Мост имени Рокара

Внятных объяснений происшествия с новым мостом через Волгу пока не последовало. Это ставит под сомнение качество многих последних инженерных разработок

Волгоград не относится к Северо-Западу России, но случившееся в этом городе, по сути, может повториться в любом из российских регионов, в том числе и у нас: в СЗФО строится много сложных технических сооружений, включая мосты. И важно сделать правильные выводы из происшедшего.

Волгоградцам повезло: очередное техногенное происшествие обошлось без жертв, пострадавших и даже видимых повреждений конструкций. Продольные колебания пролетов нового моста через Волгу с амплитудой до метра произвели жуткое впечатление, но пощадили и людей, и сооружение. Так везет не всем – известно около 20 похожих ситуаций, которые привели к жертвам и разрушениям.

По словам очевидцев, вечером в четверг 20 мая на мосту началось колебание межпролетных участков, асфальтовое покрытие пошло волнами. В этот момент на мосту находилось множество автомобилей, которые в результате колебаний подкидывало и разворачивало в воздухе на 180 градусов. Водители в панике выезжали на встречную полосу, пытались как можно скорее покинуть опасную зону, выскакивали из машин. К счастью, никто не пострадал. Движение по мосту остановили, однако колебания продолжались, и эту картинку наблюдали многочисленные зрители большинства телевизионных каналов.

По словам заместителя министра транспорта РФ Олега Белозерова, «судя по видеозаписи, колебание составляло порядка 40 см. Но это предусматривалось в рамках допустимого растяжения металла в данной конструкции». В Волгограде уже побывала передвижная лаборатория, сделавшая ультразвуковое обследование сварных швов моста. Кроме того, проведены повторные испытания, которые делаются обычно при сдаче объекта.

Специалисты пытаются установить причины такого амплитудного колебания. Представитель Минтранса считает, что среди них предварительно можно назвать скорость ветра – она достигала 16 м/с. «Частоты балочного моста попали в спектр ветрового воздействия. Произошел захват и, как результат, резонирующее явление. Более того, комиссия сделает такую запись в протоколе, что необходимо вносить коррективы в СНиПы и корректировать нормы», – пояснил генеральный директор института «Гипростроймост» Игорь Колюшев. Однако такой ветер для Волгограда – периодически повторяющееся явление. Версии о сейсмическом толчке и сбросе воды из водохранилищ как причинах колебания моста не подтвердились.

Вице-губернатор Волгоградской области Игорь Пикалов, выдвинувший версию сейсмического воздействия, полагает, что для наблюдавшегося воздействия на конструкции моста ветер должен был дуть под определенным углом. «По мнению специалистов, это редчайший случай», – отметил он. Даже если подобное возможно раз в 100 лет, областные власти будут просить проектировщиков укрепить конструкции моста. «Нам, честно говоря, такие аттракционы больше не нужны», – сказал Пикалов.

Маловероятно, что причиной столь сильных колебаний могла стать ветровая и волновая нагрузка, считает главный инженер воронежского филиала компании «ВТМ Дорпроект» Павел Чураков, занимающийся проектированием мостов. «Методика расчета любого мостового сооружения учитывает все природные и сейсмические факторы места, на котором оно будет построено. Факторы строго регламентированы», – уверяет он. «В данном случае либо мы имеем дело с уникальнейшим сочетанием внешних воздействий, которых просто до сих пор не происходило, либо это ошибка в расчетах несущей способности опор и пролетного строения», – говорит Чураков.

Общественное мнение вынесло другой приговор, обвинив во всем человеческий фактор: российские проектировщики не умеют проектировать, а строители – строить. Развалили, разворовали, вот теперь и живи в страхе. После катастроф на Саяно-Шушенской ГЭС и шахте «Распадская» обыватель склонен этому верить. Однако все не так просто.

Проектирование моста проведено на излете советской власти, а его сооружение началось в 1996 году. Из-за недостаточного финансирования к 2005 году выполнено лишь 40% работ первого этапа. К этому времени правительство приняло федеральную целевую программу, по которой все мосты-долгострои решено завершить за четыре года, и в проект пошли деньги федерального бюджета. Работы вел «Волгомост» (входит в строительный объединенный концерн самарской группы «Сок»), получивший 16 млрд рублей финансирования. Руководство «Волгомоста» так сформулировало предварительную причину случившегося: «Сила и скорость ветра превысили расчетную величину для данного района Волгоградской области. Вследствие этого возникли упругие аэродинамические колебания балки пролетного строения в пролетах 155 м. Величина прогибов достигла сверхнормативных для эксплуатации величин. Такое явление для моста балочной системы наблюдается впервые в мировой практике».

Французский ученый Ив Рокар после второй мировой войны провел системное исследование устойчивости подвесных мостов под действием ветровой нагрузки. В его книге «Неустойчивость в механике: автомобили, самолеты, висячие мосты», переведенной на русский язык еще в 1959 году, дается, в частности, подробное описание известной катастрофы Такомского моста, которая произошла вследствие автоколебаний.

Президент Дмитрий Медведев поручил контрольному управлению президента и Генпрокуратуре проверить обстоятельства проектирования, строительства и эксплуатации моста, соблюдение при этом соответствующих нормативов и требований. И это хорошо, хотя вряд ли в составе этой комиссии и в выработке решений и рекомендаций будет преобладать мнение инженеров, которые сегодня загнаны чиновниками и менеджерами на задворки жизни.

Однако решение вопроса, судя по всему, выходит за рамки компетенции чиновников и прокуроров и требует участия специалистов уровня Ива Рокара. Выполнить эту работу – долг российских ученых и инженеров. Лишь тогда мы будем спокойны не только за волгоградский и другие волжские мосты, но и за петербургский вантовый.