Обречены на развитие

Спецвыпуск
Москва, 23.08.2010
«Эксперт Северо-Запад» №30-33 (476)
У Архангельской области, обладающей мощным промышленным потенциалом, нет иного пути, кроме постоянного обновления производственных мощностей. Иначе регион потеряет конкурентоспособность

Архангельская область – один из крупнейших промышленных регионов Северо-Запада России: здесь расположены несколько крупных производств федерального значения, в частности в сферах судостроения и лесопромышленного комплекса. Кроме того, в области более сотни средних по объему выпускаемой продукции предприятий, на которых работают программы модернизации оборудования и внедрения новых стандартов менеджмента. Какие проекты обновления производственных мощностей реализуются на территории региона, с какими проблемами сталкивается бизнес и каким образом государство может ему помочь? Об этом шла речь на круглом столе «Модернизация региональной экономики. Проблемы и решения», состоявшемся в середине августа в Архангельске. Круглый стол был организован журналом «Эксперт Северо-Запад» при поддержке правительства Архангельской области.

Модернизация производства необходима – это аксиома, с которой не спорил ни один из участников круглого стола. Воля и желание собственников – вот первый этап модернизации. Если собственник не хочет обновлять производство, никакой модернизации не будет. Второе – рынок сбыта. Бессмысленно затевать модернизацию, если не знаешь, продашь ли ты свой товар. Третий по степени важности фактор – наличие грамотно разработанного бизнес-плана.

Собравшиеся в здании правительства Архангельской области бизнесмены эти три этапа уже преодолели. Оживленная дискуссия возникла вокруг других, не менее важных вопросов – степени поддержки государством обновления производства в частных промышленных компаниях и условий финансирования инвестиционных проектов. Если архангельские предприятия будут строить свою деятельность в рамках этих факторов, учитывать их влияние и значимость, то модернизация в регионе пойдет гораздо быстрее.

Убрать тромбы

Экономика Архангельской области постепенно восстанавливается, один из основных показателей внушает оптимизм – индекс промышленного производства демонстрирует стабильную динамику роста, считает заместитель губернатора области по экономике и финансам Александр Дементьев. Эта положительная статистика обусловлена эффективным менеджментом предприятий, благоприятными условиями, которые создало правительство области для привлечения инвесторов и реализации проектов модернизации.

  Фото: архив «Эксперта С-З»
Фото: архив «Эксперта С-З»

Речь прежде всего идет о принятом в 2009 году областном законе «О налоговых льготах при осуществлении инвестиционной деятельности на территории Архангельской области», который предусматривает для крупных инвесторов льготы по налогам на прибыль и имущество организаций. При реализации закона компании-инвесторы могут за счет льгот по налогу на прибыль организаций и по налогу на имущество компенсировать значительную часть произведенных затрат на капитальные вложения. «Создана унифицированная процедура сопровождения инвестиционных проектов, она позволяет как минимизировать сроки прохождения согласительных процедур, так и снимать возможные тромбы и шероховатости при реализации проектов», – замечает Дементьев.

Однако в регионе отмечают, что принятых законодательных мер недостаточно. «Мы приступили к составлению программы активизации инвестиционной деятельности на 2011-2012 годы. Это будет долгосрочная областная целевая программа, в которой найдут отражение инструменты государственной поддержки инвестиционной деятельности, которые мы считаем необходимым реализовать для качественного роста архангельских предприятий», – объясняет министр экономического развития Архангельской области Сергей Аверин. Среди основных пунктов – развитие промышленных парков и другие экономические инструменты, которые, как планируют областные чиновники, помогут привлечь в регион новых инвесторов.

По мнению Аверина, в области огромные резервы для роста предприятий. Гипотез, почему эти резервы до сих пор не востребованы, по сути, три. Первая: некоторые бизнесмены полагают, что модернизация промышленности – забота государства. Да, власть предоставляет определенные стимулы в налоговой и таможенной сферах, администрировании, но предпринимаемых усилий недостаточно. Потому, мол, модернизация производства затормозилась. Вторая версия основана на том, что модернизация – вещь дорогостоящая. При доле инвестиций в основной капитал в размере 20-30% ВВП необходимый объем инвестиций составляет от 8 до 14 трлн рублей. При этом источники финансирования – капитальные вложения предприятий: 85% объема финансирования. Кредиты банков, в свою очередь, составляют всего 4% общего объема. Собственникам не хватает средств для финансирования инвестиционных проектов. И третья гипотеза – отсутствие качественного кадрового потенциала. Ведь инновационный менеджмент – это совершенно иной подход, отличный от традиционного, при построении и стратегического менеджмента, и операционного.

