Бразильский эвкалипт против русской ёлки

Спецвыпуск
Москва, 19.03.2007
«Эксперт Северо-Запад» №11 (313)
Конкурентные преимущества российских производителей целлюлозы становятся менее очевидными, а борьба на мировых рынках обостряется. Будущее отрасли связано с углублением переработки внутри страны

Если нарисовать картину перемен на мировом рынке целлюлозы крупными мазками, то на ней отчетливо выделятся два ярких пятна – две основные тенденции, определяющие развитие макроэкономических процессов в этой отрасли. Пятно первое – дрейф производственных мощностей из Европы и Северной Америки в Америку Латинскую, страны которой становятся все более агрессивными игроками на рынке целлюлозы. Пятно второе – опережающие темпы роста потребления продукции целлюлозно-бумажных предприятий в Китае, с которым связывают свое благополучие как традиционные страны-производители, так и новички.

Понятно, что названные факторы не могут не влиять на самочувствие российских производителей целлюлозы. По прогнозам, это влияние (как позитивное, так и негативное) в перспективе возрастет. Успешность развития российской целлюлозно-бумажной промышленности будет зависеть от скорости и качества реакции отрасли на новые макроэкономические реалии.

Мимо кассы

Перекрой географической карты мирового производства товарной целлюлозы отнюдь не был неожиданным. Крупнейшие североамериканские и европейские производители, озабоченные ростом издержек и снижением прибыли, задумались о переносе мощностей в третьи страны лет десять назад. В качестве возможных плацдармов для размещения ЦБК рассматривалась в числе прочих и наша страна. Такие компании, как Svenska Cellulosa, Metsa-Botnia и Stora Enso, продолжают периодически озвучивать планы строительства ЦБК на территории России. «В том, что все остается только на уровне намерений, виноваты не мировые игроки. В большей степени препятствием их вхождению в Россию являются не рыночные причины, а коррупция, бюрократия и несовершенство законодательства, характерные для нашей страны», – считает аналитик компании «Леспром индастри консалтинг» Павел Артемьев.

В ожидании вызревания российского инвестиционного пространства международные корпорации пошли по альтернативному пути – они приобретают, модернизируют и строят заводы по производству целлюлозы в Латинской Америке. Удаленность от крупнейших рынков сбыта (европейского и восточноазиатского) с лихвой окупается местными преимуществами.

Первое – объективно более низкие затраты на само строительство. «У них (латиноамериканцев. – «Эксперт С-З») над варочным котлом стоят простые навесы – климат позволяет. У нас же придется строить отдельные железобетонные корпуса. У них затраты на условную тонну мощности порядка 800-900 долларов. В нашей стране считается, что затраты на создание новых мощностей по производству целлюлозы составят 2 тыс. долларов на тонну. Правда, по моим подсчетам, если серьезно проводить проектные разработки и обдуманно работать с поставщиками оборудования, эту цифру можно уменьшить до 1,6-1,7 тыс. долларов на тонну. Но не меньше», – говорит главный управляющий директор компании «Илим Палп» Никита Леонов.

Другой плюс – более дешевое и доступное сырье. По данным специалистов, в странах Латинской Америки, где эвкалипт вырастает на плантациях до пригодных для промышленной переработки размеров всего за пять-семь лет, себестоимость лесозаготовки составляет порядка 12-18 долларов за кубометр (для сравнения: в России этот показатель – 20-30, в западных странах – 40-50 долларов). Себестоимость товарной целлюлозы, произведенной в этом регионе, втрое ниже североамериканской и европейской, и примерно на треть ниже российской.

Молодые и злые

В 2006 году были запущены сразу несколько крупных латиноамериканских заводов по производству целлюлозы – в Уругвае, Бразилии, Чили. Европейские лесоперерабатывающие холдинги Stora Enso и Metsa-Botnia, а также местные лесопромышленные корпорации продолжают инвестировать средства в проекты в этом регионе. По прогнозам агентства Pulp & Paper Products Council, в ближайшие два года основной прирост мировых мощностей по производству целлюлозы будет приходиться на страны Латинской Америки – к 2009 году доля этого региона в мировом производстве вырастет до 25%. Главными рынками сбыта для новых игроков становятся Северная Америка (вследствие отдаленности не интересный для россиян рынок) и традиционно «наши» Европа и Китай.

