Дави на газ

Спецвыпуск
Москва, 15.12.2008
«Эксперт Северо-Запад» №49 (397)
Президент «РЭП Холдинг» Геннадий Локотков: «В условиях финансового кризиса заказы „Газпрома“ – большая удача, фактически спасательный круг для любой компании»

Геннадия Локоткова трудно испугать кризисом. Большинство отечественных машиностроительных и электротехнических предприятий последние 10-15 лет лежали на боку и только два-три года назад начали оживать. Не избежал общей участи и «РЭП Холдинг» (РЭПХ), который Локотков создал в 2004 году на базе петербургского предприятия «Электропульт».

«Вся обрабатывающая промышленность России долгие годы существовала в условиях внутреннего кризиса. Мы фактически из него не выходили. Но то, что происходит в мировой экономике сейчас, даже для многих российских промышленников стало неожиданностью. Такого захлеста никто не ожидал – будто кто-то дернул стоп-кран локомотива, шедшего на всех парах», – сетует Локотков.

– Как кризис сказался на РЭПХ?

– Как только возникли первые финансовые проблемы, многие крупные российские концерны остановили свои инвестиционные программы. Например, строительство алюминиевого завода в Тайшете, а у нас с «РУСАЛом» крупный контракт по этому проекту, действующий уже больше года. Мы от них получаем письма: мол, продукцию не отгружайте, все равно денег заплатить не сможем. То же самое с действующими металлургическими комбинатами: все инвестпрограммы остановлены, денег заплатить не можем, просим перенести все оплаты на 10 месяцев. Я уже не говорю про новые контракты.

Мы для себя определились, что не можем сейчас рассчитывать на большие объемы работ. Все отрасли, с которыми мы сотрудничаем, а это энергетика, в том числе атомная, нефтегазовые компании, металлургия, нефтехимия, на ближайшие год-два, по нашим ожиданиям, сократят свои инвестпрограммы на 30-50%. Конечно, в этих условиях начинаешь пристальнее смотреть на cash flow. Так как ощущаешь, что не хватает свободных средств, чтобы вовремя расплатиться с поставщиками. Наши денежные потоки серьезно снизились, и, исходя из этого, РЭПХ выстраивает свою антикризисную программу.

– Каковы ее основные положения?

– Программа основана на ужесточении финансовой и долговой политики. Мы предупреждаем поставщиков сырья и комплектующих, чтобы не ждали сейчас от нас денег. По самым оптимистическим оценкам, начнем с ними рассчитываться с апреля 2009 года. Тотальная экономия касается использования энергоресурсов. В холдинге есть сбытовая компания, в рамках которой организован отдел энергетической полиции. Его задача – тотальное наблюдение за правильностью расходования ресурсов. Также мы ограничиваем заработную плату и договариваемся с банками о переносе выплат процентов по кредиту.

– Банкиры идут навстречу?

– Да, мы уже договорились об этом с «ВТБ Северо-Запад». Надеюсь, что и с остальными придем к подобному соглашению. Одновременно очень плотно работаем с налоговой инспекцией. Согласитесь, это просто безумие – сегодня платить НДС с авансовых платежей.

– Но это вопрос федеральный, на местном уровне его, наверное, не решить?

– Если не поднимать проблему на местах, никто в Москве о ней не задумается.

Мегастройки возвращаются

– Почему вы с таким оптимизмом смотрите на весну 2009 года?

– Все очень просто. Мы рассчитываем, что в ближайшее время подпишем контракт с «Газпромом» и станем участниками крупнейшего инфраструктурного газового проекта в стране. Со времен СССР такого крупного строительства «Газпром» не вел. Речь идет о магистральном газопроводе Бованенково – Торжок, который обеспечит поставку природного газа с полуострова Ямал в центральную часть России и далее в Европу.

