Мало огня

Руководство «Северстали» не склонно преувеличивать значение наметившегося в этом году оживления отраслевой конъюнктуры, ожидая в ближайшие годы чередования роста и падения рынка

Опубликовав отчет по МСФО за первое полугодие 2009 года, «Северсталь» подвела итоги 12 месяцев кризиса. Кризис нанес ощутимый удар по Череповецкому металлургическому комбинату (ЧерМК), главному производственному активу горно-металлургического холдинга «Северсталь», и опосредованно – по городу Череповцу и Вологодской области, для которых предприятие долгое время было системообразующим.

Период вместил в себя много неприятностей. Обвал спроса и цен на металл привел к резкому сокращению производства. В прошлом ноябре, когда компания еще фиксировала 60-процентный рост предыдущих девяти месяцев, выпуск уже упал на 50%. Учитывая, что металлургические комбинаты ограничены в возможностях снижения постоянных издержек, к этим потерям добавились потери от роста удельной себестоимости производства. К тому же в благоприятные годы, когда стояла задача любым способом наращивать выпуск дорогой и дефицитной стали, было задействовано большое число высокозатратных мощностей.

Жесткий секвестр

На ЧерМК, как и на других предприятиях холдинга, задействованы все возможные антикризисные способы экономии. От сокращения персонала (до 15%), по мнению аналитиков, самого масштабного из официально объявленных в отрасли, до остановки агрегатов и даже закрытия цехов. Произведена внутренняя реструктуризация, объединившая профильные цеха (прежде всего – сталеплавильные и прокатные) в укрупненные производства. Повысив за счет этого управляемость подразделений, также удалось сэкономить. Жесткому секвестру подверглась инвестиционная программа. Там, где было возможно, отменяли или откладывали до лучших времен реконструкцию оборудования, сокращали количество капитальных ремонтов либо сроки их проведения. Экономили на всем – вплоть до отключения освещения в местах, где не идут какие-либо работы.

В первом полугодии 2009-го появились признаки оживления – стал расти спрос, хотя и по ценам почти на треть меньшим, чем годом ранее. Выручили экспорт, металлотрейдеры, «подъевшие» свои запасы, и относительная стабильность в нефтегазовой отрасли, на которую ориентирована производственная площадка в городе Колпино под Санкт-Петербургом.

В большей степени спотовый, чем прежде, рынок заставил внимательнее относиться к требованиям клиентов. Это выразилось в существенном, на 20%, увеличении числа так называемых новых видов продукции, с большей долей добавленной стоимости. В основном это касается штрипсового металла и проката для машиностроителей. «В чистом виде новым ни один наш продукт назвать нельзя: он не новый для клиента и других производителей. Другое дело, что эти продукты имеют черты новизны по каким-то отдельным параметрам», – признают в технической дирекции ЧерМК.

Загружено то, что имеют

То, насколько сложно получать металл с конкурентоспособными свойствами, демонстрирует пример автолиста. С одной стороны, его качества даже превосходят требования, предъявляемые сегодня отечественными автозаводами, с другой – не всегда соответствуют запросам западных автопроизводителей. Череповецкий комбинат уже отгружает партии металлопроката российским заводам Ford (Всеволожск), GM (Санкт-Петербург), Volkswagen (Калуга) и московскому «Автофрамосу» через СП «Гестамп-Северсталь». Однако процесс омологации (одобрения поставщика) еще не завершен. Директор по сбыту ЧерМК Дмитрий Горошков надеется, что это произойдет до конца года.

Загрузка ЧерМК увеличилась, хотя и не достигла максимальных значений. Как осторожно заявляют на комбинате, «полностью загружены имеющиеся мощности». Под рост объемов задействованы одна из двух остановленных в прошлом году доменных печей, коксовая батарея, несколько прокатных агрегатов. Однако низкий уровень цен заставил предприятие искать новые пути снижения себестоимости: именно этот показатель становится решающим конкурентным фактором на рынке с низким спросом и избыточным предложением.

С весны на ЧерМК запущена программа снижения издержек «Сталь 6500», обозначившая ориентир себестоимости (в рублях), которая, по мнению руководства компании, позволит «Северстали» успешно соперничать с основными российскими конкурентами – Магнитогорским и Новолипецким металлургическими комбинатами. «Сталь 6500» охватывает все металлургические переделы – производство агломерата и кокса, чугуна, стали и готового проката. Характерно, что задействованной оказалась даже переработка металлургических шлаков – подорожавший и дефицитный лом сделал эффективным поиск железосодержащих отходов в отвалах, копившихся годами.