На Востоке отечественные производители пока не испытывают давления со стороны латиноамериканцев: рынок Китая, ежегодно поглощающий примерно на 700 тыс. тонн больше целлюлозы (что, к слову, сопоставимо с мощностью среднего завода), пока «съедает» все. А вот в Западной Европе, где спрос на товарную целлюлозу устойчиво снижается, уже становится тесно.

Российские гиганты постепенно освобождают пространство на европейском рынке. Котласский ЦБК уже много лет поставляет продукцию преимущественно в страны Восточной Европы и Балтии. Архангельский ЦБК на протяжении последних трех лет снизил долю экспорта в продажах товарной целлюлозы с 65 до 54%, уйдя со средиземноморских рынков. По словам директора по маркетингу и сбыту ОАО «Архангельский ЦБК» (АЦБК) Антона Лойтера, главной причиной ухода явились отнюдь не давление конкурентов, а соображения целесообразности: слишком высокая доля транспортных затрат при поставках товаров в Испанию, Италию, Турцию, а также лучшие цены, предложенные внутренним рынком, заставили АЦБК развернуть товарные потоки. Но при этом Лойтер не отрицает, что освободившееся место тут же занимают латиноамериканские производители. «С конца прошлого года, когда были открыты целлюлозные комбинаты в Уругвае и Бразилии, их целлюлоза постепенно стала появляться также на рынках Англии, Франции, Германии, пока остающихся сферой наших стратегических интересов», – сообщил он.

Ситуация будет только усугубляться. По прогнозам аналитика корпорации RISI Курта Шеффера, опубликованным на сайте РАО «Бумпром», в 2007-2008 годах рост производственных мощностей в Латинской Америке обгонит расширение китайского рынка в условиях мирового перепроизводства товарной целлюлозы. «Больше половины возрастающего тоннажа беленой эвкалиптовой целлюлозы в Южной Америке будет направляться на другие рынки, для чего необходимо пересмотреть маркетинговую и сбытовую политику в отношении традиционных рынков – Европы и Северной Америки», – отмечается в прогнозе. Можно предположить, что «освобождение» Европы от российского продукта будет продолжаться.

Временные козыри

Впрочем, отечественные поставщики целлюлозы на европейский рынок смотрят в будущее достаточно оптимистично. По их словам, пара козырей в кармане позволят сохранить в неприкосновенности небольшую, но стабильную долю рынка. Дело в том, что латиноамериканские «агрессоры», поставляющие в Европу лиственную эвкалиптовую целлюлозу, являются прямыми конкурентами только для Котласского и Архангельского ЦБК. Остальные комбинаты европейской части страны (Светогорский ЦБК, ЦБЗ «Цепрусс», Сясьский ЦБК, «Выборгская целлюлоза», Соломбальский ЦБК), выпускающие хвойную целлюлозу, пока не сталкиваются с ними лоб в лоб.

Распространенная технология производства высококачественных бумаг и картонов требует непременного присутствия в сырьевой смеси хвойной целлюлозы, обладающей более длинными и прочными волокнами и придающей необходимые качества готовой продукции. Но этот фактор не относится к числу неизменных. «Если в 1990-е годы в мире преобладали мощности по производству хвойной целлюлозы, то сейчас выпуск лиственной и хвойной целлюлозы сбалансирован. Внедрение современных технологий в производство бумаг позволит сместить баланс в пользу лиственной целлюлозы как более экономичного сырья», – отмечает начальник отдела стратегического планирования и маркетинга компании «Илим Палп» Роман Василенко.

У своих прямых конкурентов – канадских и европейских целлюлозно-бумажных предприятий – российские поставщики хвойной целлюлозы выигрывают за счет более низкой цены на продукцию. Однако и это преимущество не вечно. Как отмечают сами участники отрасли, производственные издержки с 2003 года неуклонно растут. В структуре себестоимости доля затрат на сырье и материалы повышается, в то же время ценовая конъюнктура как на внешних, так и на внутренних рынках такова, что не позволяет компенсировать увеличение издержек за счет повышения цен. «Пока на рынке товарной хвойной целлюлозы у нас остается некоторый процент дискретирования. Но он не настолько велик, чтобы мы могли повлиять на конъюнктуру цен. Тем более что более низкая цена определяется не столько успешной конкуренцией по издержкам, сколько имиджем российской целлюлозы в глазах покупателей», – говорит Антон Лойтер.

