Инвестиции в стабильность

22 декабря 2008, 00:00
  Северо-Запад

От редакции

Президент Франции сформулировал вполне разумную тактику борьбы с кризисом. «Наш ответ на кризис – инвестиции, – говорит Николя Саркози. – Это лучший способ поддержать развитие экономики, чтобы сохранить рабочие места сегодня. Это лучший способ готовить будущие рабочие места». При этом Саркози сожалеет: «Мы запоздали с инвестициями». В этом смысле Россия выглядит не лучше.

О том, что нефтегазовое благополучие закончится раньше, чем многие думают, и что необходимо к этому готовиться, эксперты говорили уже давно. Однако, похоже, только министр финансов Алексей Кудрин серьезно относился к такой перспективе. И не дал растащить стабилизационный фонд, по сути, являвшийся инвестициями в финансовую стабильность. Сейчас, на первом этапе кризиса, этот фонд вместе с золотовалютными резервами ЦБ помогает стране удерживаться от стремительного падения в бездну. Однако очевидно, что надолго этих денег не хватит. И когда они уже не смогут поддерживать нынешнюю относительную стабильность, положение российских регионов будет зависеть от того, как они, да и федеральные власти, в свое время позаботились об экономических инвестициях в создание эффективных производств и надежных рабочих мест. 

Основная ответственность властей – создание условий для развития бизнеса. В этом смысле самым слабым местом в нынешней России является инфраструктура. Можно согласиться с претензиями экспертов и предпринимателей к федеральным властям, недостаточно активно инвестировавшим нефтегазовые сверхдоходы бюджета в развитие чрезвычайно отсталой инфраструктуры. В то же время власти некоторых регионов, понимая важность этой проблемы, пытались находить собственные возможности. Так, власти Вологодской области в рамках региональной программы уже три года подряд строят лесные дороги, не ожидая, когда федеральный центр обеспечит условия для развития ЛПК. Сейчас, когда правительство РФ отложило введение запретительных пошлин на экспорт круглого леса, вологодский ЛПК получит неплохой инфраструктурный бонус, позволяющий ему и его работникам легче перенести разворачивающийся экономический кризис.

Впрочем, в упрек тем же властям Вологодской области (как и некоторых других регионов) можно поставить недостаточную активность в преодолении главного дефекта региона – моноотраслевого перекоса в экономике. Теоретически все давно понимали, что чрезмерно высокая зависимость Вологодской (как, впрочем, и Мурманской) области от металлургической промышленности, а НАО – от нефтедобывающей создает им повышенные риски. Это тяжелое наследие советской монополизированной экономики надо было преодолевать во что бы то ни стало. И ведь для этого было и время, и неплохие условия – многолетняя высокая конъюнктура на рынках металла и нефти. Но усилия властей регионов оказались неадекватными. И сейчас, когда эти рынки рухнули, регионы оказались на пороге социально-экономической катастрофы. Может быть, властям Вологодской области следовало энергичнее развивать проект промзоны «Шексна», и не в сторону металлургической специализации, а стимулируя инвестиции в другие отрасли промышленности.

В этом смысле при всех претензиях к бывшему губернатору Новгородской области Михаилу Прусаку надо отдать ему должное – он добился впечатляющих успехов в деле привлечения инвестиций в самые разные отрасли промышленности. И сейчас, в условиях нарастающего кризиса, у сильно диверсифицированной экономики Новгородской области больше шансов перенести тяжелые времена с меньшими потерями. Завершенные до кризиса крупные сельхозпроекты в Псковской и Новгородской областях, возможно, станут стабилизирующими факторами в экономике регионов в ситуации, когда девальвирующийся рубль повышает конкурентоспособность продукции российских сельхозпроизводителей.

Нынешний кризис надолго затормозит инвестиционный процесс, так что основные надежды на продолжение экономического развития в ближайшей перспективе связаны главным образом с уже реализованными инвестпроектами. И те регионы, где таких проектов больше, имеют лучшие шансы на скорую стабилизацию положения.