Не для ленивых

Татьяна Вильде
21 марта 2011, 00:00

Салават Хафизов: «Цена электроэнергии для некоторых потребителей возросла в этом году на 30-50%, и первое их движение было – пойти на улицу с плакатами и протестовать. Мы же предлагаем им другой способ борьбы с ростом цен»

Фото: архив «Эксперта С-З»
Салават Хафизов

Коммерческие потребители, получив счета на оплату электроэнергии за первые два месяца текущего года, пребывают в шоке. Вопрос сокращения расходов на электроэнергию стал ключевым. О том, где скрыты резервы экономии и как потребитель может воздействовать на цены, «Эксперту С-З» рассказывает директор Энергосбытовой компании Кировского завода Салават Хафизов.

– В 2010 году предприятия Кировского завода покупали электроэнергию по ценам до 13% ниже, чем если бы работали с гарантирующим поставщиком (ГП). За счет чего удалось добиться таких результатов?

– Экономии удалось добиться за счет оптимальной закупки на оптовом рынке электроэнергии и индивидуального подхода к потребителям.

В прошлом году мы работали на заключение сделок по покупке мощности на основе небиржевых и биржевых договоров. Небиржевые заключали в продолжение наших регулируемых договоров, биржевые – с любыми генераторами, которые выставляли на биржу освободившиеся объемы мощности. За счет правильной стратегии, выстраиваемой при покупке, мы приобретали мощность даже дешевле регулируемых цен.

Кроме того, мы значительно улучшили качество прогнозов потребления электроэнергии по заводу по сравнению с 2008-2009 годами. Наши абоненты теперь ежесуточно планируют объем, который предполагают закупить на оптовом рынке. Эти данные используются при планировании закупок, что позволяет избегать переплаты на балансирующем рынке. Все это в результате и вылилось в экономию 13%.

Найти свой конек

– Но в наступившем году правила игры на рынке изменились. Какой тактики вы намерены придерживаться?

– Пока непонятно, куда движется рынок в целом, поскольку правила розничного рынка, которые должны были быть утверждены в декабре, до сих пор не опубликованы. Организация рынка мощности и его ценовые параметры непонятны. В частности, остается открытым вопрос о долгосрочных договорах по предоставлению мощности, о договорах по покупке мощности с новой гидро- и атомной генерацией, а также с вынужденными генераторами, наконец о небалансе конкурентного отбора мощности (КОМ). То есть за январь и февраль не определено никаких количественных характеристик покупки мощности. Поэтому все сбыты работают вслепую.

Если ранее на бирже мы приобретали мощность в рамках модели краткосрочного коммерческого отбора, то теперь покупать ее на бирже экономически неоправданно. Поэтому сейчас более плотно изучается возможность заключения договоров по покупке энергии. Если в последнее полугодие при регулируемых договорах мы покупали почти 90% энергии на рынке на сутки вперед, то сейчас – 100%.

Также мы ведем переговоры с атомными и гидроэлектростанциями по заключению свободных двухсторонних договоров, поскольку у них стоимость электроэнергии меньше, чем у тепловых, соответственно, с ними можно заключить договоры с более низкими ценовыми параметрами для нас. Однако все зависит от прогнозной оценки цен на рынке.

Пока ясно одно: рынок сильно меняется, а значит, меняются торговые инструменты и система взаимоотношений его участников. Мы внимательно отслеживаем ситуацию, делаем выводы, благо квалификация специалистов компании позволяет это делать весьма точно. Это наш конек, и на этом мы строим свою работу.

Не волшебники

– Есть ли сейчас конкуренция на рынке сбытовых компаний?

– Она только начинает формироваться. Сейчас в Петербурге и Ленобласти активно работают два-три гарантирующих поставщика и порядка трех независимых сбытовых компаний (НСК).

В основном нам приходится конкурировать с ГП. Это объясняется тем, что ГП, созданный в ходе реформы энергетики, уже всем известен. Зачастую потребители находятся в плену стереотипов, связанных с тем, что ГП – что-то незыблемое, данное им государством во благо, и менять его нельзя и опасно.

Кроме того, как правило, у всех компаний уже подписан договор энергоснабжения с ГП на невыгодных условиях и в случае ухода потребителя к НСК гарантирующий поставщик может использовать штрафные санкции. В частности, санкции за превышение заявленной мощности по присоединению субабонентов, использованию электроэнергии на нагрев. Это всего несколько примеров того, как ГП может препятствовать уходу клиента к другому поставщику.

С одной стороны, эти штрафные санкции – минус, но с другой – их можно расценивать и как плюс для нас, потому что абоненты, особенно за первые месяцы текущего года, осознали, что договоры, подписанные с ГП, кабальные и не позволяют вносить какие-нибудь изменения по улучшению условий для потребителей.

Тем не менее помимо конкуренции с ГП мы уже сталкиваемся с другими независимыми сбытовыми компаниями, которые предлагают условия, выгодные для сотрудничества, но опять же – по сравнению с ГП. То есть пока мы находимся в той стадии, когда потребитель сравнивает условия, предлагаемые независимыми сбытами, с существующими в его договоре с ГП.

