Русский Майкрософт

Россия славится идеями в сфере высоких технологий. Но построить на них серьезный бизнес удается единицам

Петербургскую компанию "Транзас" на Западе называют "russian Microsoft". В таком наименовании, разумеется есть доля преувеличения. И все же в отечественном high-tech нет ни одной другой компании, которая могла бы похвастаться такими же успехами, как группа "Транзас".

Диспозиция

Бывшее портовое общежитие на проспекте Обуховской обороны. Типовое грязно-серое здание. О том, что находится внутри, догадаться практически невозможно. Ясно только, что здесь работает много преуспевающих людей: в будний день все пространство вокруг уставлено автомобилями самых разных марок и всех уровней "крутизны".

Внутри суета. По лестницам вверх-вниз снуют небрежно одетые молодые люди (в основном мужского пола). Больше всего это напоминает университетские коридоры. Только взгляд в окно (на автомобильную "выставку") возвращает мня к действительности.

А она впечатляет: стопроцентная российская (более того - петербургская) компания имеет сегодня представительства в 70 странах и является одним из ведущих мировых производителей высокотехнологичных электронных продуктов. Их покупают не только крупные мировые компании, но и правительства разных стран для нужд своих вооруженных сил.

По учебнику

Костяк транзасовской команды (практически все они входят сейчас в Совет директоров группы) составили две группы: моряки Евгений Комраков, Николай Мужиков, Николай Лебедев и технические специалисты Виктор Годунов и Александр Кухаренко, в свое время заведующие секторами и начальники отделов НПО "Аврора". Каждый со своим опытом, идеями и группой специалистов. Впервые они встретились в середине 80-х, а в 89-м организовали НТТМ со странным названием "Здоровье и прогресс" (в числе прочего НТТМ занимался оздоровительными программами).

Через год была зарегистрирована компания "Транзас". Название - русская версия аббревиатуры TRANSAS, происходящей от слов TRANsport SAfety Systems - Cистемы Безопасности на Транспорте. Тогда же были определены (как показало время - безошибочно) основные направления будущей деятельности: навигационные системы, диспетчеризация движения судов, симуляторы (тренажеры) судовождения.

В 1990 году компания выиграла свой первый тендер на диспетчеризацию прохождения судов под ленинградскими мостами в рамках программы "Нева-90". Программа быстро заглохла - город не мог ее финансировать, но для "Транзаса" это было неплохим началом. В том же году на выставке "Инрыбпром" компания уже представила прототипы большинства продуктов, которыми ей предстояло завоевать мир.

Рынок морской электроники в то время был построен на иных принципах, нежели сейчас. "Когда в 1986 году у меня на борту впервые появился компьютер, - говорит генеральный директор ЗАО "Транзас", в то время старший помощник капитана Балтийского морского пароходства Евгений Комраков, - я сразу решил купить для экипажа программу радарного тренажера. Но очень быстро выяснилось, что такой программы нигде в мире просто не существует. Я купил учебник по Basic и нарисовал 4 зеленых круга...".

Через три месяца Евгений Комраков уже продавал свою программу в мореходные училища Германии, Голландии и Испании. В аналогичной ситуации другой учредитель "Транзаса", Николай Мужиков, разработал один из первых в мире видео-прокладчиков курса, а будущий президент группы "Транзас" Николай Лебедев - программу расчетов остойчивости и непотопляемости грузовых судов.

В каждом из направлений своей деятельности компания изначально оказалась "впереди планеты всей". Идеи, реализованные "Транзасом", не были новы, но рынок морской электроники, представленный в основном крупными мировыми компаниями, был слишком консервативен и не готов переходить на новые технологии. В компаниях отрасли не было даже квалифицированных программистов. Естественно, что аппаратные комплексы были на порядок дороже программных и имели серьезные ограничения по применению, в частности не подразумевали возможности тиражирования и апгрейда.

Правильный выбор

"Тактически мы выиграли за счет выбора правильной парадигмы электронного бизнеса 90-х годов. Потому что (отчасти из-за бедности) сделали ставку на персональные компьютеры и общедоступные технологии, когда все работали на специальном оборудовании", - говорит Николай Лебедев. Таким образом, частная российская фирма, не имеющая даже "вэпэкашных" корней, буквально заставила перестроиться весь мировой рынок морской электроники.

Начальным капиталом "Транзасу" послужили личные сбережения учредителей. Рассказывает Николай Лебедев: "Когда я увольнялся с флота, получал почти 2000 долларов. К тому ж мы, моряки, могли выгодно вкладывать деньги - привозить всякие вещи, перепродавать. Кроме того, вспомните, тогда было очень странное время. Когда я летал на первую свою выставку в Амстердам (еще визитером), билет на самолет "Аэрофлота" стоил 12 долларов туда и обратно. Эти времена очень быстро прошли. Уже через полтора года такое начало было бы невозможно".