Матрица взаимодействия

В Архангельской области работают более 30 банков, в основном это региональные филиалы крупных федеральных финансовых институтов. «Реальный сектор экономики, в том числе его инвестиционная активность, в первую очередь зависит от финансовых ресурсов. Кредиты, если рассуждать прямолинейно, выделяются на принципах платности, возвратности и залогового обеспечения», – говорит Александр Дементьев. Готов ли банковский сектор обеспечить потребности модернизации? Что необходимо сделать, чтобы этот вклад был более весомым? Управляющий филиалом «Архангельский» банка «ВТБ Северо-Запад» Евгений Горбунов полагает, что первоочередная задача – заменить краткосрочные кредиты, на которые банки вынужденно перешли в кризисные годы, на длинные деньги. Это можно сделать только при условии участия кредитных организаций в финансировании качественных и крупных инвестиционных проектов сроком свыше пяти-семи лет.

Для «ВТБ Северо-Запад» первым подобным проектом обещает стать участие в программе модернизации Соломбальского лесопильно-деревообрабатывающего комбината (ЛДК), входящего в группу «Соломбалалес». «На примере Соломбальского ЛДК мы отработаем матрицу взаимодействия администрации области, кредитного института и собственников предприятия. Это сложный проект, мы долго к этому шли», – рассказывает Горбунов. «Мы высоко оцениваем сотрудничество с „ВТБ Северо-Запад“, оказавшимся именно тем банком, от которого мы реально получили встречные импульсы по реализации нашего проекта. На ЛДК инвестиции солидные – несколько миллионов евро, и первые результаты сотрудничества с банком показывают, что проект действительно реален», – подтверждает председатель совета директоров Соломбальского ЦБК Александр Пластинин.

В перспективных планах «ВТБ Северо-Запад» – участие в проектах по модернизации Архангельского целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК) и Онежского ЛДК. «Кредитование предприятий лесопромышленного комплекса сопряжено с рисками. Например, зачастую предприятиям леспрома не хватает залоговых инструментов, поэтому здесь очень важны налоговые преференции и иные субсидии, которые государство могло бы предоставлять в рамках кредитования инвестиционных проектов», – уточняет Горбунов.

«Готовы ли банки финансировать модернизацию? Ответ очевиден: да. С начала года началось ставочное ралли: банки, конкурируя на рынке оживающей после кризиса промышленности, стали снижать ставки кредитования. Сейчас ставки опустились очень значительно, и дальнейшего движения вниз я не прогнозирую», – поделился руководитель представительства Альфа-Банка в Архангельске Сергей Ребцовский. «Кредитовать на пять-семь лет – это реально, но надо внимательно изучать проект. Вопрос в том, что за последние два – два с половиной года рынки сбыта у заемщиков изменились. И теперь важно понимание, насколько клиент умеет вести бизнес в новых условиях – подстраиваться в каждом конкретном случае», – размышляет Ребцовский.

«Чтобы заниматься новыми проектами, мы должны четко понимать и чувствовать друг друга, – соглашается Горбунов.  – Бывают клиенты, с которыми отношения складывались десятилетиями, проходили разные этапы взаимодействия – и отличные, и хорошие, и не очень хорошие. Когда появится новый проект, будем смотреть немного иначе. Но в любом случае мы готовы участвовать во всех инвестпрограммах, которые есть на данный момент в области. Главное – возвратность. Это важная составляющая, – подчеркивает он. – На данный момент просрочка филиала в Архангельске составляет менее 0,1% от выданных кредитов, в то время как по корпоративному портфелю банков СЗФО она превышает 7%. Это результат взвешенной политики, которая ведется в течение нескольких лет. Риск должен быть обоснованным. Мы будем искать его разумные пределы».

«Мы пользуемся услугами одного из региональных банков, привлекаем средства, но весьма ограниченные. Стараемся ориентироваться на собственные возможности. Опасность существует: мы не настолько стабилизировали ситуацию в экономике, чтобы для промышленников она была благоприятной», – замечает директор машиностроительной компании «Оптимист» Павел Герасимов.

