Дары под ногами

Русский бизнес
Москва, 04.02.2008
«Эксперт Северо-Запад» №5 (353)
Экологически чистое сырье, старинные рецепты переработки и поставка «лесных витаминов» жителям мегаполисов – из этих «кирпичиков» Соловьевы выстроили успешный семейный бизнес

На окраине Старой Руссы, в урочище Нечаяно стоит крепкий деревенский пятистенок, окруженный такими же добротными хозяйственными постройками. На первый взгляд – ничего особенного, если не знать, чем хозяева занимаются  в этом доме. Здесь Александр и Елена Соловьевы с тремя своими детьми и нанятыми помощниками сумели развернуть необычный  бизнес – переработку дикорастущих ягод и грибов по старинным рецептам, сохраняя все качества лесных лакомств. Взяли то, что буквально лежало под ногами, и сумели вырастить дело до масштабов небольшого промышленного производства. За год здесь перерабатывается до 40 тонн черники и до 20 тонн грибов. Общий объем готовой продукции колеблется от 120 до 150 тонн. Но дорога к таким результатам была долгой и нелегкой.

По следам предков

По образованию Александр Соловьев – инженер по холодильным установкам, Елена – программист. Оба  работали на одном заводе, с трудом переживавшем рыночные перемены. Возможно, как многие их земляки, семья до сих пор довольствовалась бы заработками инженеров и жила в тесной квартирке старорусской пятиэтажки, если бы у главы семейства не было предпринимательской жилки. В начале 1990-х годов дипломированный инженер возил из Эстонии, где жила мама, дефицитную обувь на продажу. Но доля «челнока» его не привлекала, хотелось зарабатывать деньги более основательным бизнесом.

Свободная ниша обнаружилась сама собой. Тяжелая жизнь заставила людей повернуться к земле, больше надеяться на собственный сад-огород, чем на нестабильную зарплату на полуживых предприятиях. А специализированного магазина для садоводов в Старой Руссе не было. Магазин «Сад-огород» Александр начал строить вместе с сыном Сергеем рядом с домом,  на месте заброшенной школьной теплицы. Соседи не верили, подшучивали, а они неспешно делали свое дело. И даже предположить не могли, какой популярностью будет пользоваться их первое детище. В магазине (спасибо эстонским родственникам) было изобилие всевозможных семян, удобрений, цветов, садового инвентаря. При магазине появился клуб «Любомила», где рушане за чашкой чая обменивались секретами садоводства. К слову, стараниями Соловьевых клуб жив до сих пор.

Скоро Александр и Елена поняли (тогда, в 1996 году, они, конечно, не знали мудреного рыночного термина «мониторинг»), что бизнес у них сезонный, доход – тоже. Родилась мысль о диверсификации бизнеса. Но в какую сторону двигаться? Ответ пришел к Александру вдали от дома – в Псковской области, в Никандровой пустоши. Соловьев, человек глубоко верующий, уверен, что подсказка пришла от бога. Именно здесь, в Никандровом лесном массиве он впервые обратил внимание, как  щедра кладовая природы, сколько в окрестных лесах ягод, грибов, целебного разнотравья. Подумалось: возможно, так же щедры и старорусские леса, где он часто бывал с семьей, но не замечал рассыпанных под ногами даров.

Окончательно сформировать бизнес-идею помогла история (Соловьев – ее преданный поклонник). В хрониках Ганзейского союза, чьим партнером был Великий Новгород, говорится, что новгородцы отправляли за море меха дикого зверя, рыбу, лен, лес, грибы да ягоды и торговля приносила им немалую прибыль. Почему же это не может быть прибыльным сегодня? 

В кустарных условиях

Популярный среди горожан магазинчик стал пунктом приема грибов и ягод от постоянных клиентов. Соловьевы проехали также по окрестным деревням и районам, оповещая сельчан о возможности неплохо заработать в летне-осенний период. В ту пору, после дефолта, деревенский народ жил почти «натуральным хозяйством». С деньгами было настолько скудно, что даже детей не могли в школу собрать.

На просьбу Соловьевых откликнулись активно – буквально завалили магазинчик ягодами. Люди несли все: малину, ежевику, морошку, землянику, чернику, голубику, бруснику, клюкву, всевозможные грибы. Елена с дочерью Людмилой (ныне студенткой экономического факультета одного из столичных вузов) принимали все это добро дома, а заодно собирали «бабушкины» рецепты приготовления ягод в собственном соку и засолки грибов. Первые партии перерабатывались на бытовой газовой плите. «Однажды, – вспоминает Елена, – мы на кухоньке в четыре квадратных метра переработали с дочерью почти 4 тонны черники. Стояли у плиты сутки: ягоду-то не бросишь. Трехлетняя Маша, третий ребенок в нашей семье, так устала без внимания взрослых, что на следующий день говорила всем, кто заходил в дом: „Больше мы челнику не плинимаем!“»

Так примитивно, в домашних условиях Соловьевы осваивали новое направление бизнеса. Все держалось только на энтузиазме и взаимной поддержке. Как водится в России, самым трудным оказалось не поставку и производство наладить, а оформить документацию надлежащим образом. «Сколько мытарств, унижений, чиновничьей надменности нам пришлось пережить, сертифицируя товар! – вспоминает Елена. – К местным чиновникам подступиться вообще невозможно было. „Что, грибы? Да разве их можно продавать?“ Вот и весь разговор».