– В чем различия в работе НСК и ГП? Может, опасения потребителя и оправданны?

– Дело в том, что НСК при работе с потребителем открыт в части возможности изменения договорных условий. У ГП нет возможности законным образом индивидуально менять условия, так как договор у него публичный. Если, например, абонент неверно заявил договорную мощность, то за ее превышение в договоре об энергоснабжении с ГП предусмотрен четырех-пятикратный штраф, а корректировать заявленную мощность в том же договоре ГП позволяет только раз в квартал.

Когда мы выводим предприятие на оптовый рынок, то не транслируем штрафные санкции за превышение заявленной мощности, поскольку клиент в отпускной цене оплачивает только фактическое потребление. При этом корректировка потребления на каждые последующие сутки производится абонентом совместно с нами ежесуточно.

Тонкость работы, которая касается и розничного, и оптового рынков, в том, что мы покупаем для данного конкретного потребителя именно его объем, именно с его режимом потребления на оптовом рынке. Мы с клиентом прогнозируем его потребление на сутки, на месяц вперед. Для этого он и строит автоматизированную систему учета – чтобы нарабатывать статистику своего почасового потребления для выявления характерных интервалов. Конечно, суточный прогноз может отличаться от факта потребления: мы не волшебники. Но в любом случае он будет ближе к реальным значениям, чем величина мощности, которая заявлена ГП на месяц вперед, а тем более на квартал.

Ежесуточное же прогнозирование позволяет потребителю также в ежесуточном режиме влиять на соотношение между прогнозом и фактом и оперативно исправлять ситуацию. Например, если у него вышло из строя энергоемкое оборудование, то он вычтет этот объем энергопотребления из своей заявки. Вот за счет чего можно добиться экономии.

ГП же работает по другой схеме – он покупает весь объем своего потребления на оптовом рынке по некому усредненному графику, скажем для всего Петербурга. Естественно, что график каждого отдельного потребителя будет отличаться от этого усреднения. Поэтому если график работы абонента близок к нему, то цена для потребителя будет оптимальной, если отличается в плюс или в минус, то, наоборот, невыгодной.

Будучи, по сути, монополистом, ГП не может подстраиваться под график конкретного потребителя при закупках, поэтому его не очень волнует, по какой цене у него приобретают электроэнергию, ведь свои 11,4 копейки с 1 кВт·ч (сбытовая надбавка, установленная государством) он получит с каждого абонента при любом раскладе.

Но это происходит не потому, что ГП плохой, – он просто не имеет возможности нянчиться с каждым потребителем, а мы такой возможностью располагаем. В перспективе, как мне видится, ГП будут работать с населением, бюджетниками и «ленивыми» потребителями. Все остальные разойдутся по независимым сбытам.

– Но ведь НСК тоже работает небескорыстно и имеет свою сбытовую надбавку, как и ГП?

– У нас, конечно, тоже есть сбытовая надбавка. Однако ее размер формируется под воздействием рыночных условий и ценового давления со стороны конкурентов. При этом в любом случае она всегда будет ниже сбытовой надбавки ГП. Это главное условие нашего выживания в конкурентной среде.

Экономия на прогнозе

– Потребитель может установить автоматизированную систему контроля и учета электроэнергии (АИИС КУЭ), чтобы делать качественный прогноз потребления и самостоятельно работать на оптовом рынке?

– Да, конечно. Но это могут себе позволить только крупные компании. Однако есть те, для кого просто экономически нецелесообразно становиться субъектом оптового рынка – им лучше участвовать в оптовой торговле через НСК. По регламентам оптового рынка, свою деятельность с НСК в части оптовой закупки электроэнергии могут связать предприятия, у которых присоединенная мощность превышает 750 кВ·А. Именно им в первую очередь следует озадачиться вопросом, не поменять ли поставщика электроэнергии и мощности.

– Нужно ли потребителям, не имеющим возможности самостоятельно работать на рынке, устанавливать АИИС КУЭ?

– АИИС КУЭ позволяет организовать коммерческий учет расхода электроэнергии по внешней границе предприятия. При этом весьма полезно внедрять и технический учет внутри компании, чтобы понимать, сколько потребляет каждый участок. Это позволяет повысить качество прогнозов и экономить, работая с нами на оптовом рынке. Такая экономия открывает потребителю дополнительный источник финансирования для внедрения мероприятий по повышению энергоэффективности.

– У вашей компании есть планы по привлечению внешних потребителей?

– Сейчас у нас порядка 110 потребителей. Это дочерние компании и арендаторы, работающие на территории Кировского завода. Есть и внешние абоненты – их немного, но мы активно работаем над увеличением их числа.

Дело в том, что внешние потребители в большинстве своем инертны и консервативны. Однако счета на оплату электроэнергии, которые они получили в январе-феврале, по всей вероятности, подвигнут их к активности. Цена электроэнергии для некоторых клиентов возросла в этом году на 30-50%, и первое их движение было – пойти на улицу с плакатами и протестовать. Мы же предлагаем им другой способ борьбы с ростом цен – самим воздействовать на цены, тем более что такие возможности теперь есть.   

Санкт-Петербург