Расставание с мечтой

Русский бизнес
Москва, 24.11.2008
«Эксперт Северо-Запад» №46 (394)
Отсутствие в Эстонии промышленной политики не позволяет развивать высокотехнологичные производства

В 1992 году финская корпорация Elcoteq открыла в Таллине дочернее предприятие Elcoteq SE Eesti, которое должно было наладить производство комплектующих для мобильных телефонов. Elcoteq является ведущим европейским производителем электроники и электронных услуг в сфере коммуникационных технологий, поэтому многие в Эстонии посчитали, что начала сбываться мечта первого послевоенного президента республики Леннарта Мери – создать в области хайтека нечто сродни Nokia, что можно было бы назвать интеллектуальным брендом и визитной карточкой.

Если сама Nokia приплыла в руки подобно золотой рыбке, то над собственной высокотехнологичной продукцией еще предстояло много и упорно работать. Именно для Nokia должны были собирать детали на местной фабрике. Правда, приплывшая торговая марка Elcoteq уже была известна (и вовсе не как эстонская), но стоило ли вникать в подробности, если на изделии красовался штамп Made in Estonia?

На 42 тыс. кв. м разместилось современное производство, где трудились 2 тыс. человек. Конкурентоспособная по тем временам зарплата, комфортные условия труда, удобное расположение на территории технопарка поблизости от столичного спального района Ласнамяэ с развитой сетью общественного транспорта – все это делало Elcoteq престижным местом работы. Уже в 1994 году Департамент статистики республики назвал фирму одним из крупнейших эстонских экспортеров.

Ближе к Европе

Однако приплывшее может так же легко уплыть. Именно это и произошло весной нынешнего года, когда мировой спад в экономике заставил целые промышленные отрасли затягивать пояса. Уже в марте материнская компания Elcoteq объявила, что ее потери за первый квартал только в Эстонии составили более 32 млн евро. А поскольку так называемый гибкий подход к количеству наемных работников всегда был одним из ноу-хау корпорации, то в числе первых под сокращение попали эстонцы. В начале мая объявлено об увольнении 30 человек в Таллине и об отправке 300 работников в вынужденный отпуск. Сегодня сокращение всех 330 – уже состоявшийся факт. Таким образом, подразделение по сборке мобильных телефонов фактически ликвидировано.

Справедливости ради следует отметить, что борьба за экономию велась не только в Эстонии. Еще в 2007 году закрыты профильные производства в Финляндии и Мексике, а в феврале 2008-го Elcoteq продала свой завод в Санкт-Петербурге (сингапурская Flextronics International GmbH купила 100% акций ЗАО «Элкотек»). При этом в таллинском филиале компании по-прежнему ведется сборка электронных компонентов для телевизоров Philips и Thomson, а также производство цифровых декодеров для спутникового телевидения.

Официально объявлено, что ликвидация сборки мобильных телефонов в Таллине означает лишь перевод данного производства в Венгрию – поближе к потребителю. Когда в мае началась распродажа производственного оборудования, предприятие выпустило сообщение для прессы, в котором говорилось: «Поскольку мы не знаем, каков будет объем заказов на осень, мы не будем торопиться с закупками новых деталей». В качестве обоснования начавшегося тогда же сокращения рабочих мест приводился следующий аргумент: «В плане логистики Эстония на целых 48 часов удалена от рынка сбыта (Центральной и Западной Европы. – „Эксперт С-З“)».

Деньги – не главное

Эстонии сегодня не хватает минимум 600 докторов наук, поэтому страна не выполняет требования Евросоюза о финансировании науки в объеме 3% ВВП

По мнению ведущих эстонских экономистов, например академика Михаила Бронштейна, причины полного или частичного ухода иностранных инвесторов из Эстонии значительно глубже. До начала 2000-х годов страна была привлекательна для транснациональных корпораций тем, что здесь сохранялись достаточно высокие по сравнению с другими странами бывшего СССР культура производства и производительность труда при относительно низкой заработной плате. Сегодня последнее преимущество утрачено: средняя зарплата по стране, особенно после вступления Эстонии в Европейский союз, постоянно растет, приблизившись к 1 тыс. евро. В то же время производительность труда и навыки персонала существенно уступают среднеевропейским показателям. Косвенно это подтверждает и директор таллинского завода Elcoteq Хейкки Мяки. Он считает, что именно значительное отставание Эстонии от мирового уровня в соотношении «цена – качество» делает местную продукцию неконкурентоспособной, особенно когда речь идет о высоких технологиях.

