Время бритых голов

Расцвет движения скинхедов - не случайность и не результат заговора. Это феномен, появление которого мы сами санкционировали

В одной передаче петербургского телевидения две команды школьников спорили на тему "Есть ли в России молодежный протест?". Защищавшие тезис, что таковой есть, привели в качестве примера хиппи. Взрослых судей в студии этот аргумент развеселил. "Где и когда вы последний раз видели хоть одного хиппи?" - спросил один из них. Ответа не нашлось. Зато в процессе обсуждения участники пришли к выводу: если и существует в России молодежный протест, то его следует искать в движении скинхедов - членов молодежных экстремистских группировок. Вывод некорректный, но подтверждающий истину: "бритоголовые" сегодня - в фокусе общественного внимания.

Неудивительно - со скинхедами связывают ряд преступлений, совершенных в Петербурге в 2004 году: в феврале группа подростков забила до смерти бейсбольными битами девятилетнюю таджикскую девочку; в июне убит известный ученый-этнолог и правозащитник Николай Гиренко (он занимался как раз национал-экстремистскими организациями); осенью в результате хулиганского нападения погиб студент из Вьетнама. Участие скинхедов во всех случаях не доказано, но именно эти трагедии воспринимаются как главные примеры активизации молодежного национализма в Петербурге. На деле сообщения о нападениях "бритоголовых" на иностранцев и мигрантов стали неотъемлемой частью новостных сводок. С чем же столкнулась страна - с единым радикальным фронтом или спонтанной уличной активностью? Где источники движения скинхедов? Каково его будущее?

Фашисты в большом городе

Уличные группировки скинхедов появились в России в начале 1990-х. Небольшие группы наголо стриженных парней в тяжелых ботинках были заметны в Москве и Питере еще в первые постсоветские годы, а в последнее время движение переживает новый подъем. Главными центрами его активности и сегодня остаются Москва и Петербург. По данным Московского бюро по правам человека, в Москве насчитывается более 20 группировок скинхедов, в которых состоят около 5 тыс. членов, в Питере - 17 организаций (2-3 тыс. человек). В СЗФО скинхеды активнее всего ведут себя в Пскове, Новгороде и Архангельске.

Тем не менее никакого "фашистского фронта" в России, как, впрочем, и на Западе, не существует. "Попытки унифицировать идеологию были, но единого центра в этом движении нет", - утверждает Дмитрий Дубровский, заведующий отделом современной этнографии и межнациональных отношений Российского этнографического музея, директор программы "Этнические исследования" Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Скинхеды - это молодежная субкультура, у которой есть мифология, праздники, атрибутика и жизненный стиль, но нет жесткой иерархии и общих задач. Именно поэтому две российские столицы оказались центрами движения скинхедов: большой город, как известно, - питательная среда для любых субкультур. В крупном городе существует разветвленная сеть коммуникаций и массовой информации, кроме того, городская среда, в отличие от сельской, - это территория социальных и имущественных контрастов и в то же время уровень жизни здесь относительно высок.

В Петербурге движение "бритоголовых" возникло среди поклонников местной музыкальной группы Totenkopf, ныне распавшейся. Позднее от движения начали откалываться отдельные группировки, некоторые из которых существуют и по сей день. Самые крупные объединения - "Русский кулак" ("Сварожичи") и "Солнцеворот" насчитывают по сотне членов, но это скорее исключение, чем правило. Обычно в экстремистской группировке состоит не больше 10-30 человек. Члены такого объединения называют его "фирмой". В "фирме" приняты жесткие нормы дисциплины, занятия, тесты "на профпригодность". Некоторые группы регулярно совершают уличные рейды.

Основная масса "бритоголовых" - это неорганизованные, стихийные банды из нескольких человек. Скинхеды, утверждает эксперт московского Информационно-исследовательского центра "Панорама" Вячеслав Лихачев, тяготеют к объединению в "небольшие локальные группы по месту проживания, работы или учебы вокруг выдвигающихся из собственной среды лидеров, журналов с мизерным тиражом или музыкальных коллективов". Локальность объединений - вторая причина того, что у скинхедов нет единой организации даже на региональном уровне, группы из разных районов города часто враждуют между собой. "Фирма" строится на авторитете руководителя, а слияние с другой группой угрожает его личной власти.

Есть ли заговор?

