Распил без сортировки

Москва, 27.09.2004
«Эксперт Северо-Запад» №36 (193)
Никто в Карелии не берется публично объяснить - по каким правилам распределяются права на аренду леса

То, что Карелия обладает завидными лесными ресурсами - миф. Половина, а по некоторым оценкам и до 70%, лесного пространства республики - это, как говорят лесоводы, скальники, болота, недорубья и неудобья. Рентабельность при их освоении - много ниже нуля. Приграничные и придорожные угодья давно поделены. Их можно только "переделить".

Недавно в южном, граничащем с Финляндией, Лахденпохском районе разгорелись очередные лесные разборки. У местного лесопункта - бюджетообразующего и дающего заработок местному люду предприятия - отобрали делянку. Закончился срок аренды, и лес передали некоему ООО "Геликон-Онего", зарегистрированному полгода назад в Москве с уставным капиталом в 10 тыс. рублей. В результате передела 75 работников лесопункта остались без леса, а значит, без работы. Еще раньше отобрали лесфонд у местного ООО "Защита-лес", лишив работы 100 человек.

В госструктуры последовали обращения от лахденпохцев - работников и конкурсантов. Последние не могли понять, по каким критериям конкурсная комиссия по лесопользованию при правительстве РК определяет победителя. Почему тот, кто занимается глубокой переработкой (например, Лахденпохский фанерный комбинат "Бумэкс") проигрывает тому, кто занят сырьевым экспортом? Комиссия по вопросам лесопользования вынуждена была представить общественности свои объяснения.

Объяснения эти озадачили конкурсантов еще больше. Фирме "Защита-лес", например, было сказано, что в их бизнес-плане отсутствовала какая-то страница (позже обнаружилось, что страница все-таки была). А фирма, предложившая конкурсный коэффициент 1,7, выиграла у тех, кто предложил 2,0 и 1,8, потому что у нее якобы был лучший бизнес-план.

О бизнес-планах

Как-то на читательском форуме сайта politika.karelia.ru появилось любопытное сообщение. Автор обозначил только свой статус: "предприниматель". "Претендент, - пишет автор, - должен представить в конкурсную комиссию бизнес-план, обосновывающий организацию на предприятии производства с большей добавленной стоимостью, с заключением эксперта об эффективности инвестиционного проекта... К нам на предприятие пришло письмо от комитета по лесу РК с напоминанием о необходимости бизнес-плана в случае участия в конкурсе. Письмо содержало краткий перечень разделов, которые должны найти отражение, и, что самое интересное, была дана рекомендация учреждения, к которому следует обратиться за помощью в разработке проекта. Это Карельский научно-исследовательский институт леса (КарНИИЛ)".

Обратившемуся в КарНИИЛ "предпринимателю" дали понять, что при размещении заказа в этом учреждении у предприятия не будет проблем с прохождением через комитет по лесу и конкурсную комиссию. "Можно предположить, что при этом названная цена за консультационную услугу включала в себя и вознаграждение за победу на конкурсе. Так как предложенная цена показалась нам несоизмеримо высокой (в штате нашего предприятия есть экономисты, имеющие опыт в разработке бизнес-планов), мы решили подготовить документ своими силами. Последствий отказа от предложенных "правил игры" пришлось ждать недолго. Мы проигрываем один конкурс за другим. Никаких пояснений на этот счет от Комиссии и Комитета мы получить не можем. Но, что любопытно, независимым экспертом, дающим заключения об эффективности бизнес-плана для членов конкурсной комиссии на этих конкурсах, как мы узнали, выступает уже упомянутое учреждение КарНИИЛ. Одни и те же люди выступают как разработчиками бизнес-планов, так и экспертами, которые делают "независимую" оценку своей же работы в нужном направлении.

Другие участники интернет-форума согласились с "Предпринимателем", но опять же анонимно: "Я о таком тоже слышал. Но попробуй сказать об этом вслух - ни одного кубометра леса не получишь".

Как члены комиссии, назначаемые губернатором, выявляют победителя, обсуждают ли это, спорят ли - никто не знает. Не раз депутаты Законодательного Собрания во время дележки леса на территории своих округов пытались принять участие в заседании конкурсной комиссии, но безрезультатно. Повезло только калевальскому депутату Михаилу Мрыхину - чтобы его не вынесли вон, он вцепился руками в батарею.

"Правительство обеспечит"

Вернемся к лахденпохскому скандалу. Почему у лесопункта отняли делянку в пользу фирмы "Геликон-Онего"?

Как уверяют в лесопромышленных кругах, ООО "Геликон-Онего" является дочерней фирмой компании "Имбера", и делянка эта была обещана "Имбере" как бонус за покупку бумажного комбината "Ляскеля". Обанкротившийся комбинат (владелец его - близкий губернатору бизнесмен Леонид Белуга) давно стал головной болью карельских властей - рабочие то письма Путину пишут, то федеральную трассу перекрывают. Когда "Имбера" купила "Ляскелю", а затем еще и не находящую сбыта бумагоделательную машину завода "Петрозаводскмаш" (завод также принадлежит Белуге), лесопромышленники недоумевали, зачем московскому холдингу такое обременение. Теперь, кажется, их любопытство удовлетворено.

