Человек-амбиция

Новый первый вице-губернатор Коми Николай Левицкий рассчитывает уже через год добиться первых признаков экономического роста

Назначение первым заместителем главы Республики Коми 30-летнего Николая Левицкого встряхнуло регион. Большая часть его старой политической элиты, чиновники территориального правительства, да и многие представители местного бизнеса посчитали приход Левицкого нонсенсом, причем крайне неприятным. В патриархальной северной республике люди выстраивали свои карьеры долго и трудно и достигали ключевых постов в основном к пенсии. Приход во власть московского бизнесмена, не имеющего в республике особых связей и, похоже, не планирующего их заводить, да еще такого молодого, показал, что старая система ценностей начинает отмирать, а прежние варианты карьерного роста - под большим вопросом.

Недовольство многих представителей республики вызывает и то обстоятельство, что Левицкий работал в холдинге " Еврохим", входящем в группу МДМ, которая имеет интересы в угольной отрасли Коми. Соответственно, новый вице-губернатор воспринимается как "засланный казачок" группы, лоббирующий ее интересы в ущерб прочим, актуальным для Коми проектам. Исходя из этого, наблюдатели полагают, что Левицкому придется нелегко - у него пока нет собственных рычагов влияния на важнейшие сферы жизни республики, а старый госаппарат делиться с ним не захочет.

Впрочем, сам Левицкий, признавая трудности, полагает, что работать станет значительно легче, когда проявятся первые результаты его усилий по улучшению экономической ситуации в Коми. А проявятся они, как сказал вице-губернатор корреспонденту "Эксперта С-З", уже примерно через год. Что касается связей с МДМ, то можно, пожалуй, поверить молодому чиновнику, когда он заявляет: "Я ушел из бизнеса. Хочу получить новый опыт и добиться принципиальных результатов. Для меня это вопрос амбиций, а не личной выгоды". В достижении "принципиальных результатов" Левицкий может опираться на действующий в республике крупный бизнес, который в целом поддерживает нового вице-губернатора.

- Опишите, пожалуйста, кратко, какое наследство вам досталось - как вы оцениваете экономическую ситуацию в республике?

- Сегодняшнее состояние нас не удовлетворяет. Но я сразу скажу, что не собираюсь разбирать "проблему наследства", то есть оценивать деятельность моих предшественников. Сейчас это совершенно беспредметный разговор.

- Тогда давайте предметно: каковы главные проблемы, как вы будете их решать?

- Во-первых, проблема ЖКХ. Если завтра жилищно-коммунальное хозяйство начнет сыпаться как карточный домик - а все к тому идет, - то в условиях Крайнего Севера это станет трагедией. Во-вторых, необходимо срочно проводить реформу здравоохранения. Нам придется, в частности, сократить крайне ресурсоемкую коечную сеть и прекратить давать работающим людям, особенно сотрудникам частных предприятий, немотивированные льготы по обеспечению лекарствами. Социальный пакет для малообеспеченных людей и для работников бюджетной сферы должен быть намного шире, чем для персонала коммерческих фирм. Частный бизнес способен заботиться о своем персонале.

Третья острая проблема связана с жилищным строительством - значительная часть населения Коми живет в экстремальных условиях, мы не можем долго с этим мириться. Также нужно незамедлительно справиться с тяжелой ситуацией в Воркуте и Инте. Переселение избыточного населения - вопрос жизни и смерти этих городов, и приступить к переселению людей мы планируем уже в этом году. Не будем дожидаться перепланирования статей расходов российского бюджета - у страны в этом году есть сверхплановые доходы, и мы на них рассчитываем, постепенно достигая понимания с федеральным правительством. Проблема Воркуты и Инты - общероссийская, решать ее без адекватной денежной поддержки со стороны России несправедливо и нереально.

Наконец, в наши первоочередные планы входит стимулирование инвестиционного роста. Работаем с несколькими крупными проектами, способными обеспечить республике максимально заметный экономический эффект.

- Вы имеете в виду проекты федеральных холдингов?

- Да, в основном. С точки зрения ожидаемого эффекта, я бы поставил на первое место проект СУАЛа. Если этот холдинг построит, как планирует, глиноземно-алюминиевый комплекс "Коми Алюминий", экономика республики во многом изменится. На что здесь надо обратить внимание? Во-первых, во всем мире, когда строится алюминиевый завод, важнейшей является энергетическая проблема - надежность снабжения будущего предприятия энергоресурсами и их цена. Поскольку власти территорий частично влияют на тарифы естественных монополий, мы постараемся оказать СУАЛу необходимую поддержку.

Во-вторых, попробуем помочь решить ряд вопросов на федеральном уровне, например в части льгот по ввозимому оборудованию. У всех инвесторов, которые закупают импортное оборудование, возникают проблемы с уплатой НДС. Компания должна сперва уплатить НДС в федеральную казну, и только потом, по мере постановки на учет основных средств, ей возвращают эти отчисления. То есть инвестор не только дает стране новое предприятие, но еще и кредитует казну. Совершенно абсурдный порядок, и мы будем добиваться его корректировки не только для "Коми Алюминия", но для всех крупных проектов на территории республики.

- Если с холдингом СУАЛ у вас, похоже, нет разногласий, то отношения с другим сильным игроком, компанией "ЛУКОЙЛ", как мы слышали, складываются сложнее. Говорят, республика недовольна объемом налогов, которые платит компания в региональный бюджет.