Почему расцвет движения "бритоголовых" происходит именно сейчас? Правозащитники часто утверждают, что скинхедами управляют лидеры националистических партий, делая их руками самую грязную работу. Молодежные группировки действительно нужны партиям, так как их существование - удобное средство шантажа власти. Однако, по словам Вячеслава Лихачева, "готовность к сотрудничеству со стороны самих "бритоголовых" низка. Хотя активисты скин-движения с готовностью принимают помощь от националистических партий и движений в организации концертов, издании журналов, аренде помещения для спортзала, но, как правило, лидеры партий с этого не имеют почти никакого политического капитала и актива". Многие скинхеды считают политические партии частью системы, с которой они якобы борются. Другие гордятся принадлежностью к "фирме" и не хотят вступать в другие организации.

При должном усилии партийные лидеры могли бы рекрутировать кадры из этой второй категории. Но заниматься этим всерьез они боятся. Никакая партия не хочет принимать к себе большую массу скинхедов, потому что за их спонтанную активность придется отвечать. А отвлекать всех от уличного хулиганства и приставлять к партийной работе нет смысла, здесь нужны "интеллектуалы", которые обычно набираются из студентов.

При таком двусмысленном отношении - скинхеды вроде бы и нужны партии, но работать с ними напрямую она опасается - контролировать "бритоголовых" очень трудно. "Скинхеды предсказуемы в той мере, в какой предсказуема любая стихийная и неразумная сила, - считает Михаил Соколов, социолог, научный сотрудник Центра независимых социологических исследований. - Направление их удара часто бывает легко предугадать, и можно его предотвратить, а можно и не предотвращать - скажем, допустить, чтобы назревающий погром случился. Но утверждения о непосредственной управляемости скинхедов не очень убедительны".

Более того, нынешний всплеск активности "бритоголовых" отчасти вызван именно тем, что радикальные партии вошли в фазу кризиса. "Около 2000 года произошел кризис силовых партий - Русского национального единства и других, которые до этого пытались маневрировать между образами действия политической партии и вооруженной группировки, - говорит Михаил Соколов. - Старые организации потеряли большую часть своей базы". С одной стороны, они отказались от идеи содержать штурмовые отряды и молодежь была предоставлена самой себе. С другой стороны, эти партии, зацикленные на антисемитизме, не смогли вовремя отреагировать на нарастающие в обществе "антиюжные" настроения. А для скинов мигранты - главная мишень.

Конечно, есть и другие варианты. Что, если скинхедов подкармливают преступные группировки, религиозные экстремисты или даже силовые структуры? Иногда такое случается. К примеру, большинство экспертов считают, что драка на волгоградском рынке в апреле 2004 года, когда погиб продавец-таджик и серьезно пострадали несколько выходцев из Средней Азии, была спровоцирована одной из местных ОПГ. Питерская группа "Солнцеворот" некоторое время входила в состав организации местных язычников - "Союза венедов". Нельзя исключать и версию, что отдельные акции скинхедов провоцируются определенными группировками в государственном аппарате. Однако при всей опасности такой кооперации, следует признать, что она носит эпизодический характер и ограничительные мотивы здесь те же, что и у партий.

С отеческого благословения

Раз теория заговора здесь не работает, источники движения скинхедов следует поискать в самом российском обществе. С одной стороны, мы имеем огромное число молодых людей, оказавшихся в маргинальной ситуации. Практика показывает, что основная социальная база "бритоголовых" - ребята с городских окраин, без особых перспектив и надежд. "В условиях, когда общество жестко разделено на бедных и богатых, а способов подняться по социальной лестнице почти нет, эти люди не имеют шансов получить хорошее образование и найти приличную работу, - говорит Михаил Соколов. - Они не могут, как многие их предшественники в начале 1990-х, пойти в бандитскую среду: она уже сформировалась и новые кадры отбирает очень тщательно. Ненависть молодежи направляется на тех, кто их выдавил из преступной среды и мира торговли". Зачастую это представители этнических диаспор, легко вписывающиеся в образ врага.

В таком социальном тупике оказываются не только дети рабочих. "Первоначально считалось, что это безотцовщина, пэтэушники. Но все чаще скинхедами становятся дети среднего класса, советского среднего класса. Их родители - бывшие инженеры, учителя, которые сейчас торгуют колготками в электричках или работают в охране день через два. Вот и происходит канализация этого недовольства", - убежден Михаил Родионов, профессор Санкт-Петербургского университета МВД и координатор организации "Гражданский контроль".

Недовольны не только дети, но и их родители, и поэтому молодые радикалы вместо отпора и возмущения встречают у окружающих одобрение. По августовским опросам Фонда "Экспертиза", более 60% населения страны думают, что следует ограничить проживание кавказцев на территории России. Михаил Родионов считает: "Есть некоторая санкция на экстремистские действия со стороны общества. Когда в метро стоят милиционеры и проверяют документы только у людей с внешностью кавказцев, это откладывается в подсознании".

