Школа эгоизма

Тема недели
Москва, 26.11.2007
«Эксперт Северо-Запад» №44 (346)
Набирающие опыт забастовочной борьбы новые профсоюзы пока не могут квалифицированно противостоять работодателям, предпочитая путь чисто силовой конфронтации

Лозунг «Рабочий, возьми свое», вот уже несколько лет украшающий забор на одной из петербургских улиц, в эти ноябрьские дни выглядит особенно грозно. Сразу несколько предприятий региона находятся в предзабастовочном состоянии и проводят акции протеста. Излишне нервная реакция на это со стороны чиновников и некоторых официальных СМИ подтверждает актуальность темы рабочего движения. В приторно благостную предвыборную атмосферу забастовки и акции протеста даже в городе трех революций совсем не вписываются. Повлиять на ситуацию привычными методами административного давления на традиционные профсоюзы власти не могут: эти профсоюзы в забастовочном движении не участвуют, а заняты в основном организационными проблемами и решением вопросов с недвижимостью.

Как и в начале этого года, в осенних акциях наиболее активны новые независимые профсоюзы. Нынешние их действия выглядят скоординированными и вполне осмысленными с учетом текущей экономической и даже политической ситуации. Размах «осеннего наступления трудящихся» свидетельствует не столько о массовом недовольстве работников своей зарплатой, сколько о росте авторитета новых профсоюзов в рабочем движении.

Это взросление идет непросто: в отсутствие адекватной профсоюзной инфраструктуры (служб экономической, юридической поддержки) забастовщики зачастую попадают под влияние «консультантов», которые вместо реальной помощи толкают рабочих лидеров на ложные пути.

Ноябрьские хроники

Федеральные телеканалы практически не дают информации о трудовых конфликтах на российских предприятиях, в том числе на Северо-Западе, зато она неплохо представлена в региональных СМИ. Хроника этих событий на момент подготовки номера выглядит так.

Размах «осеннего наступления трудящихся» свидетельствует о росте авторитета новых профсоюзов в рабочем движении

Водители автобазы петербургского отделения ФГУП «Почта России» 26 октября отказались от выполнения погрузо-разгрузочных работ, которые, как они утверждают, не оплачиваются. Администрация петербургской почты согласилась на начало официальных переговоров с профсоюзом под названием «Почта России – Питер». В случае неудачи переговоров водители Почты России могут возобновить забастовку в конце ноября.

В «Форд Мотор Компани» (сборочный завод Ford во Всеволожске) 7 ноября прошла предупредительная, а 20 ноября началась основная забастовка, в которой, по данным компании, приняли участие 790 человек. Администрация завода готова начать переговоры с профсоюзом 26 ноября, но отказывается вести их во время забастовки.

Российский профсоюз локомотивных бригад железнодорожников 9 ноября заявил о своей готовности начать забастовку в конце текущего месяца. Машинисты тоже требуют повышения зарплаты и улучшения условий труда, готовы пройти все необходимые согласования, чтобы суд не мог признать их забастовку незаконной. В акции намерены принять до 10 тыс. человек.

С 13 ноября забастовали докеры нескольких стивидорных компаний ОАО «Морской порт Санкт-Петербург», требующие повышения зарплаты на 30%. Руководство компаний сначала заявляло, что не намерено выполнять требования докеров, так как профком не представил администрации экономическое обоснование своих требований. Предложения работодателя бастующие обсудят в ходе намеченных на 28-30 ноября конференций.

Характерно, что список предприятий, рабочие которых сегодня находятся на разных этапах коллективных трудовых споров с собственниками, практически совпадает с тем, что фигурировал в предыдущей статье (см. «Эксперт С-З» №22 от 11 июня 2007 года). Устойчивый состав участников объясняется не столько низким уровнем зарплат на этих предприятиях, сколько особенностями их профсоюзных организаций. В свое время все они вышли и из старых профсоюзных объединений, и из рамок традиционной для постсоветских профсоюзов лояльности работодателям.

Старые бессильны

Лидеры традиционных профсоюзов привыкли к аппаратной работе и надеются и дальше решать все вопросы сверху – путем переговоров с властью и органами, представляющими российский бизнес. Основной формой этой работы является подготовка и подписание на всех уровнях трехсторонних соглашений о социальном партнерстве. В Санкт-Петербурге такой документ в виде ежегодного приложения к рамочному трехстороннему соглашению о социальном партнерстве на 2005-2007 годы (с обязательствами сторон на 2007 год) был подписан в марте этого года. Председатель Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Владимир Дербин особенно гордился тем, что трехсторонние обязательства подписывались без оформления протокола разногласий.

