Площадка для ОЯТ

Внедрение технологии сухого хранения отработанного ядерного топлива начнется с Кольского полуострова

Первая из пяти площадок для сухого хранения контейнеров с отработанным ядерным топливом (ОЯТ) по замыслу заказчика - межотраслевого координационного центра "Нуклид" - должна была появиться на Кольском полуострове уже в сентябре 2001 года. Однако ее строительство только началось. Отсрочка отодвинула начало использования новой для России, но апробированной мировым сообществом технологии сухого хранения ОЯТ, внедрение которой в нашей стране задумано еще в 1998 году странами-участниками программы АМЕС.

Радиационный портрет

Кольский полуостров в качестве "стартовой площадки" проекта был выбран не случайно: именно в северном регионе России сосредоточено три четверти проблем страны, связанных с радиационной безопасностью.

В Мурманской области представлен весь "букет" потенциально опасных радиационных объектов: Кольская атомная электростанция, самый мощный в мире атомный ледокольный флот, а главное - Северный флот с его подводными и надводными кораблями с ядерными энергетическими установками и ядерным оружием на борту. Не только в самой России, но и во всем мире нет другой территории с таким большим количеством источников радиационной опасности, и, как следствие, - с таким большим количеством радиоактивных отходов (РАО).

Проблема утилизации ядерного отработанного топлива и радиационных отходов обострилась лет двенадцать назад, после того, как в конце 80-х годов в России начался интенсивный вывод атомных подводных лодок из боевого состава действующего флота. Субмарины списывались по старости (многим из них уже перевалило за три десятка лет) и во исполнение соглашения о сокращении ядерных вооружений ОСВ-2.

За годы "холодной войны" в СССР было построено 250 атомных подводных лодок, 180 из которых на сегодня выработали свой ресурс. Шестьдесят процентов "пенсионерок" прописаны на Севере, в Мурманской и Архангельской областях, остальные - в Приморье. "Отправляются в запас" субмарины значительно более быстрыми темпами, чем на утилизацию. В первую очередь потому, что на это дорогостоящее мероприятие не хватает денег - разделка одной АПЛ обходится бюджету страны в 50 миллиардов рублей в ценах 1995 года. Только на разделку субмарин северного региона необходимо 4,5 триллиона рублей. Темпы финансирования их федерального бюджета таковы, что, по подсчетам мурманских специалистов, очередь списанных АПЛ может растянуться на 30-40 лет.

Всем миром

Для уменьшения потенциальной опасности, связанной с хранением не освобожденных от топлива реакторов "на плаву", Минатомом России была принята стратегия опережающей выгрузки отработанного ядерного топлива, по которой должна быть обеспечена выгрузка отработанного ядерного топлива из активных зон списанных АПЛ до 2007 года, его переработка и безопасное захоронение отходов. Благое намерение обнажило "болевые точки" российского опыта обращения с ОЯТ: стало очевидно, что недоразвитая инфраструктура и устаревшее оборудование с поставленной задачей справиться не могут.

Россия, в отличие от США, традиционно использует концепцию замкнутого ядерного радиационного цикла. Отработанное топливо с транспортных ядерно-энергетических установок доставляется с Севера и Дальнего Востока на переработку в Челябинскую область, на производственное объединение "Маяк". Ценные продукты переработки повторно используются для изготовления тепловыделяющих элементов для реакторов АЭС, а малоценные остатки захораниваются.

Но единственный переработчик - ПО "Маяк" - оказался не в состоянии справиться с заданными темпами сокращения ядерных вооружений: он может "освоить" топливо не более чем из восьми подводных лодок в год. Единственного специализированного эшелона для вывозки отработавшего ядерного топлива тоже стало недоставать, так же, как и 51 специализированного транспортного контейнера для его перевозки.

Мировая общественность обратила в прошлом десятилетие пристальное внимание на потенциально опасное наследие "холодной войны" на севере России. В довольно короткий срок были начаты сразу несколько международных программ с целью снижения экологической опасности, связанной с радиационными объектами на северной и восточной окраинах нашей страны. В 1991 г. Конгресс США дал указание департаменту по обороне разработать новую программу "Совместное сокращение угрозы" (Co-operative Threat Reduction - CTR). В 1996 году была основана программа "Военное сотрудничество в Арктике по вопросам охраны окружающей среды" (Arctic Military Environmental Co-operation - AMEC), управляемая министерствами обороны США, России и Норвегии. И, наконец, в 1998 г. Норвегия и Россия подписали межправительственное рамочное соглашение по проектам в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности на Северо-Западе России. Все участники международных программ, включая Россию, пришли к единому мнению: для обеспечения выгрузки и утилизации ОЯТ необходимо "лечить" всю цепочку.