Соловьева сдаваться не собиралась. Выполнив все полагающиеся процедуры, она, конечно, сертифицировала продукцию, правда в другой области. Но до сих пор с началом каждого заготовительного сезона к Соловьевым приходят проверки. К ним привыкли, как к смене дня и ночи, и спокойно продолжают делать свое дело.

Нестрашная Москва

Первым каналом сбыта консервированных даров леса стала   Православная ярмарка, трижды в год проходящая в Москве. Ярмарка приурочена к постам, а потому лесная продукция Соловьевых должна была пользоваться гарантированным спросом.

«В первый раз в Москву собирались с тревогой: как уж там примут, пойдет ли товар? А Москва, – вспоминает Александр, – словно давно ждала, когда же из глубинки ей привезут лесные дары. Даже пришлось уговаривать посетителей ярмарки прийти за покупками на следующий день: павильон уже закрывали, а у нас стояла длинная очередь».

Так Соловьевы поняли, в чем фишка их товара. Во-первых,  для многих столичных жителей черника в собственном соку – такая же диковинка, как заморский фрукт. Во-вторых, отборные ягоды – это не просто витамины, а грезы о детстве, о малой родине с запахами цветущего разнотравья и земляники. Соловьевы стали завсегдатаями многих ярмарок – Православной, «Покупайте российское», «Красота, здоровье, молодость», привозя с них дипломы и медали. Маркетинг осваивали на практике, однажды поняли, что «доросли» до торговой марки. Решили связать ее с именем родной земли. Так на банках с лесными лакомствами появилась наклейка «Леса Великого Новгорода».

Благодаря ярмарочным контактам четыре года назад продукция Соловьевых впервые попала на международную ярмарку «Пир», куда приехали представители многих престижных столичных супермаркетов, подмосковных пансионатов и домов отдыха. «Мы получили много предложений, но самые привлекательные – от крупной сетевой компании „Алые паруса“ и самого знаменитого гастронома России, „Елисеевского“. Там теперь продается более широкий ассортимент нашего товара», – рассказывает Александр.

Широкая орбита

Одним из условий поставки товара в «Елисеевский» была демонстрация всего производственного процесса – от начала до конца. К этому моменту гостям столицы уже было что показать. Первые годы, когда черника и морошка консервировались на тесной кухоньке, сейчас вспоминаются как страшный сон. Соседи, раздраженные бесконечным потоком поставщиков сырья и тем, что в соловьевской квартире день и ночь «варят зелье», однажды даже вызвали ОМОН. Суровым стражам порядка, надо сказать, грибы и варенье понравились и санкций не последовало. Но Соловьевы никому мешать не хотели – как только позволила прибыль, на краю Старой Руссы построили дом. Планировалось, что туда переедет вся семья. Но пришлось уступить площади неожиданно разросшемуся бизнесу. Впрочем, один из Соловьевых все-таки живет в этом доме. Старший сын Сергей, окончивший аграрный лицей, расположился тут вместе с четырьмя парнями-помощниками. Все они – сироты, росли в детдоме, откуда их забрал в свою семью Александр Соловьев, дав им и кров, и достойно оплачиваемую работу.

Бывшее «кустарное производство», свободно расположившееся в доме, оснащено как самое настоящее промышленное предприятие: закуплено оборудование для хранения сырья, для термической обработки. Самой главной проблемой была очистка воды. Александр по обыкновению решил ее с размахом. Нашел подходящую технологию – связался с последователями выдающегося петербургского ученого Виктора Петрика, купил и установил фильтр. Вода получается чистейшая, такую может дать только сама природа. Соловьевы испытывали фильтр в «экстремальных» условиях – пропускали через него березовый сок, собранный в конце сезона, когда он заметно мутнеет. Профильтрованный сок отливал изумрудом. Тогда они решили без опаски за качество удлинить сроки приема этого популярного напитка, и в минувшем году продали больше 13 тонн.

Александр, убедившийся в высокой эффективности водоочистки, собирается создать в одном из районов области цех по изготовлению бытовых фильтров. Техническая база под проект уже обустраивается, оборудование закуплено, помощники наняты, вот-вот начнется производство.