Первым серьезным прорывом стало создание навигационной системы Navi-master (современное название Navi-sailor). За 1991-92 годы, после "обкатки" на пароме "Анна Каренина", системы были установлены почти на 200 российских судах. Сегодня Navi-sailor используется более чем 4500 судами по всему миру. Но первоначально его распространению препятствовало отсутствие полной коллекции карт. Так зародилось еще одно направление - электронная картография.

Параллельно компания стала развивать сеть по обслуживанию и продаже навигационного оборудования в России. До тех пор эти функции были возложены на пароходства, но они не могли эффективно заниматься этим прежде всего потому, что для них организация поставок и тем более сервиса - задача второстепенная.

Транзасовская сеть сразу охватила 15 портов бывшего СССР (Украина, прибалтийские республики, Азербайджан, Дальний Восток и т. д.). Это давало компании заработок, пока сами разработки были убыточны. Сегодня такой бизнес приносит значительно меньше, но "Транзас" продолжает им заниматься в рамках комплексного обслуживания клиентов. То что компания не производит сама - докупает. А сейчас многое (чужого производства) продается под петербургским брэндом.

Еще в 1991 году "Транзас" поставил перед собой цель стать компанией номер один в электронном морском бизнесе России. Сегодня это уже пройденный этап. Среди своих конкурентов в компании называют: германского гиганта STN Atlas, Ships Analytiks (США), Norc Сontrol (Норвегия) и другие мировые корпорации.

Завоевание мира

Прорываться на международный рынок транзасовцы решили сразу. Николай Лебедев (как и многие его коллеги) еще моряком успел побывать во всех тех странах, где компании предстояло развернуть бизнес. "Ощущение мира", знание правил игры, и конечно, неформальные связи (во флотской среде они особенно крепки) - вот первые слагаемые успеха на зарубежных рынках.

В 1991 году в британском городе Саутгемптон было зарегистрировано Transas Marine Ltd. Выбор стартовой площадки не был случайным. Англия традиционно - главная морская страна. И по сей день весь морской PR сосредоточен именно там. Кроме того, в Саутгемптоне нашлись партнеры, заинтересованные в продажах новых российских разработок.

Разумеется, нынешние масштабы бизнеса тогда не просматривались, но компания развивалась очень динамично. К 1993 году ее оборот уже превышал 1 млн долларов США (сейчас - около 50 млн долларов). Огромное внимание с первых шагов уделялось имиджу компании. Транзасовцы использовали каждую возможность участия в международных мероприятиях и специализированных отраслевых организациях. Привлекали (и привлекают) к своей работе лучших западных экспертов.

Сегодня в иностранных компаниях группы работает несколько бывших директоров крупных западных корпораций. Многих из них переманивали целенаправленно. Поясняет Николай Лебедев: "Не секрет, что люди креативного склада не всегда уживаются в крупных компаниях. Мы предлагаем им не только достойные условия, но и более лояльный корпоративный климат. На Западе мы никогда не нанимали новичков, делали ставку именно на профессионалов - наиболее динамичный слой людей, несомненно лучших в своем деле". Через этих специалистов "Транзас" во многом и пробился в элитный клуб мировых лидеров индустрии.

На вопрос о том, насколько серьезно давление на "Транзас" со стороны международных корпораций, Николай Лебедев отвечает так: "Интерес к нам велик и мы многому научились за эти годы. Есть правила и их надо знать. И еще, надо иметь несколько слоев и защиты, и нападения".

Владения

По целому ряду продуктов компания уже сегодня располагает крупными долями на мировых рынках. По электронным навигационным системам, так называемым ECDIS, "Транзасу" принадлежит не менее 30% мирового рынка. Сегодня это безусловно крупнейшая доля. Более того, компания первой в мире сертифицировала свою ECDIS. Это значит, что суда могут пользоваться ею на правах бумажных карт (что особенно важно при разборах конфликтов в международном арбитраже). И наибольшее количество стран, использующих такие системы, выбрало разработку "Транзаса". Почти 1000 систем уже поставлены на суда.

По тренажерам "Транзас" входит в число нескольких компаний, участвующих во всех мировых тендерах. Продукция с питерской маркой используется более чем в 30 странах. Долю компании в мировых продажах тренажеров можно оценить в 15% (без учета военного рынка).

