Победное шествие галош

Изделия петербургского завода "Треугольник" продаются даже в Балтиморе

До недавнего времени на мировом рынке резиновой обуви господствовал Восток - производители из Китая и Кореи. Причина проста: на Западе предприятий, выпускающих эту продукцию, нет, а спрос на нее весьма высок - резиновые сапоги, ботики, галоши необходимы фермерам, рыбакам, пожарным, да и просто жителям "сырых" городов - таких, к примеру, как Петербург или Лондон.

Рынки СНГ не стали исключением: в постсоветское время они оказались под полным контролем восточных производителей. Победа далась китайцам с корейцами легко - их российские конкуренты, что называется, самоустранились. Если до 1990-х годов в России работало более десятка производств резиновой обуви, то с началом перестройки все они либо обанкротились, либо перепрофилировались, либо снизили объемы выпуска продукции до минимума.

Сейчас, однако, монополия Востока нарушена - на рынке резиновой обуви появился петербургский завод "Треугольник", который до 1998 года находился в глубокой коме.

Поставщик императорского двора

До революции марку "Треугольник" знали в Европе: резиновая мануфактура с этим названием появилась в Петербурге в 1860 году и в начале ХХ века активно занялась экспортом. В 1910 году предприятие имело в Константинополе и Бухаресте свои представительства, через которые поставляло галоши в большинство европейских стран.

В советское время завод резиновой обуви был переименован в "Красный треугольник", а в начале 1990-х годов вернул себе прежнее название. Впрочем, известностью за границей он похвастаться уже не мог: объем экспорта предприятия до недавнего времени равнялся нулю, продукция не поставлялась даже в близлежащие республики СНГ. Занявшись освоением новых территорий в конце 1998 года, "Треугольник" достиг на этом поприще значительных успехов.

Сегодня сапоги и галоши, сделанные в Петербурге, присутствуют на всем постсоветском пространстве. Они особенно популярны в странах Балтии - два представительства завода, открытые в этом регионе, ведут ожесточенную борьбу за право стать эксклюзивными дистрибьютерами "Треугольника". Более того, предприятие проникло в дальнее зарубежье, где российская резиновая обувь не продавалась с дореволюционных времен. Налажены поставки в Финляндию, Швецию, Норвегию, Польшу, Пакистан, Афганистан. Большие партии петербургской резиновой обуви направляются в Вашингтон, где в ближайшее время, видимо, будет открыто представительство завода, и в Балтимор. Начались переговоры о поставках товара в Индию и на Кубу.

Успехи в покорении территорий дальнего зарубежья обусловлены тем, что обувь из Китая и Кореи значительно дороже российской. К примеру, в Балтимор изделия "Треугольника" поступают по цене в 5 долларов за пару, а китайская продукция стоит там 20-30 долларов.

Главный экспортный товар петербургского завода - так называемые "болотные" сапоги с высокими голенищами и галоши. То и другое пользуется спросом среди фермеров, а также любителей отдыха на природе. Еще "Треугольник" возродил модель галош, которая производилась на заводе еще в 1860 году и поставлялась императорскому двору. Эти резиновые изделия выглядят весьма эффектно: сверху покрыты черным лаком, внутри подбиты красной шерстяной байкой. "Сочетание красного с черным придает нашим галошам особый колорит", - считает президент ОАО "Треугольник" Сергей Кушнаренко.

Внутри страны предприятие также серьезно потеснило конкурентов, заняв более 50% российского рынка по галошам и около 70% - по резиновым сапогам, в то время как до 1998 года ему принадлежало не более четверти рынка. Собственно, российских конкурентов теснить не пришлось - как говорилось выше, они ушли сами, прекратив производство в начале 1990-х годов. Китайские и корейские производители покинули рынок вскоре после августа 1998 года, не выдержав ценовой конкуренции с "Треугольником". Что касается белорусской резиновой обуви, которая поставляется в Россию, то она, по свидетельству представителей торговых организаций, обладает невысоким качеством и получает рекламации со стороны покупателей.

Временный этап

Два года назад никто не мог представить, что завод добьется таких успехов: он находился в глубоком кризисе, который явился следствием раскола, произошедшего на советском "Красном треугольнике".

"Красный треугольник" являлся гигантом советской индустрии, производившим не только огромное количество обуви - 50 млн пар ежегодно, - но также шины и другие изделия из резины. Когда в начале 90-х годов государство начало отдавать производственные площади в аренду трудовым коллективам, руководители подразделений гиганта решили, что каждому из них стоит начать самостоятельную жизнь. На базе прежнего "Красного треугольника" образовалось несколько заводов - "Петрошина", "Красный треугольник", выпускающий резинотехнические изделия - в основном, приводные ремни, - и, наконец, собственно "Треугольник", который продолжил производство основной продукции - резиновой обуви.

Все бы ничего, но в процессе деления энергетические установки и подготовительное производство (цеха, выпускающие резиновые смеси, клеи и так далее) отошли к одному из предприятий - "Красному треугольнику", что создало серьезные трудности для всех остальных, в том числе для "Треугольника".

Проблемы завода резиновой обуви были также обусловлены неблагоприятными в целом экономическими условиями в стране и явным неумением руководства приспособиться к рынку - к примеру, в середине 1990-х годов на предприятии вообще отсутствовала служба маркетинга. Положение "Треугольника" постоянно ухудшалось, и к 1998 году он накопил долгов на сумму 20 млн рублей, в том числе по налогам и отчислениям во внебюджетные фонды. Северо-Западный территориальный орган Федеральной службы по финансовому оздоровлению (ФСФО) подготовил иск о признании завода банкротом. Наиболее реальным исходом для предприятия была распродажа по частям.