Трудовой кодекс РФ требует определенной процедуры ведения коллективного трудового спора, а новым профсоюзам не хватает организованности для ее скрупулезного соблюдения

Президент Фонда Рабочей академии (общественная организация, учрежденная Петровской академией наук и искусств и объединениями рабочих ряда городов) Михаил Попов так объясняет позицию Федерации профсоюзов: «Федерация сохранила профсоюзную собственность и активно занимается ее управлением – сдает в аренду. Поэтому она и не проявляет боевитости, профсоюзным чиновникам есть где заработать и помимо членских взносов. Стимулов, да и времени для борьбы за повышение зарплат членов профсоюза у федерации нет».

Характерно, что именно 7 ноября Валентина Матвиенко и Владимир Дербин подписали в Смольном соглашение о разграничении прав собственности на недвижимое имущество между Санкт-Петербургом и федерацией. Теперь, когда многолетний спор завершился, профсоюзным чиновникам предстоит большая работа по юридической регистрации объектов недвижимости и вступлению во владение ими. Понятно, что ссориться с городскими властями им не хочется.

Компания по подготовке соглашений на следующий год идет в эти дни во многих регионах и отдельных городах. Кое-где они уже подписаны. В Череповце (Вологодская область) в новом трехстороннем соглашении четко прописано, что рост заработной платы трудящихся должен опережать рост инфляции. Правда, как это сделать, предстоит решать с работодателями в каждом конкретном случае.

Между тем действие всех этих соглашений, в том числе Генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и правительством Российской Федерации на 2005-2007 годы, не мешает росту забастовочного движения в России, в частности на Северо-Западе. Михаил Попов объясняет этот парадокс следующим образом: «В Федерацию независимых профсоюзов России, которая подписала соглашение, многие профсоюзы и их объединения не входят. Более того, значительная часть работодателей в этом соглашении не участвует. И никакого государственного контроля над его выполнением нет». Это свидетельствует о том, что такие соглашения давно перестали работать и не могут служить основой для выстраивания процедур социального партнерства.

Систему надо менять

Если обратиться к зарубежному опыту, то можно сделать вывод: настоящие профессиональные союзы должны быть организованы не на основе встраивания в управляющую вертикаль в соответствии с территориально-производственным принципом, а концентрироваться по отраслям. Только при такой организации профсоюз может решать большинство профессиональных вопросов своих членов.

Характерно, что многие первичные профсоюзные организации уже выходят из территориальных межотраслевых федераций и объединяются в межрегиональные отраслевые организации. Именно по такому пути пошли первичные профсоюзные организации пяти автомобильных предприятий, – «Форд Мотор Компани», «Автофрамос», АВТОВАЗ (профсоюз «Единство»), «GM-АВТОВАЗ» и «Нокиан Тайерс» – которые образовали летом этого года Межрегиональный профсоюз работников автомобильной промышленности (МПРА). Также был организован Российский профессиональный союз локомотивных бригад железнодорожников (РПЛБЖ) и многие другие.

Что касается механизмов социального партнерства, то в большинстве развитых стран они строятся на основе отраслевых тарифных соглашений между профсоюзами и работодателями, которые в Германии, например, имеют силу закона. Однако в России ни государство, ни бизнес, ни профсоюзы пока не готовы к переходу на отраслевой принцип работы, к соответствующей тарифной, пенсионной и социальной политике.

В этих условиях, по мнению большинства специалистов, наиболее эффективным средством регулирования отношений работников и работодателей является заключение коллективных договоров. Характерно, что по Трудовому кодексу это право предоставляется только тем профсоюзным организациям, которые входят в межрегиональные или территориальные профсоюзные объединения.

В Петербурге отмечается положительная динамика процесса заключения коллективных договоров: если в 2005 году их было зарегистрировано всего 418, то в 2006-м – уже 525. А всего по состоянию на 1 января 2007 года в Петербурге действовало 1336 коллективных договоров. Однако отсутствие отраслевых тарифных соглашений осложняет заключение или перезаключение коллективных договоров, максимальный срок действия которых не превышает трех лет. Камнем преткновения является размер заработной платы.

