Лес без хозяина

Тема недели
Москва, 21.05.2001
«Эксперт Северо-Запад» №9 (38)
Неуклюжая политика государства не позволяет лесной отрасли развиваться

Необходимость партнерских отношений с государством - одна из ключевых проблем лесопромышленной отрасли. Чтобы вкладывать деньги в развитие бизнеса, строить долгосрочные планы, предприниматели, работающие в ней, должны понимать логику действий своего партнера, а она отсутствует. Государственные решения в части управления лесами как будто бы специально направлены на то, чтобы российский ЛПК прекратил существование.

Стихийное бедствие

В руках государства - два основных рычага влияния на ситуацию в ЛПК: экспортные пошлины на древесину и ставки лесных податей (цена отпуска леса на корню, устанавливаемая федеральным правительством). Оба применяются крайне неуклюже. По определению председателя совета директоров компании "Русский лес" Сергея Петрова, "государство - экскаватор, расширяющий яму, на краю которой стоит бизнес. Тоскливо смотрим, как ковш подбирается к нашим ногам, и мы вот-вот рухнем вниз".

Как отмечает директор по развитию лесопромышленного бизнеса группы "Илим Палп Энтерпрайз" Дмитрий Чуйко, "в Канаде государство ежемесячно проводит мониторинг ситуации в лесной промышленности и, заметив изменения, в течение пары недель принимает соответствующие меры - прежде всего корректирует размер вывозных пошлин. У нас же бюрократическая машина работает с запозданием на полгода-год". Когда ЛПК России идет на подъем, поясняет эксперт, власть начинает обсуждать необходимость повышения пошлин. Обсуждение тянется так долго, что новые таможенные ставки вступают в силу уже в момент спада отрасли. Например, в канун тяжелейшего для лесной отрасли минувшего года произошло повышение вывозных пошлин по целой группе продукции ЛПК, "что снизило прибыль нашей, например, компании - отмечает генеральный директор лесозаготовительного предприятия "Сокес" (Карелия) Александр Кривошеин, - с 20 миллионов рублей в 1999 году до 7 миллионов в 2000 году, а в нынешнем рассчитываем получить не более 4 миллионов. Все, что удается заработать, уходит на пошлины; предприятие уже задыхается".

Увеличение таможенной нагрузки коснулось, в том числе, и таких видов древесины, которые не пользуются спросом на рынке, и продавать их даже без пошлин сложно. К примеру, введение экспортной пошлины на осину вся страна обсуждала как самый смешной и грустный анекдот последних лет. С промышленной точки зрения это дерево почти ни на что не годно - предприниматели рубили его только потому, что обязаны заготовить весь лес, который растет на выделенных им делянках. Пока общая рентабельность их бизнеса была удовлетворительной, они еще могли, с трудом находя покупателей, заготавливать осину себе в убыток, но когда прибыли резко снизились, и еще появилась пошлина, - многие бросили это занятие. Соответственно, пострадало от нелогичного шага прежде всего само государство. "Осина осталась гнить в лесах, - констатирует Сергей Петров, - она гниет, кстати, отлично: в незаготовленном виде ничуть не хуже, чем в заготовленном".

К чести российского правительства, после более чем годового существования абсурдной пошлины, в текущем апреле ее все-таки отменили. "Между прочим, остается непонятным, почему, - размышляет хозяин "Русского леса". - Причины снижения пошлины на березу - тоже малоценную древесину, - происшедшего несколько раньше, известны: в отличие от осины, с нее все же можно получать прибыль, и нашлись люди, которые, мягко говоря, пролоббировали в Москве свои интересы. Но за осину-то заступиться было абсолютно некому, и в рамках взяткобрательной логики российских чиновников отмена пошлины, - шаг необъяснимый".

Стратегия установления размеров лесных податей обладает, в целом, теми же недостатками, хотя внешне выглядит более логично. Безусловно, лес на корню стоит в России слишком дешево - в среднем 18-20 рублей за кубометр, как бутылка лимонада. Подать, собранная российским государством в минувшем году с одного гектара лесного фонда, составила около 3 рублей. Однако "большинство ученых считает серьезное повышение платы за пользование лесом несвоевременным, - утверждает заведующий кафедрой экономики Государственной Лесотехнической академии Владимир Петров, - поскольку в этом случае инвестиции, которые сегодня направляются в лесной комплекс, будут переброшены в другие отрасли экономики. Соответственно, доля освоенной лесосеки и лесной доход государства станут еще более скромными, чем сейчас".