Проблема в том, что, являясь лидером отрасли в части снижения издержек, ЧерМК уступает конкурентам по части модернизации основных фондов. В конце этого – начале следующего года и Магнитогорский, и Новолипецкий комбинаты завершат ряд масштабных инвестиционных проектов, опередив череповецких коллег прежде всего за счет условно-постоянных затрат на производство.

Серьезной проблемой остаются американские заводы «Северстали». Именно им принадлежит львиная доля «заслуг» в генерации почти миллиардного долларового убытка, отраженного в отчете по итогам первого полугодия. Тем не менее глава и фактический владелец «Северстали» Алексей Мордашов не торопится расставаться с зарубежными активами. Ходившие всю весну слухи о том, что он готов продать свою «американскую мечту», так и остались слухами. Последней кардинальной мерой, на которую пошел Мордашов, стала замена верхушки американского стального дивизиона. Прежнего руководителя Severstal North America Грегори Мэйсона сменил директор по финансам «Северстали» Сергей Кузнецов. Ему в помощь направлен бывший директор по производству ЧерМК Александр Погожев, обладающий, по словам Мордашова, «знанием технологии, умением зажечь людей, организовать выполнение задач».

Социальные условия

Главное конкурентное преимущество «Северстали» – сотрудники. За год кризиса их стало меньше (за счет оптимизации численности), а возможно, будет еще меньше. Алексей Мордашов заявил, что хочет видеть на комбинате «достаточно компактный и эффективный коллектив, состоящий из высокомотивированных и хорошо оплачиваемых работников». Сокращение персонала позволило ЧерМК в какой-то степени избавиться от кадрового балласта – тех, кто недобросовестно выполнял работу, нарушал трудовую дисциплину, не выдержал заявленный руководством напряженный рабочий ритм.

С другой стороны, оставшиеся стали в большей степени дорожить работой, проявлять больше лояльности предприятию. «Сейчас от каждого требуется немного больше, чем просто добросовестно выполнять обязанности. Нужно где-то лишний раз подумать, где-то – проявить инициативу. Народ реагирует с пониманием. Тем более – после сокращения. Все думают о том, как сохранить свое рабочее место», – рассказывает бригадир одного из прокатных цехов. Однако, основываясь на одной тактике выживания (пусть и подкрепленной достаточно высокой зарплатой), которая сегодня дает прекрасные результаты, чем дальше, тем сложнее будет добиваться роста производительности и эффективности.

Проблемы ЧерМК не могли не отразиться на Вологодской области в целом и на городе Череповце в частности. Долгие годы комбинат был основным источником дохода регионального и областного бюджетов. Гордое и все еще редкое для России звание «регион-донор» – это заслуга в том числе и череповецких металлургов. Ко всему прочему металлурги дотировали существенную часть социальной инфраструктуры Череповца: собственные больничный и санаторный комплексы, базы отдыха, дворец культуры, ряд спортивных объектов, хоккейную команду, выступающую в первенстве Континентальной хоккейной лиги.

Кризис резко изменил приоритеты. Теперь уже «Северсталь» «подарила» городу и области большую часть своей социальной инфраструктуры и армию безработных, составляющих существенную часть из тех почти 8 тыс. человек (4,8%), которые официально не имеют работы в Череповце. Это почти в два раза превышает число безработных в Вологде – столице области. Снизились бюджетные доходы, несмотря на все усилия по диверсификации местной экономики, предпринятые местными властями в последние годы. Выступая перед местными журналистами, Алексей Мордашов прямо сказал, что «для содержания города и области одной „Северстали“ не хватит». «Рассчитывать на поступления от „Северстали“ на уровне начала 2008 года, конечно, не приходится. И на ближайшие годы об этом можно забыть. Будут дополнительные доходы – будем платить», – подчеркнул он.

Впрочем, бросать свой город на произвол судьбы металлурги не собираются. В Череповце анонсирован проект переформатирования городской стратегии – «Форсайт-2020». В качестве основной задачи проекта, спонсорами которого выступили мэрия города и ЧерМК, обозначен поиск «перспективных ниш и направлений развития городской экономики, которые обеспечат более сбалансированный по источникам бюджет и занятость населения». Первые наработки в рамках «Форсайта» уже получили одобрение Минрегионразвития РФ – мэр города Олег Кувшинников ознакомил с ними участников инвестиционного форума в Сочи.

Свой взгляд на будущее компании глава «Северстали» обозначает как «осторожный оптимизм». Он считает, что новая экономическая реальность дает прекрасные, хотя и небезусловные перспективы: «Мы вернем свою доходность или в значительной степени восстановим ее. В плохое время, в моменты сезонных спадов, будем зарабатывать немного денег. В подъемы – много. И так, по всей вероятности, переживем колебания рынка, которые в ближайшие два-три, а может, и четыре года будут нас беспокоить». 

Череповец