Построй свой дом

Виктор Позерн: «Если мы не осушим болото, болото осушит нас»

Предприниматель Виктор Позерн, петербуржец, обосновавшийся в маленьком карельском городке Лахденпохья, относится к редкому типу людей, умеющих преобразовывать пространство. Его активность  простирается далеко за пределы небольшого бизнеса –  Позерн старается создать среду, в которой  было бы интересно и безопасно жить.

В качестве инструмента облагораживания среды выбран спорт – как способ оживить бытие скудного на развлечения городка. Как альтернатива извечному провинциальному пьянству. Наконец, метод воспитания настоящих мужчин (Виктору, отцу двух взрослых сыновей, не нравится, что мужчины утрачивают свою социокультурную роль опоры семьи и общества).

Позерн, решивший внести коррективы в несовершенную действительность, не дает покоя не только сотрудникам своей фирмы «Робинзон», которых в обязательном порядке «гоняет» в спортзал и на лыжные соревнования. Организуемые им спортивные праздники стали особой приметой Лахденпохьи.

Бюджетный свисток

 pic_text1

«Всем! Всем! Всем! Особенно женщинам нашего города! 23 февраля у спортивной школы – мужской чемпионат района по зимнему триатлону. Сильнейшие мужчины города и окрестностей выйдут состязаться в хладнокровии, силе и выносливости. В программе конкурсы для болельщиков. Всех ждем! Всем рады!» – такое объявление появилось в городке  три года назад. 

В первом соревновании участвовало несколько команд по пять человек, в основном мужчины из фирмы «Робинзон». В 2007 году команд стало в четыре раза больше: присоединились пожарные, милиция, местный ликеро-водочный завод, погранотряд, таможня. Свои команды сколотили судебные приставы и предприниматели, приехали сборные из сел. «Без особой надежды на успех, – вспоминает Виктор Позерн, организовавший чемпионат, – я отправил электронные письма соседям-финнам, в коммуну Париккала. И был удивлен, когда пришел ответ. Некий Юхо Мухонен пообещал собрать людей, которые имеют российскую визу и могут 23 февраля пропустить работу». 

Финны поучаствовали, но не победили – лидерами по традиции стали сотрудники «Робинзона». Соревнования превратились в праздник здорового образа жизни и неформального общения. После состязаний в зимнем триатлоне (лыжные гонки, стрельба, подтягивание на брусьях) были костры, чай, блины, шашлыки. Бюджет чемпионата, 90 тыс. рублей, в основном ушел на призы – цветные телевизоры победителям, микроволновые печи призерам и подарки всем участникам. Деньги берутся из Фонда Папы Карло, это тоже детище энтузиаста Позерна. «Еще пять лет назад попытался  объединить предпринимателей, чтобы  вместе решать какие-то социальные проблемы района. Много времени и сил на это потратил, но то, что хотел, не получилось. Согласились лишь пятеро. Когда дело дошло до ежемесячных взносов, и это объединение распалось. Хорошо вот остался Фонд Папы Карло», – рассказывает Виктор Позерн.

В качестве инструмента облагораживания среды в Лахденпохье выбран спорт – как способ оживить бытие, как альтернатива извечному провинциальному пьянству. Это прямой призыв к горожанам стать хозяевами и творцами своей жизни

Сегодня фонд формируют три предпринимателя, внося туда по уставу ежемесячно не менее 3 тыс. рублей. За счет «Папы Карло» проводятся также женские соревнования 8 марта, регулярные лыжные турниры. Поучаствовала троица предпринимателей в строительстве лыжной трассы в поселке – профинансировала проект на 15%. Они же оплачивают содержание секций борьбы и бокса для детей, издают бесплатную газету, пропагандирующую здоровый образ жизни.

«Поддержка и развитие спортивного движения – это как раз то, что нужно сейчас нашему району, – говорит Позерн. – Надо научить людей общаться не только за пивом. Люмпена в Лахденпохье хватает. Но есть и хорошее, работоспособное население. Спорт – это то, что можно реально противопоставить безделью и пьянству».

– Но ведь продвижение спорта и физкультуры в массы – обязанность государственных структур. Зачем вы берете это на себя?

– Я как депутат городского совета вижу наш бюджет. На развитие спорта в этом году городу выделено 30 тыс. рублей. На эти деньги можно купить каждому жителю города по судейскому свистку за 4 рубля.

Ни город ни деревня

 pic_text2

Чтобы понять, что значило для карельского городка позернское начинание, надо представить себе, что такое Лахденпохья – нечто среднее между городом и деревней. Есть градообразующее предприятие – фанерный комбинат «Бумэкс». То есть старый советский формальный признак города вроде бы соблюден. Но населения – всего 8 тыс. человек – для города маловато. Есть несколько гостиниц, переполненных в период проведения ежегодного ралли по дорогам Карелии и полупустых в остальное время. Есть школы обычные, а также музыкальная, спортивная, художественная. Но нет ни кинотеатра, ни хорошего спортзала, ни интернет-кафе, ни дома культуры.

