Лес рубят

В Карелии делают ставку на начавшееся оживление лесопромышленного комплекса

Недавнее решение правительства РФ о повышении экспортных пошлин на древесину и изделия из нее с 5% до 16,6% в Карелии сразу назвали "ударом ниже пояса". Это решение, как утверждают лесопромышленники и представители местных властей, перечеркнет все достижения здешнего лесопромышленного комплекса в 1999 году. По расчетам специалистов, в 2000 году предприятия ЛПК недосчитаются 500-600 млн рублей прибыли, республиканский бюджет потеряет от 85 до 120 млн рублей доходов, объем производства в лесном комплексе упадет на 28%, две тысячи человек останутся без работы.

Некоторые эксперты не исключают, что подобный форс-мажор может стать новым стимулом для развития ЛПК, как это было после кризиса 17 августа 1998 года. Как считает первый зампред правительства Республики Карелия Владимир Масляков, большой проблемой экономики является то, что на многих предприятиях перестали считать себестоимость и управлять ею. Посткризисный рост доходов позволил многим не обращать внимания на затраты. И новое неожиданное решение правительства РФ, возможно, заставит предприятия лесного комплекса навести порядок в управлении, затратах и ценообразовании.

Спасительный кризис

Лесопромышленный комплекс всегда играл ведущую роль в экономике Карелии. Почти все крупные промышленные предприятия республики в той или иной мере были ориентированы на заготовку и переработку леса - от тракторов на Онежском тракторном заводе и бумагоделательных машин на "Петрозаводскмаше" до газетной бумаги на АО "Кондопога". В настоящее время бюджет республики более чем на 60% наполняется за счет ЛПК, на него приходится до 40% от объема валового производства.

В свое время переход к рыночным условиям болезненно отразился на отрасли. Большинство лесозаготовительных предприятий (леспромхозов) и почти все перерабатывающие предприятия, включая один из крупнейших целлюлозно-бумажных комбинатов - Сегежский, стояли на грани банкротства. Поступления в бюджет, пенсионный и прочие фонды упали, безработица в лесных поселках достигла угрожающих размеров.

Падение курса рубля в сентябре 1998 года дало предприятиям вторую жизнь. Резко возросла эффективность экспорта, начался рост промышленного производства. Почти в два раза (до 2200 рублей) выросла средняя заработная плата. За первую половину 1999 года прибыль лесного комплекса составила 826 млн рублей. Значительно увеличились остатки круглых лесоматериалов на нижних складах - на 1 ноября 1999 года они составили 283 тыс. кубометров (в 2,6 раза больше по сравнению с концом 1998 года). Впрочем, значительное увеличение запасов во многом связано с тем, что местные переработчики все чаще предпочитают приобретать сырье за пределами республики - цены карельских лесозаготовителей слишком высоки.

Основной экспортный товар

Что верно для внутреннего рынка, не всегда справедливо для экспорта. Правительство республики как раз делает ставку на вывоз древесины за рубеж и ожидает от этого немалый профит для казны, не говоря уже о непосредственной выгоде для предприятий ЛПК.

В экспорте, который составляет 70% внешнеторгового оборота и половину стоимостных объемов промышленного производства Карелии, значительное место занимает продукция лесного комплекса, причем вывозится в основном круглая древесина. Главные потребители - финны - не прочь покупать и переработанную продукцию. Однако карельские переработчики применяют технологии пиления, которые ухудшают качество древесины. А все оттого, что нет хорошего оборудования, но средства во внедрение новых методов давным-давно не вкладываются. Да и себестоимость лесопиления столь высока, что выгоднее экспортировать именно круглый лес. Так что от желания экспортировать переработанную продукцию правительству пришлось отказаться.

Эксперты правительства Карелии считают, что для успешного экспорта все же есть резервы, не требующие денежных затрат. Например, формирование нормальной ценовой политики. Но внедряться она должна на всех богатых лесом территориях Северо-Запада. Ценовая конкуренция отнюдь не выгодна соседствующим субъектам федерации. В Министерстве внешних связей Карелии уверены, что согласованные действия принесут гораздо больше пользы, и пытаются выработать единые подходы к установлению цен на товары лесного экспорта с Ленинградской, Вологодской, Архангельской областями и Республикой Коми.

В этих рассуждениях есть изрядная доля лукавства. Ведь соседи вовсе не практикуют злонамеренный демпинг. Просто в других областях сделали производство более дешевым и, естественно, не собираются искусственно завышать цены, чтобы карельским коллегам было полегче. Да и цена во внешней торговле зачастую зависит не от конкуренции, а от того, кому продают лес: если продают финской фирме с русскими учредителями, то цена будет невысока и в Карелии. Попутно заметим, что, по свидетельству начальника Северо-Западного таможенного управления Владимира Шамахова, на Карелию приходится 85% нарушений в экспорте леса, хотя у соседей объемы производства вполне сопоставимые.