Поэтому Мяки – не сторонник повышения зарплаты сотрудникам предприятия, хотя ее сегодняшний уровень далеко не столь привлекателен, как в прежние годы. Зарплата рабочего колеблется в пределах 400-600 евро, однако директор подчеркивает тот факт, что 80% персонала – женщины, получающие столько же, сколько и мужчины. Кроме того, в Эстонии не прекращается рост безработицы (за девять месяцев 2008 года он увеличился на 55% по сравнению с тем же периодом прошлого года), и даже профсоюзы советуют работникам не слишком настаивать на повышении зарплаты.

Тем не менее на Elcoteq наблюдается высокая текучесть кадров. Мяки объясняет это тем, что «рабочие предприятия очень высоко ценятся на рынке труда, и основная причина того, почему от нас уходят люди, – предложение более высокой должности в той же сфере». Утверждение выглядит сомнительным: не секрет, что основной вид деятельности в цехах Elcoteq – конвейерная сборка, не требующая высокой квалификации. На профессиональном сленге это называется отверточной технологией, которая позволяет безболезненно сократить часть персонала или перевести производство в другой регион, набрав новых работников.

Головы стоят дороже

Можно понять бизнесменов, стремящихся уменьшать издержки, замораживая зарплату или сокращая персонал. Труднее понять правительство, которое фактически не предпринимает реальных усилий для развития высокотехнологичных отраслей, являющихся основой экспорта небогатых природными ресурсами стран, таких как Эстония. Интеллектуальный потенциал – едва ли не единственное богатство, которое следовало бы сохранять и приумножать.

Еще пять лет назад тогдашний премьер-министр Эстонии Юхан Партс (сейчас он занимает пост министра экономики и коммуникаций) в интервью корреспонденту «Эксперта С-З» подчеркивал: «В экономике необходимо создавать такие условия, чтобы люди меньше работали руками и больше – мозгами. Это стратегическое направление нашего развития. Правительство должно больше внимания уделять вопросам образования, науки, которые играют определяющую роль в разработках и применении высоких технологий. Есть такое понятие – „утечка мозгов“. Мы хотим создать условия, чтобы этот процесс шел в обратном направлении. То есть не только сохранить у себя тех высококвалифицированных специалистов, которых готовит Эстония, но и сделать экономическую атмосферу в стране привлекательной для „притока мозгов“».

Нынешний премьер-министр страны Андрус Ансип в недавней радиопередаче Kukkuv Оun («Падающее яблоко») с горечью констатировал, что Эстонии сегодня не хватает минимум 600 докторов наук (кандидатов наук в российской классификации), причем не только в сферах, непосредственно связанных с наукой и образованием, но и в промышленности. Именно по этой причине Эстония не может выполнить Лиссабонские договоренности Евросоюза, согласно которым на развитие науки должно выделяться не менее 3% ВВП. Для небольшой Эстонии 600 докторов наук – внушительная цифра.

В то же время известный в республике эксперт-экономист Хейдо Витсур считает, что среди многих тысяч жителей страны, уехавших за последние годы на заработки в Западную Европу и США, наверняка найдется не менее 200-300 докторов наук. Следствием утечки кадров, а также отсутствия в Эстонии внятной промышленной политики стал, по данным профессора Владимира Немчинова, тот факт, что удельный вес прибыли, полученной бюджетом страны от инновационных проектов за последние годы, не превышает 1% ВВП. Мечта об эстонской Nokia обретает черты белого корабля, который, согласно местной легенде, должен приплыть сюда, чтобы увезти всех в страну вечного благоденствия.

Таллин

Справка

Компания Elcoteq специализируется в трех областях, связанных с производством систем связи:

  • средства приема телевизионных сигналов (системы спутникового телевидения, электронные компоненты для телевизоров типа Thomson, Philips и Funai);
  • системы мобильной связи (производство сотовых систем под ключ для компаний Nokia, Siemens, Ericsson, EADS и Huawei, а также комплектующих элементов);
  • производство мобильных телефонов Nokia, RIM и SonyEricsson, а также компонентов для них.

С 2005 года Elcoteq является публичной компанией, ее акции котируются на Хельсинкской фондовой бирже. С 1 января 2008 года штаб-квартира перенесена в Люксембург, ранее головной офис располагался в Финляндии. В 2007 году прибыль Elcoteq составила 4 млрд евро, компания имела представительства в 15 странах, ее штат составлял 24 тыс. человек.

Источник: Elcoteq

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№46 (394) 24 ноября 2008
Местное самоуправление
Содержание:
Реклама