Некоммерческий бизнес

Тема недели
Москва, 16.02.2004
«Эксперт Северо-Запад» №6 (163)
Существующие в Ленобласти горнолыжные комплексы полноценным бизнесом не являются. Развитие этого рынка возможно только на внеэкономической основе

Конец прошлого века и начало нынешнего отмечены бурным ростом популярности у россиян горнолыжного отдыха. Число наших соотечественников, выезжающих на европейские горнолыжные курорты, по данным петербургских туроператоров, за последние несколько лет выросло почти в пять раз. Параллельно развивается инфраструктура горнолыжного туризма в Ленинградской области, где за короткий период появилось несколько комплексов.

Сегодня спрос в этом сегменте туристического рынка значительно опережает предложение. По некоторым оценкам, для насыщения рынка в Ленобласти необходимо открыть еще как минимум три-четыре комплекса. Хотя для этого имеются вполне пригодные места. Бизнес предпочитает развивать действующие комплексы, причем не столько горнолыжную составляющую, сколько сопутствующие услуги. Дефицит собственно горнолыжных услуг может быть преодолен только усилиями властей.

Высокий старт

Отдых на горных лыжах был весьма популярен в нашем регионе еще в 60-х годах прошлого века. Именно тогда различные спортивные общества открыли склоны, на которых постсоветские бизнесмены позднее организовали горнолыжные комплексы. Понятно, что в те нерыночные времена бизнеса никто не делал. Более того, его не было даже в первой половине 90-х годов, хотя потенциальный спрос был довольно велик - тысячи петербуржцев, приобщившихся к такому виду активного отдыха еще при советской власти, продолжали кататься на лыжах.

Правда, поначалу число поклонников горнолыжного отдыха почти не росло. Во-первых, тогдашний уровень доходов основной массы населения не позволял приобретать довольно дорогое снаряжение (ветераны пользовались старым, купленным в советские времена по госценам). Во-вторых, массы потенциальных неофитов отпугивало отсутствие сервиса.

Первыми попытались создать более или менее цивилизованный сервис учредители курорта "Золотая долина" (компания "Курьер" и несколько физических лиц) в 1990 году на основе бывшей профсоюзной спортивной базы "Урожай". Но больше никто этим не занимался до 1999 года. Лишь в 1999-2000 годах на территории Ленобласти возникли современные комплексы - "Охта-парк", "Северный склон", "Орлиная гора", "Снежный", "Красное озеро", "Пухтолова гора", а в 2001 году - "Туутари-парк".

В создание и развитие инфраструктуры этих комплексов инвесторы вкладывали значительные средства. Так, по словам Юрия Алексеева, заместителя генерального директора по туризму и рекламе горнолыжного курорта "Красное озеро" (учредители - АОЗТ "Корпорация ТВЭЛ" и ЗАО "Троя"), только на начало 2003 года в строительство и развитие инфраструктуры комплекса было инвестировано порядка 3,5 млн долларов. В "Золотую долину" вложено около 4 млн долларов.

По словам менеджеров горнолыжных комплексов, большинство из них изначально ориентировались на европейский уровень сервиса. На курортах появились не только ухоженные склоны (ежедневно разравниваемые ратраками) с более или менее современными подъемниками (иногда даже кресельными) и снежными пушками, но и здания с раздевалками, камерами хранения, пунктами проката снаряжения, кафе и ресторанами. Комплексы, расположенные близ деревни Коробицыно, включали также коттеджные поселки с банями, игровыми помещениями, отдельными ресторанчиками. Эти поселки предназначались для широкого круга любителей загородного отдыха, даже не увлекающихся катанием на горных лыжах и сноубордах.

Подкрался кризис

Спрос на этом рынке всегда превышал предложение, следствием чего явился низкий уровень конкуренции. "На всех курортах ситуация одна, - говорит Юрий Алексеев, - в пиковое время у всех всегда были очереди, поэтому говорить о какой-то конкуренции не приходится". Большинство экспертов склоняются к тому, что рынок сегодня поделен между игроками примерно в равных долях. Основными критериями у клиентов при выборе курорта служат его местоположение и уровень мастерства горнолыжника. Так, коробицынские курорты ("Красное озеро", "Снежный", "Золотая долина") отличаются самыми длинными (от 800 до 1000 метров) склонами, к тому же некоторые из них довольно круты, что отпугивает начинающих и, наоборот, привлекает продвинутых лыжников и сноубордистов. Естественно, что последние предпочитают ездить в Коробицыно, хотя это достаточно далеко (100 км от Петербурга). Другие курорты ("Охта-парк", "Орлиная гора", "Северный склон" и "Туутари-парк") удобны для посетителей благодаря близости к городу.

Уровень сервиса на всех курортах примерно одинаков. Цены хоть и различаются (иногда в два раза), но, по мнению специалистов, относятся к одному - среднему сегменту. Этот вид отдыха традиционно остается недешевым. Поэтому запросы наименее обеспеченной клиентуры горнолыжные комплексы удовлетворяют с трудом. Некоторые директора все же пытаются заполнять пустующую нишу, вводя, например, специальные системы скидок для студентов. Таким образом, они заранее формируют свою будущую аудиторию, поскольку лояльность клиента (привычка посещать тот или иной горнолыжный склон) становится серьезным аргументом при выборе курорта.

