Мирная интифада Юстейна Гордера

Культура
Москва, 18.12.2006
«Эксперт Северо-Запад» №47 (301)

Юстейн Гордер – самый известный норвежский писатель, его книга «Мир Софии» переведена на 55 языков общим тиражом более 30 млн экземпляров. Последующие книги Гордера также стали бестселлерами и заслужили высокие оценки критиков. Российскому читателю имя писателя хорошо знакомо, помимо «Мира Софии» на русский язык переведены его книги «Апельсиновая девушка», Vita Brevis, «Рождественская мистерия», «Дочь циркача».

В конце ноября Юстейн Гордер впервые приехал в Россию. Корреспонденту «Эксперта С-З» удалось побеседовать с писателем, и главными темами интервью стало его восприятие общественно-политических проблем. Проблем, которые волнуют далеко не одну Норвегию.

– Вы получили образование в области философии и религии. И пробуете объяснять сложные мировоззренческие проблемы молодежи и взрослым. Каково ваше отношение к религии как к глобальному фактору, и чем для вас персонально является вера?

– Я склонен полагать, что сейчас мы, человечество, вступили в короткий исторический период, когда религия способна как вызывать конфликты, так и сглаживать их. Так было не всегда. Все религии содержат ценности, которые позволяют наводить мосты между людьми, но именно сейчас мы наблюдаем тенденцию, которую называют «столкновением цивилизаций». Я сам, например, чувствую обеспокоенность в связи с тем, что принято называть исламизмом или мусульманским фундаментализмом. Но в то же время я обеспокоен христианским фундаментализмом: в США где-то 60-70 млн человек являются фундаменталистами и верят, что мир был создан за шесть дней. Я скептически отношусь к любому фундаментализму.

– Сейчас в Норвегии обсуждается статус государственной церкви. Эта дискуссия актуальна и для России. Насколько важно для вашей страны положение государственной религии?

– Я всегда был горячим поборником государственной церкви, великой народной церкви. Она сыграла огромную роль в борьбе с фундаментализмом и экстремальными проявлениями. Но сейчас я являюсь сторонником отделения церкви от государства по одной простой причине – многие считают, что в современном обществе любое государство должно быть светским. Я бывал в мусульманских странах и встречал мусульман, которые хотели бы создания исламского государства с шариатскими законами, и я говорил, что это нехорошо. А они возражают на это: «А вы разве не живете в христианском государстве?»

Действительно, живу, поскольку норвежское государство является христианским. И это мне кажется неправильным, в немалой степени потому, что за последние 20-30 лет у нас появилось множество иммигрантов, представителей другой религии, например буддистов. И особенно много мусульман. Многие из иммигрантов получили норвежское гражданство, и я считаю, что они не должны жить в государстве, где доминирует христианская церковь. Мне бы очень хотелось, чтобы у нас сохранилась великая христианская народная церковь, но мы не должны строить на ней государство. У нас не должно быть ни христианского, ни мусульманского, ни, скажем, иудейского государства.

– Ваша статья «Богоизбранный народ» с критикой действий Израиля в Ливане вызвала горячие дискуссии в Норвегии и за ее пределами. Что вы думаете об этом сейчас? Опубликовали бы вы свое письмо снова, зная, что реакция будет столь жесткой?

– Я бы сформулировал письмо несколько иначе. Я по-прежнему считаю, что мы не можем принять, когда в вооруженном конфликте кто-либо воспринимает себя как богоизбранный народ. Я не думаю, что это повсеместно присутствует среди израильтян, но у многих все-таки обнаруживается, например у поселенцев Западного берега. И с этим сталкиваешься и в США, и в Норвегии, есть много людей, которые считают, что евреи – это богоизбранный народ. И предпосылкой того, что наступит Второе пришествие, является восстановление древнего государства Давида. Суждения подобного типа оправданны в качестве религиозного представления, но на них нельзя строить политику.

Я могу также сказать, что озабочен поведением Израиля, поскольку желаю ему только лучшего. Я желаю, чтобы он обрел мир со своими соседями, и не верю в ту оккупационную политику, которую проводит Израиль, так как считаю, что каждый раз, когда он убивает мирных граждан, пусть даже одного-единственного человека, тем самым подрывает свою собственную безопасность. 

Я, как и многие люди, сильно озабочен насильственными действиями со стороны палестинцев, в частности самоубийцами, взрывающими людей. Никогда нельзя оправдать насилие такого рода. Но вина за то, что насильственные действия на Ближнем Востоке развиваются по спирали, лежит не только на палестинцах.

– Что означает понятие «поликультурное общество»? Что следует сделать, чтобы построить такое общество? Что представляет собой реальная интеграция иммигрантов?

– Начну с ответа на последний вопрос. Я считаю, что реальная интеграция не должна означать стирания всех противоречий и отличий. Есть много норвежцев, которые убеждены, что находящиеся в Норвегии дети из мусульманских стран должны перенимать норвежский образ жизни целиком. Мне это кажется неправильным. В то же время существует и другая крайность, когда в страну приезжают люди, не принимающие основополагающих условий сосуществования в норвежском обществе, например отношений между полами. Мы, например, не можем проявлять терпимость к традиции обрезания у девочек. Это грубейшее нарушение прав человека, делающее девушку калекой.

Мы можем проявлять большую толерантность по отношению к культурным различиям, но только находясь в рамках основополагающих прав человека. В моего норвежского издателя стреляли, потому что он напечатал роман Салмана Рушди «Сатанинские стихи». (В 1993 году руководитель издательства Aschehoug Виллиам Нюгорд был серьезно ранен. – «Эксперт С-З».) И я два раза слышал от водителей такси, что мой издатель заслуживал того, чтобы в него стреляли. Такие высказывания я не могу терпеть, потому что происходит отторжение фундаментальных основ норвежского общества и международного права.

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№47 (301) 18 декабря 2006
Демографическая политика
Содержание:
Реклама