Но оценки ученых побоку: весной текущего года федеральное правительство по инициативе министерства природных ресурсов увеличило размер лесных податей в среднем по России в 1,9 раза, а, например, для Ленинградской области, - в 2,4 раза. "Ставки, установленные для нашей территории, оказались самыми высокими в стране после Калининградской области, где лес, еще не будучи срубленным, уже, по сути, экспортирован, - он растет в центре Евросоюза, - комментирует Михаил Дедов. - Данное тарифное решение было принято вопреки сопротивлению Минэкономики, Минпромнауки и вообще непонятно с какой стати. Я не смог добиться в Москве экономического обоснования такого уровня ставок для нашей области".

К сказанному стоит добавить, что увеличение ставок лесных податей и экспортных пошлин на древесину непременно совпадает с ростом тарифов железной дороги, РАО "ЕЭС" и других монополий. "Беда не приходит одна, - пожимают плечами лесопромышленники, - и дураки - не меньшее стихийное бедствие, чем погодные катаклизмы или кризисы мирового рынка древесины".

Не до семи раз плати...

Представители лесной отрасли, возможно, смирились бы с ростом пошлин и податей, если бы этим поборы ограничивались. На самом деле уплата основных сборов - только начало длительного процесса кормления государства.

Частные лесозаготовительные предприятия действуют на территории лесхозов - государственных структур, призванных обеспечивать воспроизводство леса, защищать его от пожаров, насекомых-вредителей, контролировать объемы вырубки. Для них предусмотрено финансирование за счет лесных податей, направляемых бизнесом в федеральный и региональный бюджеты. При этом субъект федерации, по Лесному Кодексу, должен обеспечить работы по восстановлению лесов, а сама федерация - основную часть других работ и, главное, содержание органов лесного хозяйства - зарплату сотрудников, закупку и ремонт техники, прочие статьи расходов. Однако, получив из леса деньги, государство возвращать их туда не торопится. По словам заместителя руководителя департамента природных ресурсов по Северо-Западу Михаила Кудряшова, в минувшем году лишь одна территория региона - республика Коми - профинансировала лесовосстановительные работы на 100%. Большинство других областей выделили только около половины необходимых средств, а Псковская и Архангельская - вообще ничего. Впрочем, федерация выполняет свои обязательства по финансированию лесного хозяйства еще хуже - по сути, не выполняет их вообще. Как говорит Михаил Дедов, в бюджете органов лесного хозяйства по Ленинградской области на текущий год федеральные средства составляют только 9%. "Меня очень волнует, - подчеркивает он, - что на территории региона действует огромная федеральная структура, состоящая из примерно 3,5 тысячи человек, которая брошена на произвол судьбы и занимается, главным образом, не выполнением своих прямых обязанностей, а постоянным поиском денег".

Нетрудно догадаться, что одним из основных источников денег становится работающий в лесу предприниматель - нищие лесхозы обращаются к нему за материальной помощью, отказать в которой, если хочешь нормально продолжать бизнес, невозможно. "Мы, понимая положение лесхозов, на них не в обиде, но в обиде на государство, - говорит Сергей Петров. - Присвоив себе подать на содержание лесов, которую я перечислил в бюджет, оно вынуждает лесников вымогать ее у меня вторично; делает из своих служащих бандитов с большой дороги".

Кроме того, существует целый ряд официальных дополнительных обременений: предприятие-арендатор лесного участка обязано заказать в государственных проектных организациях планы вырубок, противопожарных мероприятий, строительства дорог, - все это, естественно, не бесплатно. Выполнение указанных планов тоже требует значительных затрат: допустим, противопожарные мероприятия включают закупку категорически не нужной самому арендатору техники. Действует особый порядок пользования так называемыми лесами сельхозформирований, которые отнесены к территории аграрных хозяйств, бывших совхозов: "Сверх лесной подати мы делаем перечисления на счета этих совхозов, - поясняет Сергей Петров, - потому что сами они, понятно, содержать себя не могут. Нас, представителей частного бизнеса, заставляют воспроизводить затратную, социалистическую форму хозяйствования".

Обобрав бизнес, государство венчает партнерские отношения тем, что вступает с ним в конкуренцию: лесхозы вправе зарабатывать деньги, занимаясь заготовкой древесины. Это явление уникально, кстати, и с точки зрения защиты лесных ресурсов: как люди, призванные контролировать объемы коммерческой рубки, могут сами в ней участвовать? Кто помешает лесхозу в несколько раз превысить разрешенную норму заготовки?

Регион в поиске полномочий

Ясно, что число патологий чрезмерно: нет условий ни для эффективного экономического использования лесных ресурсов, ни для их надежной охраны. Надежд на то, что федеральный центр когда-либо скорректирует политику в этой области, мало: леса расположены вдали от Садового кольца, и, по большому счету, правительственных чиновников волнуют мало.

