Литва жмет на газ

У Литвы появилось новое увлечение – она хочет принять участие в газовой революции

Литва давно стремится преодолеть энергетическую изоляцию и диверсифицировать поставки энергоресурсов. Именно здесь появился термин «энергетическая безопасность», который благодаря настойчивости Вильнюса включен в основные стратегические документы ЕС.

Правда, в зависимости от ситуации на мировом энергетическом рынке способы достижения этой цели меняются. Еще два-три года назад ставка делалась на проекты строительства новой Висагинской АЭС и электромоста в Польшу. Сегодня на первый план вышла газовая тема, предусматривающая создание в Клайпеде терминала для сжиженного природного газа (СПГ) и объединение газовых систем Литвы и Польши (проект Amber Line).

Смена энергетических ориентиров стала очевидна на Совете государств Балтийского моря (СГБМ), проходившем в Вильнюсе в начале июня, в беседах президента Литвы Дали Грибаускайте и премьера Андрюса Кубилюса с главой Еврокомиссии (ЕК) Жозе Мануэлем Баррозу. Однако единого мнения у литовских политиков и ЕК пока нет. Если Грибаускайте заявила журналистам, что на газовую смычку с Польшей «будут выделены европейские средства», а терминал станет «серьезной конкуренцией российскому газу, так как будет можно ввозить его из любых стран», то Баррозу на совместном с Кубилюсом брифинге упомянул лишь о политической поддержке.

«Будем обсуждать, если потребуется, финансовую помощь. Посмотрим, как будет развиваться этот проект… Пока не вижу никаких проектов или специфических просьб. Когда будут проекты, проведем анализ и обсудим возможности, исходя из их пользы», – подчеркнул он. Также Баррозу не посчитал уместным на данной стадии выделение со стороны ЕК координатора проектов, предлагая закрепить эту роль за группой, созданной при СГБМ для реализации плана создания объединенной Балтийской энергетической системы.

Газовая революция

Примечательно, на каком фоне появились два литовских газовых проекта. О строительстве терминала для СПГ заговорили года два назад под впечатлением от успехов Катара, где в 2005 году была запущена первая в мире интегральная система по добыче и производству сжиженного газа Qatargas2. Это был объект нового поколения, на строительство которого потрачено 13 млрд долларов. Его преимущество состояло в повышении на 50% эффективности производства СПГ по сравнению с существующими заводами. Производственная цепочка состоит из трех морских и полностью автоматических газодобывающих платформ, заводских объектов по трехфазовой переработке и сжижению газа, пяти гигантских складских цистерн, двух причалов и флота из 14 новейших судов, предназначенных для транспортировки СПГ.

Крупные объемы СПГ стали поставляться в Великобританию через новейший терминал в Южном Уэльсе. Катарским газом заинтересовалась и Польша. Варшава приняла решение построить терминал для СПГ в Свиноуйсьце, которое было подкреплено подписанием в июне 2009-го договора с Катаром на ежегодные поставки 1 млн кубометров СПГ. Это эквивалентно 1,4 млрд кубометров трубного газа и составляет примерно 10% текущих потребностей Польши.

Поначалу литовцы пробовали договориться с Латвией и Эстонией о совместном инвестировании в строительство терминала, но эта затея увязла в переговорах, поэтому было принято решение действовать в одиночку.

Проект Amber Line и вовсе свежий – он родился уже при нынешнем правительстве и, в сущности, озвучен в 2010 году. Думается, в данном случае на Вильнюс большое впечатление произвели сообщения из Польши об обнаружении в ее северных и центральных районах сланцевых месторождений, схожих по структуре с залежами Барнет в Техасе (США). В польских СМИ появились заявления специалистов, оценивающих размеры нового эльдорадо от 1,5 до 3 трлн кубометров сланцевого газа, которого стране должно хватить на 100-200 лет. Крупнейшие мировые концерны Exxon, Chevron, Conoco, осваивавшие сланцевые кладовые в Америке, уже готовы приступить к разведке и пробным бурениям. «Их результатов нужно будет подождать еще несколько лет, но если прогнозы подтвердятся, это станет абсолютной революцией на газовом рынке Польши», – утверждает эксперт по энергетике из Института Собеского Томаш Хмаль.

