Технология престижа, или алгоритм уюта

Спецвыпуск
Москва, 16.02.2004
«Эксперт Северо-Запад» №6 (163)
Элитное жилье получается, когда амбиции архитекторов соединяются с простыми человеческими желаниями и не противоречат возможностям строителей

У высшего класса, как известно, есть масса атрибутов, призванных засвидетельствовать принадлежность индивида к избранной группе общества. Критерий их выбора в конечном счете прост - то, что дороже. То есть все то же самое, что имеется у "среднего" человека, но качественно и количественно более значимое. Стремление попасть в эту высшую касту носителей совершенных материальных ценностей, как правило, весьма позитивно сказывается на всем обществе в целом. Оно подвигает пытливые умы на все более изощренные трактовки человеческих нужд, неизбежно подтягивая за собой все остальное человечество. Когда-то роскошью считалось наличие в доме таких рудиментарных коммуникаций, как водопровод, телефон или газ. Если вдуматься, их наличие - действительно роскошь, но сегодня эта роскошь рассматривается лишь как необходимое условие любого жилья. Поэтому можно не сомневаться: в будущем, да что там - возможно, в самом недалеком будущем, таким же необходимым условием будет наличие выделенной линии Интернета, новых систем безопасности, не говоря уже о более совершенных строительных технологиях. Возможность мечтать стала для современного человека необходимостью.

Спор времени и пространства

Принимая во внимание поступательный характер материального прогресса, а также его ускорение и неотвратимость перед лицом человеческих мечтаний, можно сделать вывод, что отнюдь не всемогущие технологии определяют элитарный характер вашего жилья. То, что есть сегодня у вас, завтра, хоть тресни, станет достоянием тысяч и миллионов. Сегодня вы чувствуете себя избранным - благодаря эксклюзивному обладанию неким временным атрибутом принадлежности к высшему классу, а завтра поймете, что были лишь "подопытным кроликом", на котором общество потребления беззастенчиво дорого апробировало очередной элемент общедоступного комфорта. Единственное утешение, которое остается элите в данном случае, - продолжать играть наперегонки со временем. Обгонять время, хоть бы и на мгновение, - удовольствие редкое и доступное только властителям мира - гениям, богачам и авантюристам.

Но в конечном счете (по крайней мере применительно к такой фундаментальной ценности, как жилье) главными факторами, определяющими элитарность, должны быть вещи, неподвластные времени или хотя бы более долговечные, нежели такие игрушки человеческой мысли, как технологии. Англичане, вылившие на колесо прогресса немалое количество полезной воды, насчитали этих факторов три. Первый - место, второй - место, третий, разумеется, тоже место. Стоит признать - английский подход столь же циничен, сколь и логичен.

Локализация мечты

Месторасположение дома - краеугольный фактор, и с этим ничего не поделаешь. Увы, в России он применяется с многочисленными оговорками. В силу известных исторических причин (вечный русский выбор между страданием, когда все не может быть общим, и несчастьем, когда все общее) понятие элитарности места стало у нас несколько размытым. В Петербурге в центральных кварталах красивый особняк легко мог (и до сих пор может) соседствовать с трущобой бывшего доходного дома. И по истечении многих веков единственной по-настоящему элитарной недвижимостью в России остается только Кремль. Оценка же прочих недвижимых объектов происходила в большинстве случаев по принципу "удаленности от центра".

Худо-бедно, но картинка начинает меняться, рынок постепенно дифференцирует городские ландшафты родины, побивая прежние козыри экологией, модой и другими пафосными "измышлениями" градостроительства. Рынок недвижимости не терпит неопределенности, что немудрено: это же не нефтянка - серьезный бизнес как-никак; и в каждом городе страны постепенно начинают оформляться более-менее строго очерченные ареалы элитной застройки, так называемые зоны первой оценочной категории. Как уже было сказано, особенно пестро в этом отношении смотрится наш Петербург. "Ситуация если и будет меняться, то со скрипом, - считает архитектор Марк Рейнберг. - Проблема в нашей ментальности. У нас уют тесно связан с беспорядком. Как бы мы ни пытались "причесать" внешний облик города, среда все равно сопротивляется".

Впрочем, эксперты полагают, что в картине детерминации элитарного жилья помимо месторасположения присутствуют и другие, не менее яркие сюжеты. Один из них - окружение. То есть вид из окна. Многие компании, работающие на петербургском рынке, уже осознали, что не приходится надеяться на то, что город похорошеет сам по себе и неожиданно преобразится непристойный вид на помойки, заброшенные пустыри и трущобы, который открывается из окон возводимых или реставрируемых элитных особняков. Строительный бизнес начинает поневоле вкладываться в инфраструктуру, создавая своему жилью дополнительную добавленную стоимость. В принципе, это идеальная ситуация для общества, когда совершенствование социальной системы диктуется не благими намерениями власти, а прагматичной рыночной конъюнктурой.

