Кто сказал, что идти в гору легко?

Экономика дает нам сигналы: кризис закончился, идем не подъем. Весной зафиксировано снижение безработицы. Эта тенденция продолжилась также в летние и осенние месяцы. Отраслевые показатели начинают сокращать разрыв с сопоставимыми данными докризисного периода. Стабилизировалось энергопотребление. «Быки» заметно потеснили «медведей», приободрив владельцев акций отечественных компаний. Рубль окреп, и его незначительные колебания воспринимаются как нормальные явления спокойного рынка. Худшее позади – дно пройдено, говорят первые лица государства.

Психологическая разгрузка после тяжелого года стране необходима. Хотя бы в форме удлиненных новогодних каникул. Ведь само понятие «подъем» требует свежих сил, а начало восхождения – большого напряжения для бизнеса. Известно, что в период рецессии экономика как бы сжимается с целью накопления стартовых резервов для подъема.

Думаю, влияние психологии, которое отражается на полках магазинов и кредитных рынках, не менее значимо, чем это принято утверждать в отношении рынка ценных бумаг. Потребительский спрос составляет львиную долю совокупного, а потому от нашего желания приобрести товар или же повременить с покупкой зависит целая цепочка экономической жизни. Иными словами, если мы поверим, что начался подъем, то это стимул начать делать покупки. И получается, что даже если мы заблуждаемся, своим поведением на рынке провоцируем подъем.

Нельзя сказать, что кризис принес в нашу жизнь сплошной негатив. Инфляция за одиннадцать месяцев текущего года заметно ниже прошлогодней. Каковы бы ни были истоки инфляции, вне зависимости от того, в спросе или предложении заключен ее основной виновник, мы встречаемся с ростом цен в ответ на возросшие финансовые возможности на рынке. Если речь идет об инфляции спроса, велика вероятность, что причина кроется в росте денежной массы вследствие возрастания доходов общества. Когда же мы говорим об инфляции предложения, то рост себестоимости нередко вызван необходимостью заложения более высоких доходов продавцов экономических ресурсов. А значит, вне зависимости от причины, рецепт один – упреждающий рост производительности труда. Или рост оплаты труда должен следовать непосредственно за ростом производительности труда, и лучше не обгоняя, а даже немного пропуская вперед.

По мнению специалистов, чья работа связана с принятием сложных оперативных решений в условиях чрезвычайных ситуаций, самое сложное – период нарастания или усугубления проблемы. В это время надо быть максимально внимательным и осторожным. Когда же проблема локализована и ее усугубление маловероятно, работать становится намного проще, даже несмотря на то, что сама работа еще только начинается. То же можно сказать и о цикличности экономики. Осознание того, что мы прошли дно, означает, что проблемы никуда не ушли и большая часть работы еще впереди. А радостная эйфория должна смениться трезвым анализом ситуации и выводами из произошедшего.

Кризис как бы поделил мир на до и после него. Раньше мир давал возможность зарабатывать деньги, используя простые рычаги. К примеру, купля-продажа недвижимости с использованием заемных средств (в этом отношении европейские страны мало чем отличались от Америки). Или проекты микрокредитования, девелопмент, развитие торговли. Рост стоимости ресурсов при одновременном сжатии спроса поставил простые и распространенные схемы на грань банкротства. И мы вновь заговорили о нанотехнологиях, внутренних резервах повышения производительности факторов производства. Той же земли, что скупалась в докризисные годы в надежде на перепродажу или просто из-за явно заниженной стоимости. Настало время обратить внимание на ресурсы, фактически лежащие у нас под ногами.

Возьмем, к примеру, Псковскую область. Изначально она развивалась как торговая и аграрная. В советское время регион получил промышленное развитие через создание производств, входивших в сложные цепочки связей, обслуживавших в том числе крупные ленинградские объединения. Разрыв цепочки в перестроечный период поставил многие предприятия в сложное финансовое положение и обусловил существенное изменение в структуре занятости населения. Тогда смещение произошло в сферу услуг, и сейчас торговля занимает ведущую позицию в структуре. Сельское хозяйство оказалось менее интересной отраслью для многих из тех, кому предстояло сменить род деятельности. В настоящее время мы наблюдаем концентрацию производства в отдельных отраслях (молочное животноводство, птицеводство) при множестве мелких ниш, которые не спешат занять высвобожденные вследствие последнего кризиса.

Простые расчеты позволяют создать модели предпринимательской активности в отрасли и даже задать определенный уровень рентабельности. На все пессимистические «но» и «нет» успешные предприниматели – владельцы небольших агропредприятий говорят: «Сельское хозяйство может быть выгодным бизнесом». Говорят, потому что знают это из практики. На селе не хватает управленцев, рассматривающих агропроизводство не как обузу и сферу приложения госдотаций, а как одну из ниш для развития малого бизнеса. Не секрет, что вход в большинство сфер уже труден. Высокая конкуренция в привлекательных сегментах не позволяет использовать их как поле для экспериментов в становлении предпринимательской деятельности. Поле села как нельзя лучше подходит на роль такой стартовой площадки. Хотя бы потому, что многие случайные люди и те, кто стремится сделать деньги на быстрых спекулятивных операциях, обходят стороной сферы, требующие от создателя бизнеса приложения больших физических усилий. «Сельским хозяйством нельзя заниматься факультативно», – считает один из известных псковских аграриев. Добавляя, что готов помочь начинающему предпринимателю, и одновременно отмечая, что очередь из желающих не выстраивается.

Послекризисный мир должен изменить структуру занятости населения. Компании осознали возможность работы с меньшими затратами на управление и персонал. В результате вряд ли стоит ожидать от них докризисного прироста рабочих мест. Невостребованные ранее отрасли самозанятости получают шанс для развития. Если говорить о Псковской области, таковыми могут стать возрождение сельского хозяйства и туризм. Уверен, в каждом регионе еще есть непаханые поля.