Отношение потребителей объективно: в нашей стране все виды целлюлозы производятся по стандартам, не дотягивающим до мировых. Российская хвойная целлюлоза уступает западной по прочностным показателям и белизне. Отчасти это определяется качеством сырья: из-за структуры российского лесного фонда и особенностей его освоения невозможно обеспечить разделение разных видов древесного сырья, что ухудшает показатели конечного продукта. Другая причина – применяемая технология варки. Старое оборудование, как правило, не позволяет попасть в те узкие коридоры качества, которые заложены в западных сертификатах. Хотя крупные ЦБК (Котласский, Архангельский, Сыктывкарский, Светогорский) декларируют переход на бесхлорную отбелку целлюлозы, ее можно назвать условно бесхлорной.

«В отличие от технологии, применяемой в Европе и Америке, у нас исключено применение элементарного хлора (наиболее вредного для окружающей среды) на первых стадиях отбеливания. Но на последующих стадиях применяются хлорсодержащие вещества, что делает наше производство менее экологичным», – рассказывает аналитик РАО «Бумпром» Владимир Логинов. По его словам, Европа становится все более экологически чувствительным рынком и ужесточает требования, предъявляемые к продукции целлюлозно-бумажных предприятий. К слову, все новые заводы, строящиеся в Латинской Америке, возводятся с учетом строгих современных канонов производства.

Сибирь прирастает Китаем

По иному сценарию протекает жизнь сибирских предприятий, входящих в группу «Илим Палп» и холдинг «Континенталь Менеджмент». Рынок Китая, развивающийся опережающими темпами (по оценке экспертов, потребность Поднебесной в целлюлозе к 2010 году достигнет 9-10 млн тонн), позволяет им с уверенностью смотреть в будущее. «Основной интерес Китая – в получении сырья или полуфабрикатов с минимальными издержками для последующего производства готовой продукции с такими же минимальными издержками. Поэтому те производители, которые смогут обеспечить эти минимальные издержки, выиграют в конкурентной борьбе. Несмотря на серьезную конкуренцию со стороны южноамериканских производителей, российская целлюлоза, в первую очередь продукция „Илим Палп“, конкурентоспособна на китайском рынке. В настоящее время доля нашей продукции составляет 19,4% импорта беленой хвойной целлюлозы в Китай», – подчеркивает Никита Леонов.

Впрочем, все «восточноориентированные» экспортеры признают тот факт, что в скором времени российская доля в китайском импорте может сократиться: развитие отечественных мощностей не успевает за китайскими аппетитами. Так, группа «Илим Палп», уже увеличившая мощности Усть-Илимского ЛПК на 26%, считает, что этого недостаточно для удержания лидерства, и намерена в ближайшие пять лет вкладывать средства в серьезное наращивание объемов выпуска. Но модернизация требует крупных инвестиций и под силу далеко не всем производителям.

Китайцы, заинтересованные в увеличении поставок российской целлюлозы, также с осторожностью входят на территорию нашей страны. Хотя заявлений о строительстве ЦБК было немало, реальные проекты единичны. Например, в Читинской области у поселка Амазар началось строительство российско-китайского завода по производству целлюлозы мощностью около 400 тыс. тонн. При этом он будет выпускать товарную небеленую целлюлозу, которая вследствие невысокого качества окажется востребованной исключительно на рынке для предприятий КНР. Зато китайские и вьетнамские производители, по данным отраслевых СМИ, заявляют о намерении быстро наращивать выпуск собственной целлюлозы, а латиноамериканские конкуренты налаживают поставки продукции в удаленные от России части Китая.