- В целом мы поддерживаем любые компании, которые не занимаются переделом старых ржавых заводов, а инвестируют в создание новых активов. "ЛУКОЙЛ" - крупный деятельный инвестор, поэтому мы с ним активно сотрудничаем. Но вопросы по налогам действительно есть. Не секрет, что любая крупная вертикально интегрированная компания вводит трансфертные цены, иными словами - осуществляет обмен продукцией (в данном случае транзит нефти) между своими подразделениями по максимально низким тарифам. Тем самым искусственно снижаются платежи в региональный и местные бюджеты. Сейчас мы ведем с "ЛУКОЙЛом" диалог по установлению оптимального объема уплат - прежде всего в части налога на прибыль - в казну республики. И такой же диалог у нас идет или скоро начнется с другими крупными холдингами, работающими в Коми.

- Ваша жесткая позиция по налогам не затормозит тот самый инвестиционный рост, о котором вы говорили?

- Не затормозит. Бизнес, как правило, не ждет, чтобы позиция власти была непременно мягкой. Главное, что ему нужно, - логичная и последовательная политика. Мне кажется, наши требования абсолютно логичны, поэтому в основном правительство Коми и крупные компании понимают друг друга.

Если вернуться к налогам, то наши диалоги с бизнесом пока довольно результативны. С "ЛУКОЙЛом" мы близки к заключению соглашения, которое позволит увеличить платежи. Договор с австрийской компанией Neusidler, ставшей недавно владельцем Сыктывкарского лесопромышленного комплекса, позволит как минимум сохранить налоги на прежнем уровне. Планируем встречу и с руководством "Газпрома", намеренным скоро начать в Коми добычу газа из нескольких новых - относительно небольших по отдельности, но в сумме довольно значительных по запасам - месторождений.

- Продолжая тему понимания: насколько соотносятся цели правительства Коми и компании СУЭК, входящей в группу МДМ, в отношении Воркуты и Инты?

- Замечу, что СУЭК еще не стал полноправным владельцем Печорского угольного бассейна. Но мы надеемся, что в ближайшее время у шахт появится собственник и будет понятно, с кем вести диалог, и что шахты Воркуты и Инты выйдут наконец-то на уровень рентабельности. В этом смысле стремления правительства республики и СУЭКа имеют общий тренд. С другой стороны, мы решаем все-таки несколько разные задачи. Наша цель - улучшить социальную среду, то есть переселить людей, для которых в шахтерских городах нет работы, а также постепенно ликвидировать огромный на сегодня бюджетный дефицит Вокруты и Инты. Задачи же СУЭКа, если он станет собственником, - сугубо коммерческие: наладить эффективную работу шахт путем снижения издержек, поиска новых рынков сбыта, установления приемлемых для компании цен на уголь и так далее. Социальные проблемы бизнес, в принципе, решать не должен. По большому счету, кроме уплаты налогов, от него ничего не требуется.

- Однако есть мнение, что эффективная работа большей части печорских шахт невозможна в принципе. Значит, СУЭК сведет добычу угля в Коми к минимуму, массу шахтеров уволит, а это создаст вам, мягко говоря, немало проблем.

- Это неверное мнение. Расчеты показывают, что шахты Коми могут и должны работать эффективно. И что добычу угля нужно не снижать, а увеличивать. В противном случае СУЭК не планировал бы приобретать акции Печорского бассейна. Бизнес никогда не вкладывает деньги в предприятия, не имеющие шансов на рентабельную работу.

- Прошлым правительством Коми, работавшим при губернаторе Спиридонове, был намечен целый ряд инвестиционных проектов. Среди них можно найти разумные?

- Конечно. Например, строительство железной дороги "Белкомур" жизненно необходимо. Коми должна выйти из транспортного тупика, это принципиально изменит ее экономику. С помощью "Белкомура" республика может стать полноценным транзитным регионом. Другое дело, что в настоящий момент проект заморожен и, по большому счету, существует только на бумаге. Надо его реализовать.

- И есть надежда?

- По крайней мере уже намечен план действий, несколько возможных сценариев, которые приведут к тому, что необходимые отрезки железной дороги все-таки будут построены.

- У старого проекта строительства Удорского ЦБК тоже есть перспектива?

- Пока нет. Это наименее проработанный проект, и я считаю, что до того, как мы сдвинем с мертвой точки "Белкомур", говорить об Удорском заводе рано. Как только появится дорога, затраты на перевозку любой продукции - в том числе лесобумажной - из отдаленных районов республики снизятся, и инвестиционная привлекательность Удорского проекта резко возрастет. В принципе, строительство в Коми нового целлюлозного производства можно считать одним из долгосрочных приоритетов.

- Возможны ли в Коми войны за перераспределение активов?

- Они всегда возможны, если какие-то компании захотят завладеть собственностью других компаний. Но, полагаю, мы этого не допустим. Мне кажется, без договоренностей с руководством республики ни одна из новых финансово-промышленных групп не начнет здесь активно работать.

- Личный вопрос: переходя из частного бизнеса на государственную службу, вы наверняка серьезно потеряли в деньгах. Не обидно? Или вы уже достаточно богаты, чтобы позволить себе снизить текущие доходы?

- Можно сказать и так: достаточно богат, чтобы позволить... Я хочу попробовать себя на государственной службе, решить в Коми часть системных проблем, которые актуальны для всей России. Это важно и интересно. Деньгами круг интересов нормального человека не ограничивается.

Сыктывкар