Строительство газопровода разбивается на два этапа. Сначала прокладывается участок Бованенково – Ухта, затем Ухта – Торжок. Соответственно, у РЭПХ с «Газпромом» будет контракт на каждом из этапов. Общая сумма контрактов составит около 50 млрд рублей до 2011 года. Мы будем поставлять компрессорные станции для сжатия и транспортировки природного газа по газопроводу. Первый контракт стоимостью 17 млрд рублей должен быть заключен в ближайшее время. Все его пункты уже согласованы. Дело за малым – ждем, когда правительство страны утвердит инвестпрограмму «Газпрома». Этот контракт станет крупнейшим для нашего холдинга. В условиях финансового кризиса подобные заказы – большая удача, фактически спасательный круг для любой компании.

– Каков график поставок?

– Мы рассчитываем первые три станции поставить газовикам в следующем году, 16 агрегатов – в 2010-2011 годах. В общей сложности до 2014 года «Газпром» получит от нас 45 агрегатов.

Натуральное хозяйство

– Как распределяется портфель заказов холдинга, сильно ли он зависит от газового монополиста?

– Порядка 60% всех наших поставок идет в адрес «Газпрома», остальное – металлургам, нефтяникам, предприятиям электроэнергетики. До 2007 года РЭПХ представлял собой электротехнический холдинг. После покупки Невского завода этот актив стал ядром холдинга и отвечает за производство основного энергетического оборудования.

– Теперь о РЭПХ уместнее говорить как о специализированной энергомашиностроительной структуре полного цикла?

– Совершенно верно. Газоперекачивающая станция – это сложная машиностроительная продукция, которая включает не только турбину, но и нагнетатель природного газа, системы автоматического управления. Все необходимые технологии, вплоть до литья, освоены предприятиями холдинга, что позволяет РЭПХ предлагать заказчику конечный продукт.

– Торгуете чем-нибудь на экспорт?

– У нас контракты с Индией, Ираном, Украиной, Белоруссией, Сербией. Практически все они связаны с поставками на металлургические комбинаты турбокомпрессорных агрегатов для подачи кислорода в печи. К сожалению, сейчас произошла консервация всех наших экспортных контрактов. Все металлурги нас предупредили, что у них колоссальные проблемы с оплатой. Мы не можем получить с них даже самые мизерные деньги. Исключение составляет только Иран. Они готовы платить, но, пользуясь случаем, пытаются пересмотреть контракт в сторону снижения цены.

– Вы готовы идти на корректировку, снизить маржу для себя?

– В случаях работы с российскими компаниями – да, готовы снижать свою маржу, хотя рентабельность нашего бизнеса не такая уж высокая, всего 7-12%. Что касается международных контрактов, то никаких уступок не будет. Проще их законсервировать на время.

– Какие прогнозы относительно кризиса строят ваши зарубежные коллеги?

– Я нахожусь в постоянном контакте с крупными европейскими корпорациями. Там проходят аналогичные процессы, что и в России. Они видят выход из кризиса не ранее чем в 2010-2011 годах.

– Зарубежные рынки и раньше были для нас практически вне досягаемости. А теперь получается, что там не нужно и то немногое, что мы еще можем делать на требуемом уровне. Остается только внутренний рынок.

И поэтому важнейшая задача для экономики страны – скорейшее утверждение приоритетных инвестпрограмм в газовой и нефтяной отраслях, электроэнергетике, металлургии. Нужно определиться с теми программами, которые в обязательном порядке будут исполняться и финансироваться. Тогда и обрабатывающая промышленность начнет выходить из кризиса. Сегодня все остановились, замерли и соображают, какие инвестпрограммы оставить и где взять деньги на их реализацию. Повторю, определиться с приоритетами – работа, которую правительство и крупные корпорации должны выполнить как можно скорее. Если затянуть этот процесс даже на полгода, кризис серьезно усугубится.

Вы упомянули про внутренний рынок. А ведь машиностроители и насчет него не питают иллюзий. Сегодня стоит задача в своей стране предлагать хоть что-то конкурентоспособное. Но спектр востребованности нашей продукции постоянно сужается. Так как небольшие еще доступные нам осколки внутреннего рынка все активнее осваиваются западными конкурентами.

– Чего в целом ждут промышленники, кроме скорейшего определения с приоритетами? Какая поддержка вам нужна?