Предприятие спешно разработало и реализовало программу реструктуризации - как показали дальнейшие события, весьма удачную (на данный момент "Треугольник" погасил 15 млн рублей долга, а к следующему году планирует расплатиться с кредиторами полностью).

Основой программы стало преобразование ряда производственных участков в дочерние предприятия. Таким образом, у завода родилось около 20 "дочек". Они не имели долгов, закрепленных за головным предприятием, поэтому могли быстро развиваться. Стабильному развитию "дочек" способствовало и то, что "Треугольник" выделил им наиболее перспективные, рентабельные цеха, лучшее оборудование и специалистов. Реформы на "Треугольнике" имели ряд специфических особенностей.

Во-первых, завод санировал нерентабельные цеха, оставшиеся в его собственности, и построил ряд новых. Во-вторых, хотя каждое из дочерних предприятий имеет собственный баланс, прибыль распределяется в интересах всего промышленного комплекса. Ни одна "дочка" не продает свою продукцию самостоятельно - этим занимается единое управление сбыта. За качеством изделий следит центральная лаборатория "Треугольника". Юридической базой для такого взаимодействия стал договор консорциума, подписанный предприятиями.

"Треугольник" считает "феодальную раздробленность" временным этапом и надеется, что в течение двух-трех лет завод снова станет единым. Так, в структуру "Треугольника" вошел расположенный в городе Ломоносове завод "Рассвет", который в начале 1990-х годов откололся от петербургского предприятия и работал самостоятельно.

Ниже цены - выше прибыль

Преобразования не ограничились изменением внутренней структуры. В 1998 году завод предпринял оригинальный ход, позволивший ему добиться быстрого прогресса.

После августовского кризиса в условиях всеобщего подорожания "Треугольник" сперва заморозил цены на свою продукцию, а затем снизил их на 20%. Как вспоминает Сергей Кушнаренко, "все покупатели бросились к нам - со складов ушла даже та продукция, которая лежала там годами". Заказов от торговых предприятий становилось все больше, и на "Треугольнике" начался рост объемов производства, который продолжается до сих пор. Через 45 дней после начала ценовой акции завод, получавший более 2,5 млн рублей убытков ежегодно, стал зарабатывать прибыль.

Принципиально важным шагом было и создание мощной службы маркетинга, состоящей из двух десятков специалистов. Служба, в свою очередь, создала сеть региональных дилеров завода, занялась торговлей через Интернет.

Ненасытный рынок

Сейчас основной проблемой петербургского завода стало то, что его производственные возможности не поспевают за растущим объемом заказов. "Мы работаем в три смены, и все равно не получается накормить рынок досыта, - говорит Сергей Кушнаренко. - Любой праздник для нас трагедия, рождественские каникулы - почти катастрофа".

Чтобы удовлетворить спрос, "Треугольник" планирует за два-три года увеличить выпуск продукции в десять раз. Для этого он закупает оборудование и создает новые цеха. За последнее время построен конвейер клееной обуви, цех литьевой обуви, участок по производству обувной подкладки, монтируется резино-смесительный цех.

Любое предприятие, занятое расширением производства, сталкивается с дефицитом грамотного персонала, и "Треугольник" не стал исключением - уже сейчас ему остро не хватает квалифицированных рабочих и специалистов. Завод спешно заключает договоры на подготовку кадров с учебными заведениями Петербурга, от школ до университетов. Однако единственным по-настоящему действенным средством борьбы за персонал является повышение заработной платы, чем и занялся "Треугольник".

В целом фонд оплаты труда на предприятии вырос в текущем году на 62%, а по некоторым позициям зарплата увеличилась в 2-3 раза. Как поясняет Сергей Кушнаренко, "зарплаты на заводе должны быть существенно выше среднегородских, чтобы "Треугольник" стал одним из самых престижных мест службы в промышленном секторе Петербурга".

Пора покупать заводы

Постепенно развиваясь, "Треугольник" дошел до такого уровня, что рассматривает вопрос о покупке целых предприятий. Переговоры с "Треугольником" о продаже ему контрольного пакета акций или совместной деятельности ведут Копольский и Кричевский заводы резиновой обуви (Беларусь), рижское предприятие "Красный квадрат", московский "Красный богатырь", "Завод резиновых изделий" в Малом Ярославце. По словам Кушнаренко, все эти предложения интересны, но они будут брать заводы постепенно, осторожно, чтобы не "завалиться" самим.

Возможно, одним из первых предприятий, которые "возьмет" себе "Треугольник", станет соседний "Красный треугольник". В начале декабря на этом заводе прошло внеочередное собрание акционеров, отстранившее от должности генерального директора Василия Козака. Решение собрания связано с тем, что "Красный треугольник" накопил большие долги. Исполняющим обязанности генерального директора предприятия назначен, что примечательно, коммерческий директор "Треугольника" Вадим Барташевич. Выборы постоянного гендиректора должны состояться в конце января, и все три кандидата на эту должность, предложенные акционерами, являются, опять же, людьми "Треугольника". Даже если отставленному Василию Козаку удастся оспорить результаты внеочередного собрания - сейчас он занимается этим в арбитражном суде, - в будущем "Треугольник" наверняка возобновит попытки установить контроль над соседом. Менеджеры завода резиновой обуви полагают, что смогут серьезно поправить дела "Красного треугольника", а в перспективе полутора - двух лет не исключают вариант слияния двух предприятий.

"Считается, что налоговое бремя в России непосильно, однако мы доказали иное, - сказал "Эксперту" президент "Треугольника". - Два года предприятие выдерживает двойную нагрузку, ежемесячно отчисляя на погашение старых долгов столько же, сколько на текущие налоги. При этом у нас остаются деньги на повышение заработной платы и на инвестирование в развитие производства".

Санкт-Петербург