В последние год-два популярность горнолыжного отдыха стала увеличиваться особенно быстро. Этому способствовали как общий рост доходов населения, так и возникновение моды на горные лыжи. Однако существующее предложение (в Ленобласти всего восемь горнолыжных курортов) оказалось не способным удовлетворить растущий спрос, свидетельством чего являются очереди на подъемниках (в пиковое время за час можно успеть скатиться с горы не больше трех-четырех раз) и в пунктах проката спортинвентаря.

Потенциал рынка намного больше, чем могут освоить действующие на нем игроки. "Даже если открыть еще три-четыре курорта, работы хватит на всех", - уверен генеральный директор горнолыжного курорта "Орлиная гора" Игорь Гонтаренко (учредитель курорта компания "ТАКТ" - бывший официальный дилер концерна Adidas по Северо-Западу). Несмотря на это, за последние два года новых проектов в Ленобласти не появляется.

Трудный бизнес

Налицо явный кризис. Он объясняется несколькими обстоятельствами. Главная причина, по-видимому, заключается в том, что этот бизнес в большинстве случаев балансирует на грани рентабельности. Причем это не российская специфика - похожая ситуация имеет место, например, в соседней Финляндии. По словам генерального директора "Золотой долины" Александра Ковалева, несмотря на то что там эта сфера развита гораздо сильнее, чем у нас (в Финляндии около 140 курортов), и ее финансовые обороты на несколько порядков выше, "все, кто послабее, сейчас валятся в результате конкуренции и изменений курса доллара. На Западе этот бизнес тоже малорентабелен".

При работе на грани рентабельности бизнес становится очень чувствительным к изменениям внешних условий. В нашем случае - к погоде. Если зима запаздывает, или в разгар сезона долго длится оттепель, или долгое время стоит сильный мороз, отпугивающий клиентов, то возникают некомпенсируемые убытки. "В прошлом году рентабельность у нас "ушла в минус" на 20%", - рассказал Игорь Гонтаренко. Помимо капризов погоды немало проблем руководителям горнолыжных комплексов доставляют и конфликты с государством. Так, по словам Александра Ковалева, курорты регулярно посещают около 46 проверяющих организаций: "Гайки закручиваются все туже и туже. Найти нарушение всегда легко. Нам такие счета присылают, что впору бросать бизнес".

Кроме того, горнолыжный курорт получает прибыль не круглый год, а в течение относительно короткого периода (в лучшем случае сезон длится с середины ноября до конца апреля). Профильная, собственно горнолыжная, составляющая приносит курорту лишь небольшую часть прибыли (впрочем, такая ситуация вообще характерна для туризма). Основной доход в большинстве крупнейших европейских горнолыжных курортов приносят сопутствующие услуги (проживание туристов в гостиницах, посещение ими ресторанов, кафе, развлекательных центров и т.п.). В Финляндии, например, на долю сопутствующих услуг приходится порядка 60% дохода горнолыжных комплексов. Понятно, что если такие услуги не развиты, то бизнес становится совсем невыгодным.

На Западе такой проблемы нет, поскольку большинство клиентов курортов составляют "настоящие" туристы - люди, приезжающие из других городов и стран на несколько дней (а то и недель) с целью полноценно отдохнуть. Катание на горных лыжах зачастую даже не является главной целью поездки. У нас ситуация принципиально иная. Абсолютное большинство посетителей горнолыжных комплексов Ленинградской области - не туристы в строгом смысле этого слова, а просто любители горных лыж и сноубордов - петербуржцы, предпочитающие такой вид воскресного отдыха. Они не ходят в рестораны, не живут в гостиницах, и не пользуются прокатом (истинные любители, разумеется, имеют собственные лыжи и сноуборды). Такие посетители создают очереди, амортизируют оборудование, но не приносят серьезного дохода.

В результате, как признают многие руководители курортов, никто из них до сих пор не окупил первоначальных вложений. Когда это произойдет и произойдет ли вообще, совершенно непонятно. С учетом указанных обстоятельств полноценным бизнесом наши горнолыжные курорты назвать нельзя.

Некоммерческая мотивация

Разумеется, инвесторы, финансировавшие строительство курортов, не могли не учитывать приведенные выше обстоятельства (исходя хотя бы из опыта соседней Финляндии). Как утверждает Александр Ковалев, cоздавая горнолыжные комплексы, они руководствовались отнюдь не коммерческими соображениями: главным мотивирующим фактором для них было то, что они в абсолютном большинстве сами являются любителями такого вида отдыха.

Сейчас эти люди рассматривают созданные ими курорты в качестве имиджевой составляющей своего основного бизнеса - некий аналог ведомственной базы отдыха, что было так распространено в советские времена. Разница состоит в том, что эти "ведомственные базы" открыты для всех и функционируют как коммерческие предприятия. Однако, в отличие от настоящего бизнеса, они не являются инвестиционными проектами - собственники, похоже, не озабочены возвратом своих вложений.