– Реальный сектор рассчитывает, что можно будет перенести выплату процентов по кредитам и гасить их по специальному графику. Хорошо бы за счет госрезервов скостить хотя бы половину процентов по инвестиционным кредитам. Именно по инвестиционным, никаким другим.

Либералы по случаю

– Вы одновременно являетесь президентом Ассоциации производителей электротехнической продукции «Союзэнерго». Чем живут ее предприятия?

– Откровенно говоря, я недостаточно ей помог в прежние годы. Мало уделял времени, так как обстановка была более чем благоприятная, рынок был на подъеме. Каждая из компаний, входящих в ассоциацию, динамично развивалась.

Теперь ситуация изменилась, а значит, предприятиям ассоциации требуется определенная координация усилий для работы на сузившемся региональном рынке. Так что мне придется активизировать свою работу на этом поприще. Будем лоббировать свои интересы, наступать на горло конкурентам. Будем доказывать, что Петербургу выгоднее иметь дело с местными компаниями, ведь именно здесь мы платим налоги. Посмотрите, как дело обстоит в Москве. Нам, региональным электротехническим предприятиям, очень тяжело бороться со столичными коллегами. Потому что там во главу угла поставлен приказ мэра города Юрия Лужкова – приоритетное право при заключении контрактов имеют московские предприятия. И мы просто не в силах во многие проекты попасть. А у нас тут в Петербурге полная свобода.

– Это осознанный либерализм Смольного или просто все происходит само собой?

– Не знаю, но думаю, что сейчас у городских чиновников подход изменится. Потому что бюджет надо будет наполнять. Да, у нас был безумный рост бюджета в последние годы. И всем, казалось бы, этого хватало. Теперь, я полагаю, уже не придется уговаривать, ходить и дергать за рукав – мол, обратите на нас внимание. Администрация понимает, что надо задействовать новые рычаги в развитии городской промышленности, чтобы собрать налоги.

– А я уверен, что их так же будут дергать за рукав представители иностранных концернов…

– Я верю в патриотизм городских чиновников (улыбается). Хотя считаю, что они неоправданно либерально ведут себя в отношении того же Siemens. Ну как может администрация Петербурга создавать координационный совет по продвижению продукции этого концерна, пусть он даже очень крупный?! А нас, местных игроков рынка, рассматривают максимум как поставщиков комплектующих для Siemens. Да любое антимонопольное законодательство, если его правильно применить, сразу найдет все признаки нарушений.

Вообще-то у Siemens с этим большие проблемы и в самой Германии. Недаром она считается крупнейшей коррупционной компанией Европы. Ни одна другая фирма не имеет столько судебных исков по нарушению антимонопольного законодательства.

– Насколько в действительности предприятия «Союзэнерго» способны удовлетворить потребности города и региона в электротехническом оборудовании?

– Уверен, что компании ассоциации достаточно высокотехнологичны и конкурентоспособны, чтобы в полной мере удовлетворить потребности города в качественном электротехническом оборудовании.

Холостые обороты

– Осенью 2008 года Смольный утвердил программу инновационно-технологического развития промышленности города до 2011 года. Она была принята в продолжение завершившейся программы поддержки промышленности. Как вы оцениваете эти документы?

– По сути, они носили и носят декларативный характер. Скорее речь идет о некой моральной поддержке. Что касается инноваций, то я давно продвигаю на встречах с чиновниками мысль, что у нас в городе самая благоприятная обстановка для развития инноваций. Здесь есть все: наука, персонал, великолепное месторасположение, достаточно лояльная власть. Но власть должна потребовать от собственников предприятий инновационного развития. Именно потребовать и именно от хозяев, а не от наемных менеджеров.

Возьмем, к примеру, «Силовые машины». Было принято решение о создании нового машиностроительного завода. Выделена земля в Металлострое. Теперь эти планы, сами понимаете, где…

– Если подготовка к строительству действительно свернута, то вины Алексея Мордашова как основного собственника «Силовых машин» здесь нет. В условиях кризиса он сокращает расходы не только в металлургии, но и в других своих бизнесах…

– Это все понятно. Но если он взялся за дело, то почему бы его не довести до конца. Если все заинтересованы в том, чтобы в России появился современный энергомашиностроительный завод, то включите его создание в план приоритетного развития на государственном уровне.