Это позволило министру энергетики Литвы Арвидасу Сякмокасу предположить, что поляки будут заинтересованы в объединении своей газопроводной системы с литовской, чтобы обеспечить себе доступ к Инчукалнскому подземному газохранилищу в Латвии. Ну а Литва сможет получать, в том числе и с помощью польского терминала для СПГ, газ от «альтернативных поставщиков».

Интерес к сланцевому, так называемому неконвенциональному газу, то есть труднодоступному и рассредоточенному на больших территориях, возник благодаря тому, что в США были апробированы и освоены новые технологии – гидравлического дробления и горизонтального бурения, которые резко снизили затраты на добычу. Это помогло американцам в четыре раза увеличить объемы добычи газа и в прошлом году выйти на первое место в мире по этому показателю, обогнав Россию. Себестоимость газа при этом сократилась более чем вдвое.

Этот успех вскружил голову не только полякам: разведка уже ведется в Австрии, Германии, Венгрии и других странах. Согласно рапорту World Energy Outloock за 2009 год, в течение ближайших 20 лет половина углеводородов, сжигаемых человеком, будет неконвенционального происхождения. А некоторые восторженные аналитики предрекают падение мировых цен на газ, отказ от гронингенской системы (когда стоимость газа привязывается к ценам других энергоносителей) и переход к обычной рыночной (спотовой) торговле.

Литовское эхо

Под впечатлением от польских сенсаций о возможности обнаружения собственного мини-эльдорадо заговорили и в Литве – специалисты обращают внимание на схожесть ее подземных структур с польскими.

Впрочем, глава Литовской геологической службы Юозас Моцкявичюс весьма осторожен в оценках и не видит оснований строить иллюзии до тех пор, пока поляки не получат результаты разведки и пробных бурений. А на это потребуется около десяти лет. Сама добыча сланцевого газа требует огромных капиталовложений. По мнению Моцкявичюса, даже если добыча и начнется, она будет играть вспомогательную экономическую роль. «То, что сланцевые источники нужно исследовать, а если возможно, и потреблять, не вызывает сомнений. Но строить на этом политику, рассчитывая, что Польша станет вторым „Газпромом“, а Литва решит энергетические проблемы, не стоит», – считает он.

По словам члена Экономического комитета Сейма Юлиюса Весялки, о том, что в Польше и других районах теоретически может быть сланцевый газ, он слышал в начале 1990-х годов, еще будучи министром экономики страны. И будь все так просто, то Европа, которая не жалеет средств на поиск и освоение новых источников топлива и вкладывает огромные средства в добычу нефти на морском шельфе, давно бы начала этим заниматься.

Он также не видит выгоды для Литвы от трубы и терминала в Свиноуйсьце. На его взгляд, фраза Сякмокаса «сможем получать газ из других источников» звучит довольно академично и бессодержательно. Ведь от катарской нефти Литве явно ничего не перепадет, а другим преимуществом использования трубы пока теоретически может быть только российский газ. Но даже если у Польши образуется избыток «голубого топлива», то, поступая таким странным путем, оно станет существенно дороже, уверен Весялка.

Поэтому некоторые политологи усматривают в нынешней активности чисто психологические мотивы. Как считает один из них, Томас Януленис, во-первых, в атмосфере ажиотажа вокруг сланцевого газа можно попытаться выпросить у Брюсселя финансирование для собственных проектов. Во-вторых, Вильнюс может использовать альтернативные проекты как аргумент в торгах с «Газпромом» по поводу цен. Не случайно Кубилюс на встрече с Владимиром Путиным подробно рассказывал ему обо всех этих планах.

Однако Россия тоже готовится стать серьезным игроком на рынке СПГ. Как полагает аналитик российской компании «Тройка Диалог» Валерий Нестеров, конкуренция побуждает и «Газпром» всерьез заняться СПГ, в частности он ведет переговоры о поставках СПГ в Европу со Штокмановского месторождения, отмечает Нестеров.

Поляки же ведут себя весьма прагматично. И не случайно в разгар ажиотажа вокруг сланцевого газа премьер-министр Польши Дональд Туск во время встречи с Путиным в Смоленске договорился о подписании соглашения на поставки российского газа в течение 15 лет, причем с увеличением квоты с 8 до 11 млрд кубометров в год. И факт остается фактом – премьер поступил по формуле «лучше синица в руке, чем журавль в небе».     

Вильнюс