Профсоюзный активист и бывший докер Юрий Рысев вспоминает: «Когда мы готовили первую забастовку в порту, то подготовительный период занял почти два года. Но работодатель так и не принял наших требований по зарплате. Только после этого мы начали коллективный трудовой спор». Несогласие работодателей с требованиями о повышении заработной платы в новом коллективном договоре и является основной причиной разгоревшихся в нынешнем ноябре трудовых споров.

Торг уместен

  Фото: Александр Крупнов
Фото: Александр Крупнов

Еще 18 августа этого года руководители МПРА объявили о решении начать кампанию по повышению зарплат рабочим автозаводов. По оценке руководителя профсоюза завода Ford Алексея Этманова, сегодня рабочие на заводе во Всеволожске получают зарплату от 16 до 28 тыс. рублей, причем верхняя планка является максимальной среди всех предприятий автопрома. В Москве, где стоимость жизни выше, на «Автофрамосе» рабочим платят 16-20 тыс. рублей, а на АВТОВАЗе – 7-12 тыс. рублей. Этот уровень Этманов считает крайне низким и предлагает стремиться к тому, чтобы средняя зарплата на автозаводах составляла не менее семи региональных прожиточных минимумов, что, помимо прочего, позволит учесть разную стоимость жизни в различных субъектах федерации.

МПРА взял эту идею на вооружение и в своем заявлении сформулировал следующее обоснование: «Сегодня уровень заработной платы работников на предприятиях автомобильной промышленности в России остается крайне низким и не обеспечивает работникам и членам их семей достойного уровня жизни. В условиях, когда компании получают сверхприбыли, а менеджмент предприятий имеет зарплату европейского уровня, доходы работника позволяют лишь физически выживать в условиях жесточайшей эксплуатации».

Между тем в заявлении МПРА не разъясняется, почему «достойный уровень жизни» может обеспечить зарплата именно в семь региональных прожиточных минимумов, а, скажем, не в шесть или восемь. Представляется, что аналогичное обоснование могли бы составить работники многих заводов и отраслей. Некоторые из них так и делают, например докеры петербургского порта. Развивая подход автомобилестроителей, докеры рассчитывают «нормальную» зарплату, исходя из своего понимания стоимости воспроизводства рабочей силы. Согласно расчету, который сегодня активно пропагандируется Фондом Рабочей академии, месячная зарплата докера, необходимая для воспроизводства рабочей силы (по мысли авторов расчета, на ту же зарплату надо содержать и семью докера), должна составлять 202 тыс. рублей. Авторов расчета особенно вдохновляет то обстоятельство, что полученная ими цифра близка к заработкам докеров Гамбургского порта. Насколько близки производительность труда и выработка на одного докера в Петербурге и Гамбурге, специалисты Рабочей академии с цифрами в руках не уточняют.

Пролетарский монополизм

В ходе дискуссии в Фонде Рабочей академии на вопрос докера, заложена ли такая цена рабочей силы в цене услуг, которые предлагает работодатель на рынке, Михаил Попов ответил однозначно: «Рабочий как продавец рабочей силы не должен интересоваться тем, как распорядится собственник своими доходами – возьмет себе, поделится с другим собственником или потребителем. Это рабочего не касается, но он должен получить стоимость своей рабочей силы сполна». Такой подход к обоснованию уровня зарплаты очень нравится рабочим. Они готовы согласиться даже с тем, что выход на обоснованный уровень зарплат может быть постепенным.

К тому, что работодатель негативно воспримет такое обоснование уровня заработной платы, идеологи фонда готовы. Вице-президент фонда профессор Константин Федотов предлагает рабочим такую альтернативу: «Если рабочие сами не назначают цену, то им ее даст работодатель. Это не предмет торга, это вопрос исторической борьбы, компромисса между коллективным работодателем и коллективным работником. На Западе, где эта борьба ведется столетиями, сегодня миллионы выходят на улицы ради каких-то процентов. У нас этого нет. Увеличить зарплату докерам на 30% – это мелочи, работодатели упорствуют только потому, что не хотят создания прецедента».

«Мало того что работник должен сам предложить свою цену, он должен ее отстоять. Если есть профсоюз, то он как коллективный собственник может продавать свою рабочую силу как монополист», – заявляет Федотов.