Это первый пришедший на память пример, а ведь у нас в городе уже есть десятки, если не сотни предприятий, которые вполне могут стать конкурентоспособными. Тот же Пролетарский завод в Петербурге, который я мечтаю купить и развить до европейского уровня. Кстати, мы уже начали переговоры с банком «ВЕФК» о покупке части акций завода. К сожалению, время уходит, но мы все за эти 8-10 лет так и не смогли стать на голову выше европейских конкурентов.

– Если бы такую задачу ставил перед собой каждый собственник, а не единицы, можно было бы об этом сожалеть…

– Ну что же, сейчас очень удобный момент для всех нас, чтобы попытаться измениться в лучшую сторону. Впрочем, для начала, и это давно пора сделать, необходимо составить объективный реестр хозяйствующих субъектов и спросить у них: «Господа, как вы собираетесь развиваться?» Получить такие планы очень полезно для города. И если это будет сделано, мы увидим реальную стратегию инновационного развития промышленности.

– Каково, на ваш взгляд, реальное состояние питерской промышленности?

– Конкретно меня ее состояние не удовлетворяет. Это не уровень, а так, занятость населения. Я это говорю не понаслышке, мы все друг друга знаем, видим, что представляет собой основная масса предприятий. Промышленности нужны серьезные инвестиционные программы, чтобы подняться.

С итальянской турбиной

– Каков объем инвестиционной программы РЭПХ? На какие средства при ее реализации вы ориентируетесь – заемные или собственные?

– Свои инвестпрограммы мы реализуем по смешанным схемам. Наш самый крупный текущий инвестиционный проект оценивается в 10 млрд рублей. Он связан с освоением новой продукции на Невском заводе. Под этот проект мы взяли крупные кредиты, порядка 60% от общих затрат. По счастью, мы свою инвестиционную программу заканчиваем. Конечно, не все успели сделать, но на 80% она завершена. Сегодня осталось получить и смонтировать ранее заказанные и оплаченные производственные линии.

– То есть вы успели освоить деньги до кризиса и они уже могут начать окупаться?

– Мы спешили изо всех сил, хотя был серьезный риск – сможем ли в итоге предложить «Газпрому» продукцию, которая его удовлетворит? Два года назад и даже год назад ответ на этот вопрос был неоднозначным. Но теперь у нас есть великолепный производственный комплекс. Это признано «Газпромом» в ходе проведенного аудита.

Контракт с «Газпромом» важен для нас по многим причинам, в том числе с точки зрения освоения новой продукции и новых технологий производства. Газоперекачивающие агрегаты будут укомплектовываться газовой турбиной последнего поколения мощностью 32 МВт. Для ее производства нами куплена лицензия у General Electric Oil & Gas. Это первая действительно важная научно-техническая революция в РЭПХ.

– Почему была выбрана лицензия именно General Electric?

– Она оказалась самой близкой по технологии производства к продуктовой линейке Невского завода. Так вышло, что после того как General Electric купила итальянскую компанию Nuovo Pignone, американцы решили продать лицензию на газовую турбину MS5002E разработки Nuovo Pignone. Дело в том, что к тому моменту в активе General Electric уже была аналогичная турбина.

– Какой стратегии вы придерживаетесь – инновации через покупку западных лицензий или собственные высокорисковые вложения в новые продукты?

– Комбинируем. Покупаем западные лицензии, их у нас сейчас с десяток, а также ведем разработки на базе собственного Института энергетического машиностроения и электротехники. И то и другое нацелено на расширение продуктового портфеля холдинга и получение дополнительных знаний. Если этого не делать, конкурентоспособным никогда не стать.

Санкт-Петербург

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№49 (397) 15 декабря 2008
Бюджетная политика в регионах
Содержание:
Сели на диету

Бюджеты субъектов РФ на Северо-Западе недосчитаются в 2009 году до 15% доходов. Секвестру подвергаются как инвестиционные, так и социальные программы

Реклама