По той же схеме – расчет только на себя – проводит модернизацию и архангельское предприятие «Архангельскхлеб». «У нас форма собственности – народное предприятие, и каждая копейка на счету. Но любое оборудование нуждается в модернизации. Проводим ее за счет собственных средств – это очень медленный процесс. Инвестируем постепенно, поэтапно. На предприятии желательно устанавливать полностью новую производственную линию. Прежде всего требуется кулер для охлаждения хлебобулочной продукции. Благодаря этому оборудованию сроки хранения хлеба значительно вырастут, что дает дополнительные возможности для поставок продукции не только в ближайшие к Архангельску районы, но и в другие города области, к примеру в Плесецк или Мирный», – конкретизирует и.о. генерального директора «Архангельскхлеба» Лариса Лазовская.

Ребцовский уверен, что если бы «Архангельскхлеб» использовал привлеченные ресурсы и правильно просчитал степень их влияния на бизнес, с учетом процентных ставок и прочих условий, экономический эффект от модернизации комбината был бы другим. «Я встречаю людей, которые говорят: „Мы боимся брать банковские кредиты: мы не знаем, что будет дальше“. То, что банки обеспечивают всего 4% объема финансирования модернизации, – это не только за счет того, что банки сказали: „Нет, у вас финансовое состояние плохое“. Это происходит и потому, что бизнес опасается брать кредиты. Не совсем обоснованная боязнь кредитования, отсутствие уверенности в перспективах своего развития», – считает он.

Александр Пластинин указывает еще на одну проблему финансирования в Архангельской области: региональные банки ограничены в самостоятельности, потому что все они, как правило, филиалы – головные офисы расположены в Москве и Петербурге. «Хотелось бы, чтобы у местных банков было больше самостоятельности в принятии решений. Если в регионе есть крупный инвестиционный проект, а местные банки не могут обеспечить финансирование, нам никто не запрещает напрямую выходить на офисы банков в Москве и Санкт-Петербурге, в том числе на те, филиалы которых не представлены в Архангельске», – рассуждает он.

Евгений Горбунов сетует на то, что у региональных банков практически нет клиентов среди предприятий военно-промышленного комплекса – одного из основных экономических сегментов Архангельской области. При этом государство финансирует программы таких предприятий напрямую либо через крупные банки с государственным участием. «Используя потенциал коммерческих банков, кредитные ресурсы, которые ныне дешевле, чем год назад, можно высвободить средства государства для решения иных проблем социальной направленности», – утверждает он.

Постепенно восстанавливают свои обороты и лизинговые компании. Но Сергей Ребцовский обращает внимание на то, что лизингодатели значительно сузили свое предложение, предпочитая работать только с высоколиквидными активами. «Когда речь идет о лизинге автомобиля, решение принимается очень быстро. Но если предприятию нужно получить станок и установить его в отдаленном районе области, тут возникнут проблемы», – констатирует он. «Мы финансируем проекты в различных районах области, – возражает заместитель архангельского филиала компании „Балтийский лизинг“ Леонид Порохин. – Вопрос в финансовой устойчивости лизингополучателя. Если она подтверждена официальными документами, никаких проблем не будет».

Луддиты живее всех живых

Павел Герасимов убежден, что обсуждать кадровый потенциал инновационных предприятий рано. Прежде необходимо разобраться с проблемами людей, которые в ходе обновления производства станут безработными: любая модернизация подразумевает большую степень автоматизации.

  Фото: архив «Эксперта С-З»
Фото: архив «Эксперта С-З»

«Инновации, поставка нового оборудования, „умных„ станков делает неизбежным высвобождение работников. А куда мы их денем? Промышленники ощущают сопротивление низового (рабочего) и среднего (инженерно-технического) звеньев, которые против „умных“ станков: их головы не будут востребованы», – отмечает Герасимов. Александр Пластинин подтверждает, что в современных условиях есть последователи луддитов – участников стихийных выступлений рабочих Великобритании против внедрения машин в начале XIX века: «Есть такие настроения среди рабочих: могут и сломать новую машину». «Основная масса людей не готова к работе в новых условиях, поэтому модернизация и не может идти успешно. Должно вырасти новое поколение», – полагает Герасимов.