Аварийное здание бывшего ДК несколько лет назад было продано питерскому бизнесмену, который намеревался реконструировать его под бизнес-центр. Но передумал. Есть районная и городская власть, милиция, суд, прокуратура – все положенные городу государственные институты, но с признаками «местечковости», присущей деревне. Скажем, на нарушения Водного кодекса петербургскими и местными предпринимателями районные надзорные органы смотрят по-разному: свой человек он и есть свой.

С подачи редактора районной газеты здесь в ходу слово «пришлые» – так называют специалистов, приглашенных из Санкт- Петербурга или Петрозаводска за неимением местных квалифицированных кадров. «Пришлых» не любят, что, в общем-то, тоже характерно для сельской местности. Понять местных можно: самый большой дефицит в Лахденпохье – достойно оплачиваемые рабочие места. Самая большая награда за помощь во время предвыборной кампании – какая-нибудь должность в муниципальной структуре. Поэтому в период выборов здесь бушуют локальные гражданские войны, а процент явки – самый высокий в Карелии.

Грамотные кадры в Лахденпохье – на вес золота.  Специалистов остро не хватает. Выпускники школ уезжают учиться в Петербург и Петрозаводск, там и остаются. Бывает, лахденпохцы срываются с насиженных мест целыми семьями, едут даже на неквалифицированные работы. Например, недавно отец и двое сыновей поехали работать в Петербург грузчиками, мать – фасовщицей. Получают по 15 тыс. рублей. По петербургским меркам – немного, по лахденпохским, где грузчики получают 3 тыс. рублей в месяц, коллективная поездка за «длинным рублем» имеет смысл. Дома искать нечего.

В городке непаханое поле для развития малого предпринимательства. Нет индустрии досуга, практически не развита сфера услуг (за исключением торговли и общепита). Такси и парикмахер стоят вдвое дороже, чем в Петрозаводске, и втрое – чем в Кондопоге: нет конкуренции. Но мало кому в голову приходит организовать свое дело, все ждут готовые рабочие места. Есть версия, что безынициативность имеет историческое объяснение. До 1940 года Лахденпохья входила в состав Финляндии. Уходя, финны вместо «ничего не оставлять врагу» оставляли все – мебель, посуду, застеленные кровати, мешки с зерном. Якобы оттуда и произрастает местный менталитет – привыкли ко всему готовому. В других городках и поселках Карелии – Медгоре, Кеми, Беломорске, где после войны все создавали с нуля, народ вроде бы поактивнее.

Своим путем

 pic_text3

В разных кабинетах и офисах городка висят раздаренные Виктором Позерном календари с изображением трудяги-Робинзона и стихами, которые сочинил сам предприниматель:

Построй свой дом,

Устрой свой быт,

Да чтобы в нем

Был каждый сыт.

На первый взгляд – всего лишь реклама позерновских магазинов «Робинзон». Но кто знает местную действительность, сразу поймет: это прямой призыв к лахденпохцам стать хозяевами и творцами своей жизни.

Сам Виктор Позерн в переломный момент жизни сумел сделать сильный ход. Когда в начале 1990-х годов на флоте дела пошли плохо, Позерн, как и многие его коллеги, оказался на берегу и не у дел. Отходив в море восемь лет радистом, на квартиру в Петербурге так и не заработал, семье с двумя детьми пришлось тесниться по родственникам. Не захотел –  развернул жизнь на 180 градусов, уехал жить в Лахденпохью, потому что «природа здесь сумасшедшая».

Тогда была распространена мода на фермерство. Виктор взял 30 га (как «пришлому» выделили в малодоступном месте) и стал осваивать новую профессию. Через четыре года стало ясно: государство свои обязательства выполнять не собирается, ни дорог, ни электричества сюда не проведут. Если тянуть всю инфраструктуру за свой счет, то это уже будет не надел земли, а бездонная бочка. Пришлось, хоть и не лежала к этому душа, пойти по традиционному для середины 1990-х годов пути – заняться торговлей. На наиболее прибыльные и простые рынки – продовольствия и алкоголя – местные не пустили. Оставалось нащупать и освоить востребованную нишу. Так у него появились магазины, в которых продаются стройматериалы, обои, ковры, мебель, карнизы, бытовая техника, сантехника – одним словом, все для дома.

Похоже, начинающий бизнесмен «поймал волну». Во всяком случае, приходившие позже него петербургские конкуренты в Лахденпохье не прижились – не учли особенностей местного спроса. Покупатель здесь «малобюджетный», но разнообразия жаждет как любой другой. У Позерна получается находить с ним общий язык. Его два магазина отчисляют ежегодно в местный бюджет более 600 тыс. рублей налогов. Но третьего магазина в городке уже не откроешь: ни к чему. «Районный рынок потребительских товаров ограничен. Если расширять торговлю, надо кого-то „съедать“ здесь или создавать сеть за пределами района. На это ресурсов нет. Будем развиваться в сторону строительства», – поясняет глава фирмы. Ради диверсификации бизнеса была организована строительная бригада.