С шашкой наголо

Эти идеи сегодня активно пропагандируются в новых профсоюзах, которые входят в Федерацию профсоюзов России, зарегистрированную три года назад и возглавляемую Сергеем Ковалевым – лидером федерального профсоюза авиадиспетчеров. В частности, на последнем совместном заседании активистов федерации и Фонда Рабочей академии, проходившем 26 октября в Нижнем Новгороде, было принято специальное постановление «О борьбе за приведение зарплаты как цены рабочей силы к ее стоимости». Там же была дана такая рекомендация: «В текущей борьбе за улучшение коллективных договоров… исходить не из субъективного пожелания прибавки к зарплате (в 5, 10% и т.д.), а из оценки зарплаты как стоимости рабочей силы».

Отчасти в связи с этим требования профсоюзов по повышению заработной платы ужесточились – средний уровень требуемого повышения подскочил до 30%. В ответ работодатели начали обращаться в суды, чтобы забастовки признали незаконными.

Основания для таких судебных вердиктов есть, поскольку Трудовой кодекс РФ требует определенной процедуры ведения коллективного трудового спора, а новым профсоюзам не хватает организованности для ее скрупулезного соблюдения. Даже Михаил Попов признает: «На местах есть горячие головы, которые хотят все сделать быстро. А зачем? И получается как в сентябре на АВТОВАЗе – сегодня забастовка, а завтра просто не пришли на конвейер и получился пшик».

Между тем профсоюзы торопятся не просто так. Судя по всему, они решили использовать предвыборную конъюнктуру. Алексей Этманов этого и не скрывает: «Наши действия мы заранее просчитали и надеемся использовать сегодняшнюю политическую ситуацию для отстаивания своих интересов – в предвыборный период не будет жесткого давления на людей».

Однако даже в случае локальных столкновений эгоизма профсоюзов и работодателей можно ожидать экономических потерь и немалых проблем для потребителей товаров и услуг. Корейский автопром за 15 лет борьбы рабочих с работодателями потерял около 8 млрд долларов, но пока так и не смог выработать процедур и тарифной политики, согласованных в рамках социального партнерства. Остается надеяться, что российское общество пройдет эту школу быстрее и с меньшими потерями.     

Санкт-Петербург

Право на забастовку

В соответствии со ст. 37 Конституции Российской Федерации признается право работников на забастовку как способ разрешения коллективного трудового спора.

Согласно Трудовому кодексу РФ (ТК РФ), для объявления забастовки работникам или их представителям необходимо пройти предварительные процедуры – выдвижение требований к работодателям и рассмотрение спора примирительной комиссией, которая формируется на равноправной основе работниками и работодателем. Если спор не урегулирован, то его рассматривает посредник (назначаемый сторонами) или трудовой арбитраж (третейский суд, также выбираемый сторонами).

Рекомендации трудового арбитража приобретают обязательную силу, если стороны в письменной форме заключили соглашение об их выполнении. Если примирительные процедуры не привели к разрешению коллективного трудового спора либо работодатель уклоняется от примирительных процедур (не выполняет соглашение, достигнутое в ходе переговоров), работники могут воспользоваться правом на забастовку.

Забастовка может быть признана незаконной, если:

– не были проведены примирительные процедуры до объявления забастовки (ст. 401-404 ТК РФ);

– решение о проведении забастовки принято в отсутствие необходимого кворума (ч. 2 ст. 410 ТК РФ);

– не был обеспечен минимум необходимых работ в организациях, филиалах, представительствах, деятельность которых связана с безопасностью и здоровьем людей и обеспечением жизненно важных интересов общества (ч. 3-8 ст. 412 ТК РФ);

– работодатель не был предупрежден в письменной форме не позднее чем за 10 календарных дней о начале предстоящей забастовки (ч. 7 ст. 410 ТК РФ).

Если профсоюзная организация объявила забастовку и не прекратила после признания ее незаконной, то суд может потребовать возместить причиненные забастовкой убытки.

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№44 (346) 26 ноября 2007
Забастовки
Содержание:
Школа эгоизма

Набирающие опыт забастовочной борьбы новые профсоюзы пока не могут квалифицированно противостоять работодателям, предпочитая путь чисто силовой конфронтации

Реклама