продавать раритетные российские машины».

И рынок редких автомобилей российского производства сейчас активно формируется. Спросом пользуются, например, представительские ЗиМы и «Победы» 1950-х годов, правительственные ЗиЛы 1960-х, «Чайки» 1970-х. Предлагаются даже относительно нестарые машины 1980-х годов. «Мы предлагаем к продаже вот эту “Волгу 3102” 1988 года выпуска, которая восстановлена до состояния новой машины нашей компанией, — говорит Никита Базаря из “Авто Профит”. — Себестоимость этого проекта составляет 600 тысяч рублей, из них за 300 тысяч мы первоначально приобрели этот автомобиль, и в 300 тысяч нам обошлась его реставрация, с полным разбором кузова, его окраской и так далее. Сейчас мы рассчитываем продать эту машину за 800 тысяч рублей».

Впрочем, высокий спрос гарантирован не только на автомобиль советской марки, если доказано, что на нем ездили известные или первые лица государства. Например, на выставке «Олдтаймер-галерея» демонстрировался автомобиль интересной судьбы: американский Cadillac Fleetwood 75, который был выпущен в 1939 году и попал в Германию в качестве автомобиля посла США. В 1941 году, после того как США объявили Германии войну, имущество посольства было национализировано, и автомобиль попал в личный гараж Гитлера. После войны Cadillac Fleetwood 75 оказался на территории СССР в качестве трофея, и его забрал в свой гараж Никита Хрущев. Сейчас этот редкий автомобиль не продается, но в случае продажи его цена может превысить миллион долларов. Не продается, но предлагается к осмотру на выставке и редкая «Волга» 21-й серии, на которой ездил Гагарин.

Эх, прокачу!

Новый тренд среди коллекционеров раритетных автомобилей — не только хранить их в темном гараже, но и время от времени показывать публике. «Российский коллекционер до недавнего времени был очень закрыт и предпочитал, чтобы почти никто не знал о его собрании, — говорит Дмитрий Назаров, управляющий компанией Status Mobil. — Но в последнее время отношение меняется. Как и за границей, российский владелец раритетного автомобиля стал гораздо охотнее куда-нибудь на нем ездить или принимать участие в заездах и других публичных мероприятиях».

Действительно, все чаще в России организуются различные ралли на раритетных машинах, в мероприятиях принимают участие как зарубежные, так и российские коллекционеры. Причем устраивают такие ралли и автопроизводители (Mercedes-Benz, Jaguar, Volkswagen, Ferrari), и нарождающиеся общественные объединения. К примеру, недавнее ралли в Москве проводил Ралли Клуб Классических Автомобилей, который в последнее время обеспечивает участие своих членов и в аналогичных зарубежных мероприятиях. На этом ралли в качестве владельцев редких старинных машин публично показались, например, совладелец группы «Вимм-Билль-Данн» Евгений Ярославский, председатель правления Пробизнесбанка Александр Железняк, один из руководителей компании ДСК-1 Андрей Паньковский.

Участники ралли говорили, что коллекционирование автомобилей — это в том числе удачная форма инвестиций. По их словам, в среднем редкий коллекционный автомобиль может расти в цене на 15–20% в год. Ну и, конечно же, приобретение коллекционного автомобиля определяется не только заботой о его дальнейшей стоимости, но и личными пристрастиями покупателя.

«Коллекционный автомобиль — это предмет, который соответствует состоянию души своего владельца, — продолжает Дмитрий Назаров. — Прежде чем посоветовать человеку приобрести олдтаймер, мы составляем для себя психологический портрет покупателя. Человеку, склонному к экстремальным поступкам, обычно больше подходит спортивная модель, человеку поспокойнее мы рекомендуем что-то более комфортное. Вообще, настоящий классический автомобиль — это произведение искусства, памятник своей эпохе. Можно бесконечно любоваться неповторимыми линями и формами этих машин. Да и удовольствие от вождения совершенно иное. Это вам не современная машина, где все за водителя решает электроника. Классический автомобиль чутко реагирует на любое ваше движение, и иногда кажется, что это вообще живое существо».