Это не единственный пример, когда предприниматель из Старой Руссы «заодно» создает дополнительные рабочие места (всех вовлеченных в орбиту бизнеса Соловьевых нам так и не удалось сосчитать). Еще несколько лет назад Александр, поклонник славянской культуры, решил кроме собственной продукции продвигать изделия народных промыслов. У Александра  удивительное чутье на людей умелых и талантливых, не утративших навыки ремесла, передающегося от поколения к поколению. Речь идет об изготовлении домотканых половиков, аккуратных глиняных крынок, в которых молоко на удивление долго сохраняется свежим, кокетливых корзинок из лозы и бересты, добротно сработанных бочонков для засола огурцов и капусты. Александр, проторивший для товаров народных промыслов путь в столицу, сам обеспечивает мастеров оборудованием, стабильными заказами, а значит, и заработками. 

Покорение Питера

Организация Соловьевского производства вполне удовлетворила представителей «Елисеевского» и менее «пафосных» супермаркетов. Сегодня в столичные магазины Соловьевы поставляют широкий ассортимент товаров, выдерживая и жесткий график сетевых компаний, и пиковые поставки (новогодние праздники и  Великий пост). Не хуже, чем столицу, освоили они и Петербург. На питерский рынок пришли, пользуясь уже обкатанной ярмарочной схемой: начинали с «Российского фермера», «Фазенды», «Дня урожая», а потом их позвали на специализированные ярмарки.

«Свой товар мы позиционировали так: „Твоя жизнь, здоровье и красота зависят от того, что ты ешь“. Приятно было, что и петербуржцы высоко оценили наши труды – у нас постоянно стояла очередь», – рассказывает Елена.

Для привлечения внимания публики на рождественских ярмарках Соловьевы красочно оформляют торговое место, «эксплуатируя» этнографические сюжеты. Продавцы (и Елена в том числе) стоят в кокошниках и русских костюмах, столики убраны самоткаными коврами, а на них – крынки, корзинки с земляникой да черникой в собственном соку. Под крышей палатки, словно новогодние гирлянды, развешаны нарядно упакованные банные веники из березы, липы, дуба. Манок для покупателей работает безотказно.

Словом, торговля идет неплохо, бизнес в Северной столице развивается динамично. Но Соловьев мечтает об ином масштабе – открыть в Петербурге «лесной» супермаркет. Вокруг этой идеи готовы объединиться его друзья-бизнесмены. Один из них уже опробовал этот формат – открыл успешный специализированный магазин в Великом Устюге, на родине Деда Мороза. Он намерен поддержать аналогичный проект в Петербурге. 

Планы на завтра

Но будущее своего бизнеса Александр связывает с сельским туризмом. Он уверен: придет время, когда интерес к новгородской земле, положившей начало России, вырастет. К новому виду деятельности Соловьевы уже подготовились – купили участок с небольшой избой, от которого рукой подать до целебного старорусского озера. Еще один дом стоит на берегу Ильмень-озера. Пока там отдыхают сами Соловьевы с многочисленными друзьями. Но, глядя на своих столичных гостей, которые как дети радуются любой рыбешке, блеснувшей над водой озера, ухе с дымком, приготовленной собственными руками, белому грибу на опушке, Александр уверен, что среди жителей мегаполисов спрос на «дикий» отдых будет расти.

«Мы только начинаем моделировать сельский туризм, – делится он планами, – думаем, что предложить людям. Хотим создать для них такие условия, в которых человек чувствовал бы себя комфортно, в гармонии с природой. Это, на наш взгляд, и есть формула сельского туризма».

Отложен на время еще один проект – строительство небольшого санатория на берегу целебного озера. Когда-то его пытался построить для своих работников завод, на котором трудились Соловьевы, да силенок не хватило. Чтобы совсем не загубить идею, Александр, встав на ноги, выкупил недострой вместе с землей. Но без серьезных инвестиций или партнера санаторий не поднять. «Значит, еще не настал мой час», – рассуждает Александр.

А пока Соловьевы достраивают красивый, просторный дом: сколько можно ютиться в маленькой квартирке? Здесь у каждого, включая старшую дочь, твердо решившую влиться в семейный бизнес, будет наконец-то своя комната. Однако Елена беспокоится: доведется ли им тут жить, не вытеснит ли и отсюда бизнес ее семью? Опасения небезосновательны: первое, что внесли  в гараж строящегося дома, – новый импортный станок для упаковки блока банок. Интересно, это хорошая или плохая примета?

Старая Русса – Великий Новгород

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№5 (353) 4 февраля 2008
Интеллектуальная собственность
Содержание:
Нормативная стройность

Вступление в силу части 4 Гражданского кодекса на время затормозит разрешение споров. Однако в перспективе более согласованный и стройный документ обеспечит лучшую защиту правообладателей

Реклама