Лидеры "бритоголовых" умело эксплуатируют образы молодежной моды и культуры. Часто объединения скинхедов - это сообщества поклонников какой-либо музыкальной группы (к примеру, московской формации "Коловрат") или течения (oi!, hatecore, national socialist black metal и т.д.). Многие "бритоголовые" - футбольные фанаты. Но ребята, привлеченные исключительно модой, редко участвуют в уличных рейдах и не пользуются уважением более агрессивной части скинхедов. Вскоре они либо уходят из движения, либо, напротив, становятся его идеологами.

Вверх по лестнице

Типичная история рядового скинхеда такова: в 12-13 лет он слушает музыку и читает газеты для "бритоголовых", знакомится с активными участниками какой-нибудь скин-группировки. Лет в 14-15 его уже начинают привлекать к хулиганским акциям, и если он проходит проверку, то становится постоянным членом "фирмы". В среде скинхедов практически невозможно найти людей старше 20 лет, так как к этому моменту большинство уходит из группы, устраивается на работу и перестает участвовать в движении. Взгляды свои они, разумеется, сохраняют.

Лидеры группировок задерживаются в этой среде дольше, лет до 25-26. Дальше их карьера развивается в ином направлении. Кто-то идет в ультраправую партию и отвечает там за работу с молодежью. Так поступил лидер московской группы "Русская цель" Семен Токмаков, назначенный заместителем главы Народной национальной партии. Другие баллотируются в муниципальные органы, становятся редакторами радикальных газет или "экспертами по экстремизму" - к примеру, руководитель питерского "Солнцеворота" Артем Талакин, ставший теперь экспертом при Институте подростка и участвующий в работе городского комитета по молодежной политике. Третьи остаются в музыкальной среде или начинают торговать экстремистской атрибутикой, андеграундной музыкой и литературой.

Несмотря на то что большинство молодых людей в определенный момент уходят из движения, их место занимают новые кадры. И нынешние, и бывшие скинхеды прямо или косвенно работают на воспроизводство этой среды. Помимо традиционной "воспитательной работы" с молодежью, они выпускают радикальные журналы и газеты, а в последнее время заинтересовались и электронными коммуникациями: в российском сегменте Интернета, по данным Дмитрия Дубровского, насчитывается около сотни радикальных форумов и сайтов. Поскольку эта активность не встречает в обществе сопротивления, движение "бритоголовых" в ближайшей перспективе будет расти.

Будь готов

Скинхедам трудно объединиться. Скины Москвы и Питера, возможно, рассчитывают на помощь заграничных "братьев". "У националистического движения есть связи с крайне правым движением в Сербии и других славянских странах, с языческими и монархическими движениями, в основном в Восточной Европе", - говорит Дмитрий Дубровский. Но контакт с экстремистскими сетями на Западе получается лишь тогда, когда удается разыграть карту мигрантофобии. В основном же западные радикалы относятся к славянам с подозрением, и реальной помощи от них нет.

Поэтому "зонтичная" организация скинхедов если и возникнет, то не на региональном уровне, а в масштабах всей страны. И объединить их сможет только внешняя сила. Такой силой может стать радикальная партия, которая отбросит осторожность и сделает прямую ставку на молодежные боевые отряды. "Партия почти наверняка будет рыночной, антиэлитистской и светской, а в ее идеологии вероятна эксплуатация умеренного антисемитизма и предубеждения против мигрантов, - комментирует Михаил Соколов. - Образцом для нее может быть германская NPD: это парламентская партия, имеющая полулегальное молодежное крыло". Какое-то время назад самым вероятным претендентом на руководство скинхедами считалась Национал-большевистская партия, но в последнее время она сильно "полевела". Другой партии, готовой серьезно работать с "бритоголовыми", на российском политическом горизонте пока нет, но это не значит, что она не появится к следующим думским выборам.

Взяться за организацию скинхедов под силу и госструктурам. Теоретически, если протест против политики федерального центра будет нарастать, то скинхеды могут стать удобным инструментом нейтрализации активных оппозиционеров. 29 января этого года около 40 молодых людей с дубинками, выкрикивая фашистские лозунги, осадили московский штаб НБП. Пятеро нападавших были задержаны, но затем выпущены под подписку о невыезде и на опознание не явились. Представители НБП утверждают, что акцию организовали власти, желая наказать партию за участие в последней серии митингов. Неважно, действительно ли это нападение спровоцировано силовиками; главное, что "бритоголовые" сумели продемонстрировать свою полезность.

Санкт-Петербург