Минатомом РФ был разработан план неотложных мероприятий, которые позволили бы работать с ОЯТ в хорошем темпе и с высоким качеством. Часть из них уже выполнена. С прошлого года между "радиационно насыщенными" окраинами страны и Челябинском начал курсировать новый специализированный эшелон, построенный на средства, выделенные правительством Норвегии. На ОАО "Ижорский завод" (Санкт-Петербург) были разработаны сорокатонные контейнеры для ОЯТ - ТУК 108. От прежних они отличаются вдвое большим сроком эксплуатации (до 50 лет) и двухцелевым назначением: железобетонные "емкости" пригодны как для хранения, так и для транспортировки отработанного топлива. До 2010 года необходимо изготовить 220 таких контейнеров, пока сдано в эксплуатацию около четверти этого количества.

Однако оба эти проекта не снимают напряженности ситуации: ПО "Маяк" не может перерабатывать, а эшелоны - перевозить больше ОЯТ, чем предписывается нормативами. А стареющие у причалов лодки не могут ждать...

Ответ на задачку напрашивался сам собой: строительство накопительных площадок для заполненных контейнеров уменьшило бы количество АПЛ, хранящих в активных зонах своих реакторов опасный груз.

Задержка на старте

Сухое хранение ОЯТ признано наиболее безопасным во всем мире. По данным МКЦ "Нуклид", за последние 5 лет в разных странах было введено в строй 10 специальных площадок для размещения контейнеров. Международное сообщество предложило России пойти по этому же пути.

В 1998 году среди приоритетных проектов сотрудничества в области обеспечения радиационной безопасности было названо строительство хранилища отработанного ядерного топлива на ПО "Маяк" в течение пяти лет, рассчитанного на 156 контейнеров. Еще четыре меньшие по вместимости площадки временного хранения должны разместится в местах непосредственной перегрузки ОЯТ на специализированные эшелоны: в Мурманске, Архангельске и две - на Дальнем Востоке.

Мурманская площадка должна стать первой. Сметная стоимость строительства в мировых ценах - 508 тысяч долларов США, которые поступят в Россию в рамках программы АМЕС. Приблизительно такая же сумма будет вложена в мероприятия, связанные с обеспечением технической и радиационной безопасности объекта. Российский федеральный бюджет со своей стороны выделит 5,6 миллиона рублей на создание систем мониторинга радиационной обстановки вокруг объекта.

По мнению главного заказчика строительства площадки, МКЦ "Нуклид", который в июне 2001 года представил свой проект региональным властям, объект мог быть сдан в эксплуатацию уже в начале осени. Но в реальности процесс пошел медленнее, чем в планах.

Местом для расположения площадки выбрано ремонтно-транспортное предприятие "Атомфлот", многие годы осуществляющее перезарядку и выгрузку реакторов как "гражданских" ледоколов, так и подводных лодок Северного флота. Выбор закономерен: на предприятии создана инфраструктура для выгрузки ОЯТ из реакторов и погрузки на специализированный эшелон. В настоящее время загруженные топливом контейнеры накапливаются на плавтехбазе "Лотта", а хранение на воде пусть и достаточно кратковременно, но отнюдь не безопасно. Кроме того, эшелон вынужден простаивать по две недели, ожидая, пока ОЯТ будет выгружено из реакторов и помещено в транспортные контейнеры. Строительство накопительной площадки сократило бы время погрузки до 3 суток и избавило бы мурманчан от соседства ненадежного плавучего хранилища.

Но есть у выбранного места своя "изнанка" - РТП "Атомфлот" находится всего в двух километрах от северной окраины Мурманска, непосредственно на берегу Кольского залива, что настораживает и власти города, и независимые экологические организации. Представляя в начале лета проект площадки на общественных слушаниях, заместитель директора МКЦ "Нуклид" Вячеслав Годунов заверял присутствующих в его многократно проверенной надежности.

"Даже со всеми многочисленными допущениями средняя индивидуальная доза облучения населения не превысит 5 мкЗв в год, что в два раза ниже минимальной значимой нагрузки для людей, живущих рядом с санитарной ядерной зоной. Мы проработали все возможные аварийные ситуации, как штатные, так и заштатные. Например, предположили, что хранилище в результате невероятного стечения обстоятельств будет сплошь засыпано землей и нарушится теплоотвод. Но и в таком случае, который может произойти раз в 10 миллионов лет, никаких существенных последствий для окружающей среды не будет", - сказал он.

Однако региональные власти выдвинули обязательным условием согласования строительства площадки в мурманской области проведение государственной экологической экспертизы. "Мы настояли на государственной экспертизе и на том, чтобы были учтены все наши замечания. Считаем, что сделали правильно, хотя это задержало начало работ на два месяца", - сказал председатель комитета по конверсии, ядерной и радиационной безопасности администрации Мурманской области Александр Рузанкин.

Шестого июля 2001 года государственная экспертиза дала положительное заключение по проекту строительства накопительной площадки на РТП "Атомфлот" - это могло бы дать "зеленый свет" началу работ. Если бы не одно "но" - составители декларации о намерениях напрочь забыли о необходимости получения "Атомфлотом" лицензии Госнадзора на строительство и размещение необычного объекта. Соблюдение необходимых формальностей затянуло ожидание еще на месяц-полтора. И уже сейчас есть сомнения, что второй названный срок сдачи площадки - декабрь 2001 года - реален: проектное время ее строительства 5,5 месяца.

Мурманск