Перспективы и проблемы лидеров

По мнению председателя республиканского правительства Сергея Катанандова, одной из основных причин неудовлетворительного финансового состояния многих предприятий карельского ЛПК является слабость менеджмента, прежде всего в финансовых вопросах. Это позволяет банкам и другим посредникам пользоваться средствами предприятий в своих интересах, осуществлять расчеты финансовыми суррогатами.

Пресловутая высокая себестоимость приводит к тому, что на карельский лес устанавливаются неоправданно высокие цены. Надо бы внедрять дифференцированный метод расчетов, когда конкретно подсчитывается, сколько затрат потребовало производство каждого вида продукции. Но лесозаготовители уверяют, что это слишком сложно и дорого. Куда проще советский метод отраслевых нормативов: знай умножай на коэффициент, установленный министерством для отдельных видов продукции. Весьма приблизительный, поскольку сосчитан для любых лесных площадей необъятной страны без учета специфики территорий. Кроме того, в правительстве не без оснований подозревают, что в леспромхозах в затраты включают все что попало. Там любят ссылаться на северные надбавки, которые тоже ложатся на себестоимость. Однако на поверку их доля не столь уж велика. Леспромхозовские экономисты рассказывают (но только в приватных беседах) о распространенном методе определения себестоимости - по личному указанию руководителя. Есть случаи, когда по распоряжению гендиректора цифра завышается в полтора раза - вместо, например, 300 рублей за кубометр насчитывают с помощью разных уловок 450. Ведь леспромхозы находятся в глухих местах, куда проверяющие нечасто добираются. Проблема, понятно, к экономике не имеет никакого отношения. Но, увы, власти пока сами не придумали, как, собственно, наладить надзор за недобросовестными хозяйственниками. И где взять денег на внедрение современных методик.

Однако далеко не все предприятия оказались на грани банкротства - есть немало примеров успешного бизнеса.

ЗАО "Запкареллес" (бывший Суоярвский леспромхоз) является лучшим лесозаготовительным предприятием не только Карелии, но и России. И пока одни жалуются на налоговый пресс и другие трудности, "Запкареллес" скупает имущество неудачливых конкурентов. Не так давно это общество приняло решение приобрести основные фонды обанкротившегося Лахколамбинского ЛПХ и лесопильного завода в Найстенъярви. Состояние завода весьма плачевное, но Юрий Спиридонов, генеральный директор "Запкареллеса", увидел перспективу: на двух заводах, купленном и строящемся, можно будет выпускать не менее 200 тыс. кубометров пиломатериалов европейского качества. "Запкареллес" уже вложил в предприятие 1,3 млн долларов и в наступившем году рассчитывает произвести на нем не менее 80 тыс. кубометров экспортных пиломатериалов.

Тенденция слияния и укрупнения наблюдается и в других районах республики. В июле прошлого года прошла структурная перестройка в Пудожском районе - образовано головное предприятие "Пудожпромлес" и на базе нескольких старых леспромхозов созданы новые - Пудожский и Пяльмский. Назрело и создание вертикально-интегрированных компаний - скорее всего в форме холдингов. Среди наиболее вероятных - слияние АО "Сегежабумпром" с некоторыми окрестными леспромхозами, а также объединение АО "Целлюлозный завод 'Питкяранта'" с олонецкими и приладожскими лесозаготовителями. Крупным компаниям, безусловно, легче привлечь инвестиции и кредиты, наладить сбыт.

Что сказал Путин

Вопрос о пошлинах поднимался 12 января во время пребывания в республике Владимира Путина, когда он участвовал в заседании ассоциации экономического взаимодействия "Северо-Запад". Председатель правительства Республики Карелия Сергей Катанандов от имени всех местных лесозаготовителей обратился к и. о. президента с просьбой пересмотреть в сторону снижения экспортные пошлины на древесину. В ответ услышал обещание, что федеральные власти поддержат карельских производителей древесины только в случае, "если средства, вырученные от продажи на экспорт круглой древесины, пойдут на развитие собственной переработки, но для этого необходимо разработать серьезные механизмы таких экономических взаимоотношений". Владимир Путин объяснил, кстати, что правительство России принимает меры - иногда даже непопулярные - для того, чтобы ликвидировать "психологию сырьевого придатка", которая пока очень свойственна нашей лесной отрасли.