Я и Мы

Казалось бы, достаточно правильно выбрать местоположение и окружение вкупе с умопомрачительными технологиями - и ключик от элитного жилья у вас в кармане. Как бы не так! Дом класса "люкс" должен быть еще и малоквартирным. Условие не то чтобы обязательное, но согласитесь - какое образное! Почувствовать себя элитой под крышей, которую делит тысяча человек, весьма непросто. Пределом называют 40 квартир, лучше - меньше, хотя критерий нижнего предела тоже весьма щекотлив. Вроде бы "в идеале" - если уж оккупировать некую жилплощадь в городе, так сразу целиком особняк. Возможности у Петербурга для этого имеются. Чем наш Крестовский не Beverly Hills? Впрочем, не все так безнадежно хорошо, то есть далеко не так бесспорно.

Во-первых, ощущение абсолютной избранности в особняке граничит с сомнительным счастьем отшельника. Многим куда комфортнее осознавать себя элитой, скажем так... в составе клана. И это ощущение на поверку оказывается куда более весомым, нежели радости обособленного превосходства. Клановое "мы знаем, что мы есть элита", звучит внушительнее, нежели одноголосое "полагаю, что я тоже". К тому же все это не мешает отдать дань демократизму, ратующему, как известно, за коммунальные ценности бытия. А с другой стороны - иметь в придачу загородный дом. То есть главное в этом факторе - мера допущения, размер кошелька и философия его владельца.

Умный дом

С технологиями вроде бы все просто. Электроника - от Lexel, Legrand, ABB, Schneider - и всей своей техникой в доме вы можете управлять, не поднимаясь с дивана. Охранные системы - от Philips, Panasonic, Lexel (ESMI), System sensor, GE interlogix, и можете охранять свое жилище, не утруждая себя. Последнее и крайне актуальное новшество - просмотр через монитор днища автомашины. И подобных "фишек" придумано целое море. Дом современного человека поистине стал авангардом инженерной и строительной мысли.

"Сегодня уже появилось понятие "умный дом", - рассказывает архитектор Наталья Ухова. - В нем все может функционировать по голосовой команде. С помощью Интернета вы можете регулировать в таком доме температуру воздуха, влажность и другие параметры, находясь хоть за тысячу километров. Кому-то это покажется излишеством, но спрос на такое кибернетическое жилье уже появился".

Не то чтобы нам в России это казалось излишеством, но все же самый живой интерес у российского потребителя обычно вызывает вопрос стен. Оно и понятно - климат у нас не подарок, и, по большому счету, за этим вопросом скрывается другой, более философский: "А можно ли вообще здесь жить?"

До настоящего момента идеальным строительным материалом для нашего климата считался кирпич. Из кирпича построены все дворцы и особняки Петербурга - от барокко до модерна, из кирпича же построены все доходные дома. Но, по мнению большинства специалистов, сегодня кирпичная технология в чистом виде изжила себя. "В идеале, - считает архитектор Владимир Фрайфельд, - должен быть монолитный каркас, а стены нужно делать многослойными, сочетая кирпич и различные виды утеплителей. В этом случае стена получается в два раза тоньше и в два раза теплее, чем целиком кирпичная".

В монолитно-каркасной технологии много хорошего, но главное для потребителя - она минимизирует площади несущих элементов внутри квартир. В переводе на нормальный язык это значит, что она позволяет жильцам будущего дома заказывать индивидуальную планировку своей квартиры. Причем фантазировать с одинаковым успехом можно как на этапе строительства, так и в дальнейшем - ничто не помешает вам производить перепланировку уже готовой квартиры. Прочность несущих стен от этого не страдает.

Впрочем, монолитно-каркасная технология есть лишь желательное, но не решающее условие элитарности жилья. "Технология эта хороша, - считает архитектор Вячеслав Ухов, - если вместе с ней применяются хорошие утеплители, хорошая звукоизоляция, красивая облицовка. А если всего этого нет, то лучше жить в кирпичном доме".

Тоска по чистоте

Очевидно, что за исключением стройматериалов все новые инженерные изюминки элитного жилья замыкаются на коммуникациях. А те, в свою очередь, - на двух проблемах: экология и безопасность. "Основная идея подобного жилья, - говорит архитектор Евгений Герасимов, - максимальный комфорт. Абсолютно естественно, когда в доме есть подземный паркинг, хорошая система охраны. Еще людям хочется жить в чистоте. И это тоже естественно. Никому не нравится, когда из душа на голову сыплются куски ржавчины".