«Но это абсолютно неправильный подход: если люди не готовы развиваться, значит, предприятие будет стоять на месте. Если отложим модернизацию, никуда не сдвинемся. Просто топ-менеджерам необходимо заставлять подчиненных смотреть на два шага вперед. И минимизировать социальные риски тех, кто может оказаться без работы в результате внедрения новых технологий», – уверен директор филиала «МРСК Северо-Запада» «Архэнерго» Юрий Ямпольский. «Да, в рамках модернизации, например, на нашем комбинате дополнительные рабочие места создаваться не будут. Но при этом мы гарантируем рост квалификации действующих сотрудников и, соответственно, их заработной платы», – конкретизирует директор по экономике и финансам Архангельского ЦБК Дмитрий Зылёв. «От индустриального развития мы уходим, переходим к локальным ресурсосберегающим производствам – менее трудоемким. И процесс высвобождения персонала неизбежен. Но он компенсируется повышением экономической эффективности. Должна получиться адаптированная сбалансированная экономика», – поясняет Сергей Аверин.

Не помощь, а поддержка

Модернизация архангельских лесопромышленных предприятий – тема для отдельного разговора. «Основной проект Группы „Илим“ на Северо-Западе – строительство в городе Коряжме Архангельской области фабрики по производству офсетных и мелованных бумаг. Проект обойдется приблизительно в 270 млн долларов. По его завершении мы будем производить дополнительно чуть более 200 тыс. тонн бумаги, из которых приблизительно треть – мелованная, остальная – офсетная», – говорит председатель совета директоров Группы «Илим» Захар Смушкин.

При этом, по его мнению, сложилась парадоксальная ситуация: в стране есть деньги, но качество жизни сильно не меняется. «Идя и дальше этим путем, мы будем наращивать отставание, потому что высокие технологии потом придется просто покупать. То есть разработчики станут жить на то, что мы зарабатываем. Это, естественно, никого не устраивает. Вот почему мы, создав в свое время совместное предприятие с International Paper, давно выбрали для себя определенный сценарий – продвигаться от сырьевых полуфабрикатов, простых изделий, связанных с химической и механической переработкой древесины, к ритейлу. В этом направлении планомерно и движемся», – объясняет Смушкин. Кроме того, компания начала большую работу с двумя базовыми петербургскими институтами – Лесотехнической академией и Университетом растительных полимеров, с тем чтобы на их базе с помощью ресурсов «Илима» создать небольшое (сначала на 70-100 человек) наукоемкое подразделение: есть необходимость в создании внутренних наукоемких технологий.

Программа модернизации Архангельского ЦБК рассчитана до 2017 года, при первоначальных расчетах ожидалось, что общая сумма требуемых инвестиций составит порядка 300 млн евро. «Исходя из последних изучений рынка оборудования, мы пришли к выводу, что сумма эта может удвоиться», – уточняет Дмитрий Зылёв. Соответственно комбинату, исповедующему принцип софинансирования проектов, при котором 25-30% общего объема инвестиций – это собственные средства, необходимо изыскать дополнительные деньги. Остальное – привлеченные средства банков и других финансовых институтов. «У нас большой опыт привлечения денег как в российских, так и в иностранных банках. Прекрасно осознаем свои возможности. Дадут нам деньги или не дадут – это всегда индивидуально, с объективной оценкой финансово-экономического положения заемщика», – замечает Зылёв. Областная администрация выделила комбинату дополнительную лесосеку под проект реконструкции производства картона, который сейчас находится в завершающей стадии подготовки: технико-экономическое обоснование проекта подготовлено, обсуждаются технические вопросы, в том числе с потенциальными поставщиками оборудования.

«Что могло бы помочь нам в успешной модернизации? Это законы по льготам на налоги на прибыль и имущество, субсидирование процентных ставок под создание межсезонных запасов и как предприятию-экспортеру. Если у бюджета есть возможности для расширения позиций льготного налогообложения, то это нужно сделать обязательно», – говорит Дмитрий Зылёв, отмечая, что в ходе реализации программы комбинат будет закредитован и любая помощь по снижению финансовой нагрузки станет полезна. При этом очевидно, что долгосрочное развитие компании невозможно без краткосрочных тактических программ. «Мы несем убытки порядка 2,5-3 млн рублей в месяц по предоставлению водоснабжения городу Новодвинску. Конечно, все решения принимает городской совет. Но регулирование тарифов – государственная функция, на эту проблему нужно обратить серьезное внимание. Кроме того, потребуется помощь в выстраивании отношений с естественными монополиями, прежде всего с „Российскими железными дорогами“. Порядка 60% готовой продукции отгружается и более 70% потребляемого лесосырья поставляется железной дорогой, и есть вопросы во взаимоотношениях. Еще одна проблема – комбинат работает в круглосуточном и круглогодичном режимах, и мы ощущаем серьезные проблемы с отгрузкой готовой продукции в осенне-весенний период, когда в Архангельской области закрывают областные трассы либо вводят ограничения на федеральные и технологические дороги. Мы неоднократно поднимали вопрос о сокращении сроков закрытия дорог, однако решение до сих пор не принято», – перечисляет Зылёв.

