Скрытые возможности

Молчаливое согласие – это ведь тоже стимул к тому, чтобы идти до конца

Европейцы, безусловно, молодцы, что любят напомнить своим гражданам о тех угрозах, которые таит в себе следование общественному мнению и в целом массовая культура. Недавно один из центральных каналов французского телевидения провел своеобразный опыт – попытался определить, какую власть имеет ТВ над своими зрителями. Компания объявила о запуске нового ток-шоу и набрала 80 добровольцев (для первого пилотного выпуска). Участникам объяснили простые правила: они будут задавать своему партнеру (им говорили, что он такой же доброволец, а в действительности это был актер) вопросы и в случае неправильного ответа наказывать его электрическим разрядом (участникам продемонстрировали, что заряд настоящий, хотя в шоу настоящий заряд, конечно, не пускали). Причем по ходу шоу разряд постоянно увеличивался, вплоть до показателей, опасных для жизни (как объяснили испытуемым). Такое вот незатейливое ток-шоу, такая «Экстремальная зона» (так оно называлось).

И что же добровольцы? 65 из 80 оказались готовы замучить второго участника шоу до смерти (хотя ближе к концу актер кричал, умолял отпустить его и закончить игру). Они, конечно, делали это без особой радости – наоборот, нервничая, порываясь уйти, постоянно обращаясь к ведущей с вопросами, стоит ли продолжать (она неизменно давала положительный ответ). И только 15 человек из 80 отказались продолжить, как они думали, пытку, при этом долго извинялись, что подвели организаторов шоу.

Французы хотели показать, что это телевидение делает людей палачами, и в их документальном фильме напрямую об этом говорится. Но, кажется, показали все же несколько иное, а именно – фактор влияния молчаливого большинства. Ведь в студии сидели зрители, которые не выступали с осуждением действий испытуемого, а молча смотрели, и это не могло не оказывать определенного воздействия.

Тем более в этой игре в вопросы-ответы плюс удары электрического тока практически буквально повторялся американский эксперимент 1960-х годов, так называемый эксперимент Милгрэма. Тот был несколько проще, без студии и ведущего, но с руководителем медицинского исследования. Он давал указания испытуемому повышать заряд, чтобы увидеть влияние боли на память (как объяснялось). И тогда, в 1960-х, процент отказавшихся был в два раза выше – 15 из 40 (в дальнейших экспериментах более четко обозначилось соотношение: 35% «гуманистов» против 65% способных под давлением авторитетной личности замучить до смерти). И вряд ли мы столь стремительно деградировали за последние 40 лет, скорее все же надо признать, что наличие рядом молчаливо наблюдающих (без осуждения твоих действий) людей оказывает явное воздействие.

Французы на самом деле молодцы вдвойне – не только организовали шоу, но и сняли по его результатам документальный фильм, развернули массовую рекламную кампанию и показали в прайм-тайм. И, кстати, выяснили, что, несмотря на ажиотаж вокруг фильма, поднятый в интернете (анонс, огромное количество откликов и обсуждений), в реальной жизни более 86% телезрителей, включивших фильм, поспешили уйти на другой канал. Само по себе небезынтересное наблюдение, показывающее, что интернет во многом тоже есть некое немолчаливое большинство, которое оказывает соответствующее влияние на своих «жителей».

Но речь не об этом. А о нас. Тут ведь есть над чем задуматься и нам. С нашей-то историей беспрекословного подчинения авторитетам империи и партии (ее представителей). Мы признаем, что какое-то время жили в тоталитарном государстве, но как-то забываем, что центральная составляющая тоталитарного государства – массовая способность (или, может, желание) подчиняться любым указаниям, исходящим от власти.

Свойства человеческой природы совершенно идентичны и у американцев, и у европейцев (что в свое время показали последователи Милгрэма), и, очевидно, у россиян. Но можно понимать, до чего может довести эта психологическая особенность homo sapiens, и стыдиться (или ужасаться) этого, как делают или хотя бы пытаются делать в Европе. У нас, похоже, предпочитают не забивать голову подобными рассуждениями (что в целом понятно) или же вообще готовы назвать национальной чертой (что пугает).

И это только на первый взгляд кажется, что абстрактные способности к подчинению и влияние молчаливого согласия большинства с нашей объективной реальностью не имеют ничего общего. Например, сейчас много внимания уделяется сотрудникам милиции, кстати, подчиняющимся приказам (потому несущим частичную личную ответственность). Вот они поставили живой щит для неких нарушителей (не предупредив водителей, что они будут щитом), история стала известной, их как-то наказали. Но ведь до того подобные щиты выставлялись не раз и общество молчало, то есть побуждало милицию продолжать так работать. И если мы пойдем дальше и начнем разбираться в других случаях преступления закона, упремся в то же – они так делают не потому, что злодеи и садисты, а потому, что ответственность на себя берет другой, а общество своим молчанием подбадривает.

Может быть, все же пора занять более активную позицию по отношению к произволу представителей власти? Судиться или обращаться в другие инстанции. Или на выборы начать ходить, хотя бы в муниципалитеты. Чтобы как-то уйти от молчаливого согласия с действиями тех, кто облечен властью. Ведь это самообман, что тот, кто преступает закон, не пойдет дальше определенной черты, а тот, кто ворует, рано или поздно наворует столько, что ему уже хватит и он остановится. Пока позволено и нет ответственности, человек идет до конца – это в его природе.