Здравый инвестор

 pic_text4

«Не надо делать из меня идеалиста и жертвенника – я здравый инвестор, который считает отдачу от вложенных денег. Просто, может быть, у меня негативный опыт больше, чем у других», – отмахивается Позерн от разговоров о социальной ориентации «Робинзона».

Негативный опыт действительно впечатляет. С 2000-го по 2003 год фирму «чужака» обокрали семь раз и один раз обчистили дом. Били витрины, утаскивали оборудование, портили имущество. Поворотным моментом в отношениях с миром стала смерть друга – лахденпохский предприниматель Борис Михайлов был убит. «Я тогда понял, что если не попытаемся изменить что-то в нашем городе сегодня, завтра будет поздно. Сегодня вы защитите свое производство – завтра они залезут в ваш дом. Поставите двухметровый забор – они встретят вас на улице. Вы будете совершенствовать защиту, они – наносить все более изощренные удары. Не системы укрепления домов и офисов нужно совершенствовать, а человека», – поясняет свою позицию Виктор.

Чем можно оживить и преобразовать жизнь маленького городка? Выбор не столь уж велик: театр, клубы по интересам, спорт. Остановились на последнем. Во-первых, сам зачинщик перемен с детства занимался и продолжает заниматься боксом. Во-вторых, это наиболее массовый и экономичный способ отвлечь молодежь от алкоголя. В-третьих, у Позерна есть свое представление о настоящих мужчинах. «Мужчина должен быть в хорошей физической форме, чтобы противостоять шпане на улице. Смешно бывает, когда я вижу в Питере мужчин-продавцов, мужчин-барменов, мужчин-гардеробщиков и слоняющихся рядом охранников. Зачем, имея мужской персонал, нанимать еще и охранников?» – рассуждает он.

Первые и главные «жертвы» его тяги к здоровому образу жизни – сотрудники «Робинзона»: в подписываемое ими трудовое соглашение входят пункты об отказе от курения и об обязательной спортивной подготовке. Курить разрешается только старым заслуженным работникам и только незаметно для окружающих. Работники-мужчины обязаны посещать спортзал профтехучилища, отремонтированный на средства «Робинзона» и дважды в неделю открытый для его коллектива. «Конечно, тех мужчин, у которых есть семьи, дети, подсобные хозяйства и которым приходится после работы еще трудиться физически, мы не обязываем посещать спортивные мероприятия. А для молодежи они просто обязательны. Я говорю сотрудникам: если вы хотите работать в фирме, примите мои требования как неизбежное зло», – рассказывает Виктор Позерн.

«Для придания процессу оздоровления нации необратимого характера хотя бы в пределах фирмы и принимая во внимание исчерпанность всех методов убеждения», как написано в приказе по компании, «уклонистов» наказывают небольшими вычетами из зарплат. Впрочем, избежать штрафных санкций за лень можно – достаточно на соревнованиях войти в двадцатку лучших триатлонистов городка.

Позерн в отношениях с подчиненными использует не только метод кнута. Одна из его заповедей  – чтобы люди хорошо трудились, они должны жить по-человечески. Это отнюдь не декларация. «Робинзон» – пожалуй, единственная из торговых компаний Карелии взялась решать жилищные проблемы своих работников. Районные власти выделили ей участок под малоэтажное строительство, на котором будут возведены дома для наиболее ценных, заслуженных и перспективных сотрудников. Чтобы не получалось так, будто вся фирма работает на избранных, планируется, что эти люди, взяв ипотечные кредиты, впоследствии смогут выкупить жилье по «ненакрученной» цене. Выгода обоюдная: человек перестает быть «крепостным», а компания вложит возвращенные средства в строительство следующих домов.

Еще один жест доброй воли со стороны владельца «Робинзона»  – оплата образования работников. Позерн возмещает половину стоимости обучения в вузах, полностью – затраты на обучение в техникуме. Ориентирует на получение строительных специальностей, которые, по его прогнозам, вскоре будут наиболее востребованными и в городке, и в фирме. Рассчитывает, что молодые профессионалы не захотят уезжать из города, где жизнь меняется к лучшему.

Лахденпохья признала беспокойного «пришлого». На последних выборах депутатов городского совета он поставил рекорд по числу собранных голосов среди кандидатов по всем округам, при том что не вел никакой предвыборной кампании, даже не воспользовался положенной по закону бесплатной  публикацией в районной газете. Общее мнение – если бы Позерн баллотировался в мэры, прошел бы стопроцентно. Он отказывается наотрез: «Не мой бизнес», уверяя не без оснований, что в нынешнем статусе имеет больше свободы и возможностей для преобразования пространства. 

Лахденпохья – Петрозаводск