Впрочем, для многих характер сделки прояснила следующая строка правительственного пресс-релиза о привлечении московских инвестиций: "Правительство Карелии поддержит новое производство сырьем". Эти же строки косвенно указывают на то, кто хозяин в лесу, кто решает, кого поддержать сырьем, кого - нет. Зачем же в таком случае конкурсы?

Конфликты в лесной отрасли Карелии нередки. Самый крупный из относительно недавних случился вокруг аренды приграничных угодий компанией IKEA. Приход желанного инвестора тоже сопровождался обещанием первых лиц республики "поддержать" инвесторов сырьем. Изъяли делянки у калевальских арендаторов (серьезно пострадали Юшкозерский ЛПХ, ЛПХ "Ухтуа"), причем изъятие было закамуфлировано под проигрыш в конкурсе. В тот раз спектакль с конкурсом выглядел совершеннейшим абсурдом: все знали, что правительство Карелии задолго до этого заключило с IKEA письменное соглашение, в котором концерну были указаны кварталы, участки.

В среде предпринимателей многие считают, что решение о том, кому и сколько "нарезать" качественного лесфонда, в Карелии принимает один человек. Конкурсная комиссия это решение лишь проштамповывает. (Кстати, заместитель генерального директора Сегежского ЦБК Дмитрий Зуев говорит, что было бы совсем неплохо, если бы сам губернатор официально распределял участки: он бы тогда лично отвечал за социальные и экономические последствия своих решений. В нынешней ситуации ответственности не несет никто.)

Чьи шишки в лесу?

Что нужно, чтобы заполучить в аренду более или менее приличный лесфонд? Очевидно, не нужен самый высокий конкурсный коэффициент и самый лучший бизнес-план (особенно, если он составлен не в КарНИИЛе). Главное - лояльность. "Конкурсанты, - поведал анонимно представитель лесного бизнеса, - подают заявки, не зная, каков срок аренды. Срок определяет конкурсная комиссия, и он является своеобразным "баллом лояльности". Дали лес на пять лет - мало лоялен, на 20 - лоялен, на 49 - очень лоялен. Если вдруг создадутся невероятные условия, и комиссия вынуждена будет признать победителем не того, кого планировали, то он будет объявлен победителем на один год".

Трудно отказать нашему информатору (как и автору сообщения в интернет-форуме) в праве на анонимность. После того, как глава Лахденпохского района разразился в местной газете гневным интервью "Как в республике делят лес, или О чем все знают, но молчат", другие газеты, уже правительственные, ответили публикациями о том, как Максимов "загубил" район.

Каковы перспективы?

Возможно, теперь вопросом "как в Карелии делят лес" заинтересуются федеральные органы - на интервью Максимова обратил внимание прокурор республики. Однако те, кто посвящен в тему распределения делянок, убеждены, что разбирательство с участием федеральных структур вряд ли будет результативным. Ведь придраться не к чему! Все формальности соблюдены, комар носа не подточит: вот объявление в газете о проведении конкурса, вот бизнес-планы участников, вот лучший бизнес-план... Анонимные свидетели - как известно, не свидетели. Им свой бизнес важнее, чем торжество справедливости. (Единственное нарушение, которое лежит на поверхности, - выставление на конкурс участка без фиксированного срока владения. Это нарушение позволяет оспорить все решения конкурсной комиссии).

Есть мнение, что избежать коррупции при распределении участков помогут лесные аукционы (открытые торги начнут внедряться в 2005 году с новым Лесным кодексом). "Все минусы, - говорит депутат ЗС от лесного Пудожского округа Василий Попов, - которые могут возникнуть при переходе на аукционное распределение, - ничто в сравнении с сегодняшней ситуацией на коррумпированном лесном рынке".

Впрочем, не факт, что аукционы многое изменят, поскольку они не снимают нескольких системных проблем. С одной стороны, чиновники должны соблюдать правила проведения конкурсов, с другой стороны, они обязаны привлекать на свои территории стратегических инвесторов, которым надо дать что-то стоящее. Также возникли и усиливаются объективные противоречия между местным и "пришлым" (в частности, скандинавским) лесопользователем, между большим и малым бизнесом. Лесного ресурса на всех не хватит, а четкие приоритеты, позволяющие надолго решить, какому типу компаний следует отдавать предпочтение, у губернаторов отсутствуют. А раз так, то региональный чиновник действует спонтанно, прислушиваясь то к зову сердца, то к зову кошелька. В общем, сейчас все зависит от личности, о чем резонно говорит Дмитрий Зуев.

"В нынешних условиях дело не в принципах распределения - конкурсном или аукционном, а в исполнителях, - отметил он. - Персоналии играют ключевую роль: плохой закон в руках порядочного человека - это все равно закон, а хороший закон в руках диктатора - никакой закон. Аукционы вряд ли наведут порядок в лесных отношениях".

Петрозаводск

Новости партнеров

Реклама