«Давайте сразу определимся с понятиями, – предлагает в ответ Александр Дементьев. – Вам нужны меры поддержки, а не помощь. Помощь нужна тем, кто уже исчерпал свои ресурсы, не думаю, что Архангельский ЦБК входит в их число. И процентные ставки, и дороги, и инициативы в части естественных монополий можно обсуждать, но вы должны понимать, что налоговые преференции – это выпадающие доходы областного бюджета, которые потом идут на те же дороги, на поддержку социальных объектов. Поэтому здесь филантропии со стороны области быть не должно, в противном случае мы рискуем завести наш субъект в бюджетный тупик. Все эти моменты можно обсуждать и находить приемлемое решение». Зылёв соглашается и подтверждает, что комбинат будет развиваться независимо от льгот и преференций: «Мы обречены на развитие, шагов назад быть не может. А возможные льготы или субсидии – это просто бонусы, дополнительные инструменты, которые могут быть предоставлены нам со стороны государства».

Две ипостаси энергетиков

Предприятия энергетической отрасли Архангельской области заинтересованы в долгосрочном формировании тарифов, а соответственно – в наращивании инвестиционной составляющей, прогнозировании в средне- и долгосрочной перспективе того, что произойдет с основными средствами, а значит, сколько энергии потребуется экономике региона в дальнейшем. «Этот симбиоз задач, преследующих основную цель – полностью обеспечить потребности области в энергетике, должен найти эффективное решение», – заявляет Александр Дементьев.

«Серьезных инфраструктурных проектов по модернизации сетевого комплекса в Архангельской области не было более 20 лет», – подчеркивает помощник генерального директора «МРСК Северо-Запада» Валерий Мамонтов. При этом «МРСК Северо-Запада» позиционируется как субъект бизнеса с прогнозируемым сценарием развития. Потребление населения составляет на данный момент порядка 30% и имеет все предпосылки к увеличению. «Это константа, которая объективно не может быть уменьшена. В регионе активно развивается жилищное строительство, сносятся малоэтажные и возводятся более энергонасыщенные многоэтажные монолитные дома. Мощностей, которыми располагает сетевая инфраструктура, уже недостаточно», – поясняет свою позицию Мамонтов.

Основные центры питания сетевой компании не только не имеют свободной мощности, но и перегружены более чем на 110%. На сегодняшний день в зоне ответственности «Архэнерго» закрыты для технологического присоединения 39 подстанций, девять из которых – в Архангельске. Фактически в центральной части города нет возможности для подключения новых потребителей. «Модернизация сетевой инфраструктуры для нас необходима по определению», – утверждает Мамонтов.

Что в этой ситуации делать? «МРСК Северо-Запада» идет по общефедеральному энергетическому пути: обеспечивает надежность электроснабжения за счет средств, заложенных в тариф на передачу, осуществляет подключение новых потребителей на условиях договоров технологического присоединения. Вместе с тем в сетевой комплекс необходимо привлекать крупные инвестиции, чтобы работать на опережение. «На современном этапе самым эффективным инструментом является переход на регулирование тарифов по методу RAB – доходность на инвестированный капитал», – комментирует Валерий Мамонтов. «МРСК Северо-Запада», по сути, существует в двух ипостасях – и как инфраструктурная организация, от которой зависит развитие производств, и как самостоятельный хозяйствующий субъект, заинтересованный в собственной модернизации.

«Необходим перспективный план развития области, и развитие энергетики должно стоять в нем на первом месте. Сегодня мы являемся тормозом для развития промышленного потенциала области, потому что не можем обеспечить потребности в энергетике, живем тем, что создали отцы», – говорит Юрий Ямпольский. «Для бизнеса процесс подключения должен стать технологическим моментом, но никак не тяжелой финансовой нагрузкой. Пока объективно мы этого достичь не можем», – отмечает он.