В электронной картографии сегодня остались только две крупные компании: C-map (80%) и "Транзас" (20%). Коллекция "Транзаса" насчитывает более 8000 карт, покрывающих всю мировую акваторию с подходами и портами. Хотя коллекция C-map формально больше (по данным самой компании - 14000 карт), по сути разница незначительна, так как разные компании используют разную нарезку территории. Аналогичным покрытием располагают только бумажные коллекции национальных навигационных служб трех мировых держав - России (немногим более 5000 карт), Англии (около 3300) и США (4500).

На создание своей коллекции "Транзас" затратил более полутора миллионов человеко-часов. Если бы их пришлось оплачивать по западным меркам, такой проект был бы просто невозможен. Именно поэтому практически все западные конкуренты ушли с этого рынка. C-map остался потому, что смог с самого начала завоевать лидерство на самом массовом, яхтенном, рынке.

"Транзас" рассматривает это направление как важную часть комплексного сервиса для крупных клиентов. Последний контракт - с компанией Garmin, которая занимается GPS (определение координат наземных объектов из космоса - со спутников) и имеет оборот более 300 млн долларов. С 2001 года все карты они покупают в "Транзасе". Если компании удастся приобрести еще пару таких клиентов, ее доля на соответствующем рынке значительно увеличится.

Впрочем, в ближайшем будущем ожидается серьезное изменение самого рынка электронных карт. Вот-вот появятся национальные электронные коллекции (обязательные к применению на соответствующих территориях). Тогда и "Транзасу", и C-map придется бороться за рынок малых судов. Эта борьба обещает быть захватывающей.

Реконверсия

В то время как некоторые монстры отечественного ВПК отчаянно пытаются выбраться на рынки гражданской продукции, петербургская частная фирма успешно распахивает военную ниву и надеется на большой урожай.

До недавнего времени основные поставки на военные суда и корабли береговой охраны осуществлялись "Транзасом" за рубежом. Но в последние два года ситуация изменилась. У российских военных появились деньги.

Наиболее заметна динамика на российском военном рынке в самом молодом бизнесе группы - авиационном (в 1998 году была зарегистрирована компания "Транзас-Авиа"). Кстати, прежде чем устремиться в небо, транзасовские технологии успели побывать повыше. В 1996 году баллистическая система питерской разработки была установлена на орбитальном комплексе МИР.

Авиационные системы навигации "Абрис" (гражданского назначения) и "Кабрис" (военного назначения) используются сегодня на аппаратах "Казанского вертолетного завода", "МВЗ им. Миля", самолетах АН-124 и ряде других. Автору этих строк даже продемонстрировали устройство с жидкокристаллическим монитором, с помощью которого вертолет "Черная Акула" (К-50) успешно разгромил лагерь боевиков в Чечне.

Всеми военными проектами занимается компания "Кронштадт", созданная в 2000 году. В качестве стартового капитала компания получила все соответствующие лицензии и патенты "Транзаса". Акционерами "Кронштадта" стали ГК "Росвооружение" (в настоящее время - Рособоронэкспорт) и АКБ "Еврофинанс". Примечательно, что в практике Рособоронэкспорта это первый случай такого рода - раньше эта государственная структура имела лишь 100-процентные "дочки".

Вечное движение

Если учитывать уровень сетевого проникновения в международный бизнес в сочетании с многофункциональностью (морские и авиационные программно-аппаратные комплексы, общемониторинговые системы, не связанные с каким-либо определенным видом транспорта, оборонные программы и т. д.), в отечественном электронном бизнесе безусловно нет аналогов "Транзаса".

В России великолепно делают первый этап, но интеллектуалы зачастую не готовы тратить время на тестирование и доводку своих идей до состояния готового продукта. Кроме того, так сложилось, что лучшие силы отрасли в 90-х утекли за рубеж (уезжали целые команды вместе с технологиями). "Транзасу" удалось не только удержать своих специалистов, но и научить их работать по западным стандартам.

Сегодня в питерской компании работает более 150 программистов и около 50 инженеров-электронщиков. Команда складывалась не один год. Большинство специалистов, руководящих сейчас группами разработчиков, в свое время пришли в компанию с 3-4 курса университета.

Николай Лебедев: "Такого объема интеллекта, как у нас, не может себе позволить ни одна мировая компания в нашей области. Конечно, отчасти это связанно с относительно низкой стоимостью рабочего времени российских специалистов. Но отличие не в разы, так что мы играем на процентах".

Перспективы у компании, судя по всему, прекрасные - если не будет стратегических ошибок. Ибо технологический бизнес сопряжен с немалым риском: стоит сделать один неверный шаг, и все наработки через 2-3 года устареют. С другой стороны, стратегию приходится вырабатывать на пять-десять лет вперед. Первые шаги руководителей "Транзаса" оказались верными, но не ошибаются только боги.

Санкт-Петербург