Власти субъектов РФ больше заинтересованы в стабильном развитии лесного комплекса: снижение рентабельности лесопромышленного бизнеса грозит серьезными проблемами для региональных бюджетов. К примеру, в Карелии ЛПК формирует 56% доходной части казны, в Ленинградской области примерно 20% - весьма заметные доли. Убытки лесного комплекса пугают руководство территорий и перспективой сокращения рабочих мест: в Карелии в этой отрасли работает более половины всех занятых. Кроме того, именно в региональные администрации поступают бесчисленные жалобы граждан на незаконные вырубки леса. Поэтому большинство лесозаготовителей придерживается той же точки зрения, что высказал в интервью "Эксперту С-З" президент Беломорско-Онежского пароходства Андрей Нелидов: будет толк, если передать максимум полномочий по распоряжению лесным комплексом в регионы.

Ленинградская область уже двинулась по этому пути: обратилась в министерство природных ресурсов с инициативой о передаче ей основных полномочий по распоряжению лесным комплексом. "Регион желает сам заниматься ведением лесного хозяйства - восстановлением лесов, защитой их от пожаров и разграбления, - говорит Михаил Дедов. - При четком закреплении наших полномочий мы сможем содержать лесной комплекс не только за счет собственно лесных доходов, но также из акцизных поступлений, других статей дохода регионального бюджета. Федерация, в свою очередь, будет жестко контролировать наши действия по обеспечению сохранности лесов".

Кстати, представители федеральной власти на Северо-Западе идею областной администрации полностью поддерживают: "Я считаю, что права, о которых просит регион, надо ему предоставить, - сказал корреспонденту "Эксперта. С-З" Михаил Кудряшов. - Это тем более логично, что губернатор области Валерий Сердюков принимал немало решений, которые, при отсутствии федерального финансирования, позволяли как-то поддерживать лесное хозяйство территории". В Москве, однако, по словам Кудряшова, "побаиваются, что пример Ленобласти окажется заразительным, все регионы затребуют себе полномочий, и что тогда останется делать министерству?".

В случае, если эксперимент Ленобласти все же будет одобрен Минприроды и затем тиражирован на другие регионы, произвола по отношению к лесопромышленнику, видимо, станет меньше. Однако, хотя региональные чиновники и адекватнее федеральных, полностью исключить волюнтаризм в их решениях, как справедливо отметил Андрей Нелидов, нереально. Поэтому ряд экспертов считают расширение полномочий субъектов РФ полумерой, предлагая более радикальный путь: начать приватизацию лесного комплекса.

Не бойтесь частной собственности

Как справедливо отмечает Владимир Петров, "попытки совместить плановую экономику с рыночной, которые мы наблюдаем сегодня в лесном комплексе, обречены на неудачу". Государственная машина, вопреки собственным интересам, будет работать на уничтожение бизнеса до полной победы. Соответственно, экономический потенциал российских лесных ресурсов останется нереализованным.

Даже в европейских странах, где власть более цивилизована, чем в России, эффективно управлять государственными лесными владениями не получается: "На значительной части Западной Европы государственные леса систематически приносят убытки, - говорит Владимир Петров, - в то время как частные - хоть и небольшую, но стабильную прибыль". По мнению эксперта, России не стоит бояться частной собственности еще и потому, что ей эта форма распоряжения лесом хорошо знакома, хоть и подзабыта. "До революции около 40% российских лесов находились в частном владении, - отмечает он, - и если частный лес приносил, в среднем, 1,14 рубля прибыли с десятины, то государственный - в 14 раз меньше".

Аргументы против приватизации лесных угодий тоже имеются: по мнению Сергея Петрова, на скупку земель с лесом будут брошены потоки денег сомнительного происхождения, сметающие на своем пути все чиновничьи барьеры. Соответственно, предусмотреть разумные с точки зрения интересов государства условия продажи не получится, кроме того, эффективные арендаторы, работающие сейчас в лесу, будут оттуда вытеснены. "У нас точно не хватит денег на соревнование с теневой экономикой, - утверждает предприниматель. - Более того, я не захочу не то что участвовать в этом переделе, но даже находиться рядом. Я на момент распродажи лесных земель в моем регионе уеду куда-нибудь очень далеко, потому что буду думать об одном: уцелеть... Полагаю, время для приватизации лесных ресурсов еще не пришло: надо идти к отношениям собственности постепенно, развивая механизмы аренды, увеличивая ее сроки".

На самом деле необходимо, наверное, и то, и другое: как развивать аренду, максимально приближая ее к статусу собственности, так и создавать прецеденты передачи лесных участок в частное владение.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №9 (38) 21 мая 2001
    Лес
    Содержание:
    Неизбежный диалог с государством

    Судьбу лесного комплекса должны решать руководители регионов

    Реклама