В Архангельске за последние 20 лет не построено ни одной новой подстанции. «Мы намерены резко поменять ситуацию. Утверждена долгосрочная инвестиционная программа „Архэнерго“ стоимостью порядка 3,5 млрд рублей. За счет привлечения инвестиций в течение пяти лет мы сможем реконструировать значительную часть распределительных пунктов в Архангельске, построить подстанцию 110 кВ „Центральная“. В результате предоставим всем потребителям доступ к сетям, обеспечив ввод дополнительных мощностей в областном центре. Дальше нужно активно развивать весь сетевой комплекс региона», – рассказывает Ямпольский.

«Я не вижу институционных проектов по энергосбережению, нет плана перспективного развития генерирующих мощностей, сетевого комплекса. Что мешало в предыдущие годы вкладывать инвестиции в развитие подстанций? Все проблемы с энергообеспеченностью уже были бы решены, – рассуждает генеральный директор Архангельской сбытовой компании Николай Кривцунов. – Надо подумать и над тарифами: они просто не позволяют предприятиям конкурировать. У нас были случаи, когда потребители уходили, к примеру, в Вологодскую область, где энерготарифы ниже».

Преодоление барьеров

Вклад топливно-энергетического комплекса в валовый региональный продукт Архангельской области весьма значителен. По словам генерального директора компании «Роснефть-Архангельскнефтепродукт» Юрия Анисимова, в модернизацию собственных объектов ТЭК в регионе компания «Роснефть» в последние годы вложила более 5,5 млрд рублей. Особняком стоит проект модернизации терминала, который позволил в начале 2000-х годов увеличить объем экспорта нефти через Архангельск, что повлекло за собой развитие транспортной и логистической инфраструктуры.

Основной источник инвестиций – прибыль предприятия, амортизация и заемные средства, которые регламентированы внутренними корпоративными стандартами «Роснефти». «Мы выбрали следующий путь: модернизация мощностей и уход от простой перевалки темных продуктов к современным нефтепродуктам, в том числе к продукции нефтехимии. Большой объем работ связан с реализацией нефтепродуктов, в том числе для нужд лесопромышленного комплекса, для транспортных организаций», – рассказывает Анисимов. В качестве одного из барьеров он называет существенный рост арендной платы за землю. «Мы понимаем, что она должна меняться. Но увеличение должно быть постепенным. А что мы имеем сейчас? Рост платежей не в два-три раза – по отношению к 2009 году они выросли в 10 раз. Это дополнительно порядка 5% роста эксплуатационных затрат предприятия. Это снижение нашей доходной части, которую мы не сможем вложить в ту же модернизацию», – объясняет Анисимов.

Свои барьеры и у Архангельского ликеро-водочного завода. «У нас вообще очень сложно товаропроизводителям – тем, кто создает добавочный продукт. Нужны особые преференции, специальные программы по поддержке товаропроизводителей на уровне областного правительства. Я могу сейчас, без модернизации, удвоить объемы выпускаемой продукции. А если мы еще и обновим производство, можно будет поставлять продукцию в другие регионы. Раньше мы 25% продукции вывозили за пределы Архангельской области, а сейчас вообще ничего не вывозим», – поделился генеральный директор предприятия Игорь Мороз.

Для архангельского отделения компании «МегаФон» барьеры скорее технологические. «Начиная с 2008 года мы поэтапно модернизируем наши сети. Количество базовых станций в регионе у „МегаФона“ составляет порядка 255, при этом 200 уже переоборудованы под технологию 3G и, по нашим планам, до конца года процесс переоборудования будет полностью завершен», – говорит заместитель директора архангельского отделения Северо-Западного филиала «МегаФона» Андрей Балеевский. А строительство оптико-волоконной сети между Архангельском и Петербургом даст основу для мощного телекоммуникационного рывка.

По мнению Сергея Аверина, архангельским предприятиям свойственны две модели поведения на этапе модернизации. Первая, более сжатая по времени, – революционная. Вторая – скорее консервативная, более эволюционная. Кто прав, покажет время. «Мы адекватно оцениваем свои возможности. Механизм запущен, обратного пути нет. Есть понимание слабых мест, где мы недорабатываем, но есть и четкое понимание механизма преодоления и развития. Должен сформироваться класс инновационно мыслящих людей, которые готовы придать интенсивное развитие экономике. Иначе мы не сможем конкурировать ни по издержкам, ни по производительности труда», – убежден Аверин. 

Архангельск

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№30-33 (476) 23 августа 2010
Госуправление
Содержание:
Четвертый – лишний

Глава Калининградской области Георгий Боос скоро покинет свой пост. Президент и «Единая Россия» отказали ему в доверии из-за низкого уровня поддержки среди населения

Реклама