Внутренние ограничения

Несмотря на незначительную долю, занимаемую Россией на мировом рынке товарной целлюлозы (1,5-2%), для отечественной целлюлозно-бумажной промышленности этот продукт относится к разряду стратегических. На протяжении последних пяти лет около 40% целлюлозы производится комбинатами для продажи на рынке и примерно 80% этого объема реализуется за рубежом. Конъюнктура цен на внешнем и внутреннем рынках такова, что производителям в европейской части страны намного выгоднее продавать продукт соотечественникам, что они, собственно, и делают при малейшей возможности. Так, в прошлом году Соломбальский ЦБК, воспользовавшись тем, что ряд российских производителей бумаги в целях улучшения качества своей продукции отказались от использования макулатуры, увеличил долю, направляемую на внутренний рынок, на 10%. При том, что речь идет о хвойной древесине, более востребованной в Европе. Но проблема в том, что потенциал спроса на внутреннем рынке ограничен, предприятия по производству бумаги и картона работают практически на пределе мощностей.

По мнению опрошенных экспертов, в ближайшие год-два макроэкономические процессы не скажутся существенно на самочувствии российской целлюлозно-бумажной промышленности. Но если за это время не произойдет качественных изменений (работа над издержками, реальная хлорная отбелка), то отрасль рискует столкнуться с проблемой реализации целлюлозных излишков, особенно в европейской части страны. Ситуацию может усугубить еще одно обстоятельство. Как известно, правительство страны обещает ввести заградительные экспортные пошлины на круглый лес. Федеральная целевая программа по развитию мощностей по глубокой переработке древесины и освоению новых лесных массивов на период до 2015 года, по идее, должна обеспечить условия для переработки древесного сырья на территории страны. Минпромэнерго, ответственное за реализацию программы, рассматривает более чем 200 предложений по строительству новых ЦБК, намереваясь выбрать пять-шесть лучших.

Однако многие эксперты склоняются к тому, что «целлюлозный» путь может оказаться бесперспективным, губительным для отрасли и приведет ее к диктату главного потребителя – Китая, а также к бессмысленной конкуренции с «дешевыми» латиноамериканскими производителями. «Наши перспективы – в производстве продукции более глубокой переработки, – считает Антон Лойтер. – Нужно интегрировать строительство целлюлозных заводов и бумагоделательных фабрик. Если сразу интегрировать целлюлозу в производство бумаги, мы сможем получить экономию в 50-70 долларов на тонну».

Можно утверждать, что рынок сбыта уже сформирован. По оценке РАО «Бумпром», в 2006 году впервые сложилось отрицательное сальдо внешнеторговой деятельности в отношении целлюлозно-бумажной продукции. Это говорит об опережающем росте внутреннего спроса на изделия из бумаги и картона (санитарно-гигиенические изделия, тару и упаковку, обои) и высококачественные мелованные и ламинированные сорта бумаги и картона – основные объекты импорта – по сравнению с ростом их внутреннего производства. Таким образом, если углубление переработки пойдет по пути импортозамещения, проблема намечающегося перепроизводства целлюлозы в России будет решена. Примеры выбора стратегии импортозамещения уже есть. Так, группа предприятий «Северо-Западная лесопромышленная компания», сделавшая ставку на выпуск специальных видов бумаги с высокой добавленной стоимостью, осуществила в прошлом году крупнейший в отрасли инвестиционный проект стоимостью более 50 млн долларов, который позволит увеличить и без того существенную долю на российском рынке высококачественного офсета (21%). Но такие случаи пока единичны.

Еще три года назад главным аргументом против строительства новых комбинатов для производства высококачественных целлюлозно-бумажных изделий было отсутствие достаточной емкости рынка. Сейчас этот довод уже не работает. Но крупные игроки отрасли не спешат, ссылаясь на высокую стоимость и долгую окупаемость подобных проектов, сдавая внутренний рынок иностранным производителям и не обеспечивая себе возможности развернуть целлюлозные «реки» вглубь страны.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №11 (313) 19 марта 2007
    Региональные выборы
    Содержание:
    Без сучка, без задоринки

    Главная задача, поставленная федеральной властью перед губернаторами на региональных парламентских выборах 11 марта, решена. «Справедливая Россия» стала полноправным игроком на политическом поле, причем без ущерба для «Единой»

    Реклама