Ржавчина - это, разумеется, "наше все". Практически корень всех бед и абсолютное зло. Проклятие и бич. Отвратительная мерзость, пожравшая городские трубы и наносящая невосполнимый моральный и физиологический ущерб и без того хрупким организмам петербуржцев. Эта ржавчина, словно пепел Клааса, стучит в наши сердца, взывая к возмездию, то есть к реконструкции всех наших городских коммуникаций.

И единственный способ борьбы с этой урбанистической скверной - автономные котельные. Потому что никакой фильтр очистки горячей воды и никакие самые современные металлопластиковые трубы не выдержат того объема окисла железа, натиску которого мы ежедневно подвергаемся. То есть на какое-то время все эти ухищрения спасают, но все-таки система очистки не только должна быть многоступенчатой, она еще и не должна зависеть от устаревших городских коммуникаций.

"Автономное отопление, - считает Вячеслав Ухов, - уже стало обязательным критерием элитного дома. Это добавляет проблем заказчикам и строителям, поскольку связано с определенными нормативными требованиями, да и расходы существенно увеличиваются. Но иначе уже нельзя. Представьте: человек тратит огромные деньги, а потом вдруг выясняется, что в его джакузи течет ржавая вода. Он идет в суд, выигрывает процесс, и заказчик может не отделаться одной компенсацией. Были уже случаи, когда по требованию жильцов приходилось менять всю систему водоснабжения и отопления. Пока что это единичные случаи, но тенденция налицо".

Можно лишь предполагать, но, видимо, чтобы преодолеть страшное наследие советской централизованной системы, весь город рано или поздно будет вынужден перейти на автономное водоснабжение и отопление. К сожалению, тоска по чистоте и здоровью пока что не пропорциональна размеру городского кошелька. Впрочем, этот тезис можно сформулировать и более позитивно - сегодня элитой Петербурга можно назвать лишь тех, у кого дома по трубам течет чистая вода.

"Другой немаловажный аспект чистоты - система вентиляции, - констатирует Евгений Герасимов. - Еще в конце XIX - начале XX века в новых домах сверлили специальные дырки - чтобы дом "дышал". То есть вентиляцией жилья люди озаботились еще в эпоху модерна. Сегодня этот вопрос даже более актуален, поскольку окна теперь ставят герметичные. Благо, умных технологий достаточно". Умные технологии вентиляции сводятся к максимальной очистке воздуха при минимальном шумовом сопровождении, а также возможности контроля температуры и влажности воздуха. Теоретически, если такие умные системы в вашем доме не предусмотрены, то их можно установить постфактум с минимальными потерями для дизайна квартиры. Но лучше побеспокоиться об этом задолго до новоселья.

Имя дома

Если суммировать вышесказанное, то получается, что так называемый элитный дом должен располагаться в дорогом квартале с хорошей инфраструктурой, иметь соответствующий вид из окна и быть оснащен сложной инженерной начинкой, гарантирующей жильцу три фундаментальных принципа - безопасность, чистоту и тишину. Вроде бы все? Нет! Дом должен быть еще и красивым. С точки зрения архитектора, все дома делятся на красивые и некрасивые.

От последнего фактора будет зависеть узнаваемость вашего дома. Узнаваемость - это престиж, а престиж стоит дороже всего. "В каком доме вы живете? Ах, в этом..." В Москве эту проблему решают достаточно просто: берут либо монументальностью, либо всевозможными башенками. И на всякий случай дают дому какое-нибудь поэтичное имя. В эпоху барокко и ампира дома называли по имени владельца, в эпоху модерна - по имени архитектора, сегодня - как пожелает фантазия заказчика.

Красивый дом - это в первую очередь архитектурное решение, но не только. Красота, как и комфорт, зависит от технологии. Понятно, что речь идет об облицовочных материалах, способных вынести наш суровый климат. "У нас вообще любое архитектурное или инженерное решение должно соотноситься с климатом, - справедливо замечает Вячеслав Ухов. - Это касается и внешнего вида домов. К сожалению, такой штукатурки, которой покрывали дома 200 лет назад, сейчас не делают, все секреты утрачены. Поэтому облик города будет неизбежно меняться. Сегодня технологии меняют мир быстрее, чем архитекторы".

"Петербург строился с нуля, и вся красота его - это красота нового города, - считает Марк Рейнберг. - Поэтому реставрировать старые здания - конечно, занятие приятное и полезное, но строить "под старину" уже глупо. Так что по-настоящему элитное жилье у нас появится, когда изменится сам город".

У партнеров

    Реклама