Час потеряешь – годом не наверстаешь

Сотовые операторы определились со стратегией, которая позволит им повысить доходность в условиях кризиса. Абонентам придется дополнительно раскошелиться

К началу весны компании сотовой связи, похоже, окончательно определились со стратегией поведения в условиях кризиса. Они повышают расценки на услуги связи. Даже несмотря на то, что ради этого придется пожертвовать несколькими минутами абонентского времени (люди начнут меньше говорить), нетто-эффект для финансовых результатов будет положителен. И все это выльется в повышение доходов компаний. Первый шаг операторы «большой тройки» – МТС, «МегаФон», «ВымпелКом» – сделали в начале прошлого месяца, подняв тарифы на международный роуминг. А в конце февраля «ВымпелКом» пересмотрел в сторону повышения условия ряда действующих тарифных планов почти во всех регионах, где можно пользоваться его услугами связи. Больше всего за телефонные разговоры, SMS-сообщения и GPRS-трафик заплатят потребители в Москве и Санкт-Петербурге, как самые платежеспособные. МТС и «МегаФон» пока не последовали примеру конкурента, но, скорее всего, это просто вопрос времени. Некоторые задержки возможны, если они захотят переманить и удержать часть абонентов «ВымпелКома» после повышения расценок.

Вторая из двух возможных кризисных стратегий поведения – допустить обесценивание тарифов и за счет этого стимулировать рост потребления услуг. Но для операторов эта затея значительно менее рациональна по одной простой причине. Дело в том, что абоненты начали массово экономить на сотовой связи еще в четвертом квартале прошлого года – до того, как тарифы пошли в рост. Так, по данным исследования фирмы «Комкон», затраты петербуржцев на сотовую связь за этот период по сравнению с третьим кварталом 2008 года упали на 14%, до 454 рублей в месяц. Если посмотреть в целом по стране, то, к примеру, в январе 2009-го расходы на связь снизили 16% опрошенных. Сказались увольнения, урезание заработной платы, сокращение затрат на связь корпоративных клиентов. В этих условиях рассчитывать на рост трафика не приходится при любых ценах.

Статистика снижения спроса позволяет попенять многочисленным экспертам, которые еще недавно как один твердили, что связь наряду с едой и одеждой стала базовой потребностью, а потому расходы на телефон – последние в списке сокращений в условиях кризиса. Впрочем, если допустить, что эксперты правы, то следует признать: оживление потребительского спроса – дело не этого года, раз уж люди начали урезать последнее.

Восстановления рынка мобильной связи теперь можно ожидать не ранее 2010-2011 годов. За это время у сотовых компаний еще не раз возникнет соблазн повысить расценки на свои услуги. Поэтому власть поспешила заранее продемонстрировать коммерсантам, что продолжает бороться с проявлениями кризиса на всех фронтах и рынок сотовой связи не выпал из зоны ее внимания. На недавнем правительственном часе в Государственной думе министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев не поддержал идею повышения тарифов операторами сотовой связи. Однако, по словам министра, одно дело, когда речь идет о повышении тарифов на международный роуминг: это объяснимо, так как российские сотовые операторы вынуждены рассчитываться с партнерами по роумингу иностранной валютой. И в данном случае повышение тарифов оправданно, а значит, нет резона обращаться в Федеральную антимонопольную службу (ФАС) и Федеральную службу по тарифам (ФСТ) для проведения расследования. Другое дело, если будут повышаться цены на услуги сотовой связи внутри страны, тем паче в результате картельного сговора.

По мнению экспертов, в основном государство волнует наличие или отсутствие признаков картельных соглашений между игроками «большой тройки». «Мобильные операторы не попадают под определение местных монополий, поэтому государство не может регулировать их тарифы для конечных пользователей. Власти могут обращать внимание главным образом лишь на картельные соглашения: по закону только они могут быть поводом для вмешательства государства, – считают в инвестиционной компании „Тройка Диалог“. – Во избежание применения санкций со стороны регулирующих органов, а также недовольства абонентов резким ростом тарифов компании будут повышать тарифы осторожно, с оглядкой на мнение властей. Наиболее удобно это будет делать поэтапно, а не за один раз. К тому же в этом случае операторов будет трудно обвинить в картельном соглашении».

Впрочем, нужно понимать, что проверки той же ФАС, в принципе, не позволяют оперативно влиять на ситуацию из-за их продолжительности, а штрафы не очень напрягают бизнес, так как зачастую оспариваются в суде. За примерами далеко ходить не надо – вспомнить хотя бы историю прошлого месяца вокруг розничных цен на бензин и дизель. Антимонопольщики пригрозили продавцам топлива возбуждением уголовных дел и штрафами, если рублевые цены на АЗС не снизятся до критической точки (которая определена ФАС в результате расследования). Комизм ситуации в том, что средние цены на АЗС в то время уже и так упали ниже критической отметки.

Вообще-то министр Щеголев заявлениями о нежелательности повышения тарифов на услуги связи поставил себя в неловкое положение. Ведь с 1 марта ФСТ уже разрешила поднять в среднем на 8% тарифы на услуги местной телефонной связи всем входящим в «Связьинвест» межрегиональным компаниям, а также ряду других операторов, чьи расценки регулируются государством. Разрешить это делать одним компаниям и препятствовать другим без веских на то причин по крайней мере нелогично. В том числе, видимо, и поэтому министерство обсуждает с операторами фиксированной связи возможность отказа от повышения тарифов. По словам Щеголева, те, кто тарифы не повысит, смогут рассчитывать на господдержку – содействие в вопросах выдачи согласований и разрешений на ввод в эксплуатацию сетей и сооружений. Сотовых операторов это не касается.