Текущую рентабельность обеспечивать все же приходится (вряд ли инвесторы согласятся дотировать свои детища - это было бы чересчур). Поскольку собственно горнолыжная часть (продажа билетов на подъемник, прокат снаряжения) даже с этой задачей справиться не может, руководителям комплексов приходится развивать сопутствующие услуги.

Вообще говоря, созданию попутной инфраструктуры некоторые курорты с самого начала уделяли большое внимание, хотя тогда, по признанию большинства собеседников корреспондента "Эксперта С-З", это было для них скорее вопросом престижа. Сегодня проблема выживания принудила практически все курорты начать активное развитие инфраструктуры. Все строят новые коттеджи, кафе, рестораны и гостиницы, оборудованные игровыми комнатами с боулингом, настольным теннисом и бильярдом, предназначенные в том числе и для летнего отдыха. По словам Юрия Алексеева, за лето курорт "Красное озеро" способен принять более 15 тысяч человек, которым предлагаются пляж, теннисные корты, мини-гольф, трасса для горных велосипедов и т.д. Некоторые комплексы достигли в этом направлении заметных успехов. Так, по словам директора по рекламе курорта "Снежный" Анны Кузьминой, на долю негорнолыжных услуг в ее компании уже сегодня приходится порядка 50% общего дохода.

Неясные перспективы

Большинство специалистов уверены, что создать полноценный горнолыжный бизнес в Ленобласти вряд ли возможно. "У нас нет главного условия для этого - настоящих высоких гор, - говорит Игорь Гонтаренко, - мы не можем организовать здесь зимний курорт для high-class". "Настоящие" туристы сюда зимой не поедут. По этой причине горнолыжный туризм на Северо-Западе России если и будет развиваться, то скорее по финской, нежели по швейцарской модели, то есть как вид семейного отдыха, не требующий фешенебельных курортов и дорогих отелей.

Таким образом, в ближайшей перспективе равновесие между спросом и предложением в сфере горнолыжного туризма вряд ли достижимо. Чисто экономическая логика требует переориентироваться на инфраструктуру, то есть основные средства будут вкладываться не в склоны и подъемники, а в коттеджи, гостиницы, рестораны и т.п. И, судя по развитию событий, предприниматели склонны подчиниться этой логике.

В сложившейся ситуации растущий спрос на рынке горнолыжного туризма в ближайшей перспективе может быть удовлетворен только нерыночными методами. Можно предположить, что в среде бизнес-элиты найдутся новые энтузиасты, которые будут рассматривать горнолыжный курорт как коммерциализацию собственного хобби. Оставшиеся в области пригодные для строительства горнолыжных комплексов склоны могут быть освоены в качестве баз отдыха крупных компаний, которые для обеспечения текущей рентабельности будут продавать свои услуги населению.

Развитие горнолыжного туризма может возобновиться и по инициативе областных властей, имеющих массу возможностей с помощью разного рода льгот привлечь бизнес в эту сферу. Могут власти и сами финансировать создание новых комплексов. В Финляндии, например, многие горнолыжные курорты находятся в государственной собственности и фактически живут на дотации, выполняя задачу улучшения имиджа страны на международном рынке туризма. Если ни один из этих сценариев в Ленобласти не реализуется, дефицит предложения на рынке будет расти, а уровень сервиса - снижаться.

Санкт-Петербург

Ради европейского качества
Полноценного бизнеса в сфере горнолыжного туризма в нашем регионе нет. Восемь действующих курортов в Ленинградской области балансируют на грани рентабельности и осваивать новые склоны со скоростью, адекватной росту спроса, не могут. Новые курорты в ближайшее время, скорее всего, не появятся, так как окупить вложения не представляется возможным. В результате дефицит предложения и ухудшение его качества бизнес сам по себе преодолеть не сможет. Надо сказать, что горнолыжными курортами в Ленобласти пользуются почти исключительно жители Петербурга. Катание на горных лыжах или сноуборде стало, подобно мобильному телефону, элементом стиля жизни более или менее платежеспособного (не обязательно богатого) петербуржца начала ХХI века. Как показывают проведенные нами опросы, горожане считают такой вид зимнего отдыха неотъемлемой составляющей современного, европейского качества жизни. Между тем администрация Валентины Матвиенко поставила своей целью обеспечить для жизни горожан именно европейские стандарты. Как говорится, ей и карты в руки. В силу коммерческой бесперспективности этого рынка (по крайней мере в ближайшем будущем, пока уровень доходов петербуржцев не позволяет устанавливать достаточно высокие для нормальной рентабельности цены) властям следует рассматривать горнолыжный отдых в качестве социальной сферы и прилагать соответствующие усилия к ее развитию. Городские власти, подключив к этому правительство Ленобласти, могут реализовать программу действий. При этом вовсе не обязательно полностью финансировать программу из бюджета - наверняка можно договориться с бизнесом о совместном финансировании. Особенно по части расширения существующих коммерческих комплексов - основа уже заложена и их развитие вряд ли потребует серьезных затрат для бюджетов.

Владимир Грязневич

У партнеров

    Реклама