Испытание стойкости

Сергей Савинский: «Средние банки должны развиваться, особенно в регионах. Они будут обслуживать средний и малый бизнес, а также розничных клиентов, которые крупным банкам не всегда интересны»

В условиях укрупнения банковской системы России небольшим региональным банкам, казалось бы, работать должно становиться все сложнее. Однако существенного сокращения игроков такого масштаба на рынке Северо-Запада пока не произошло. О том, как банк с региональной пропиской занимает ниши, куда не идут участники первой двадцатки, и почему лучше не гнаться за сверхприбылью, «Эксперту С-З» рассказал президент Петрозаводского муниципально-коммерческого банка «Онего» Сергей Савинский.

– В конце прошлого года большинство банков столкнулись с нехваткой ликвидности и начался рост ставок по депозитам, который продолжился и в январе. Вас это коснулось?

– Нет. Проблемы с ликвидностью начались у кредитных организаций, которые активно привлекали средства на западных рынках. В связи с кризисом еврозоны эти рынки снова закрылись, как и в 2008 году. Тогда острые проблемы с ликвидностью не затронули региональные банки, столкнулись с ними крупные структуры, которые много занимали на внешних рынках. Когда эти рынки «схлопнулись», крупным банкам срочно понадобились денежные средства для улучшения ликвидности. Если бы государство не сделало этого, то в большей мере пострадали бы именно крупные, но не мелкие и средние банки.

Мы же никогда на повышенные риски не идем. Ориентируемся на местную ресурсную базу и кредитуем только карельские предприятия и население республики. Что касается депозитной политики, то она должна быть очень осторожной. Считаю, что уровень ставок по вкладам нужно держать на 0,5% выше, чем у Сбербанка. Следует ориентироваться на маркетмейкера, так как он владеет большим объемом информации, его политика основана на глубокой аналитике. Ведь и в кредитах, и в депозитах главное – не заиграться.

Так, мы не применяем скорринговые схемы при кредитовании, потому что не верим в них. Достаточно посмотреть по статистике, сколько такая система дает невозвратов. А вводить штрафные санкции за досрочное погашение или кредитовать розничных клиентов по повышенным ставкам, покрывая тем самым риски возможных невозвратов, – не в наших правилах. У нас все консервативно, может быть, где-то и нудно. Зато стабильно уже более 18 лет.

Не заиграться

– Грамотно рискуя, можно и прибыль большую заработать, разве нет?

– Прежде чем гнаться за сверхприбылью, нужно трезво оценить свои силы. Я часто цитирую в этом контексте Рокфеллера. Как-то на очередной обращенный к нему вопрос «Как стать богатым?» он ответил: «Нужно каждый день зарабатывать на 1 цент больше, чем тратишь». А кому нужны сверхприбыли? Схема проста: есть рынок, есть потребности этого рынка, и они должны быть обеспечены соответствующим объемом предложения, но не более.

– Но если не стремиться к росту прибыли, то и развития не будет…

– Развитие – это осознанная необходимость, и мы как раз на этот год запланировали серьезные инвестиции в данном направлении – будем внедрять собственный процессинговый центр, чтобы в полном объеме развивать карточный бизнес. Мы решили, что это необходимо, так как почувствовали, что начинаем отставать технологически. Ранее работали по партнерским программам с крупным банком, но в итоге экономические условия такого сотрудничества стали невыгодными.

Мы серьезно изучили рынок, взвесили свои силы и поняли, что способны осуществить проект. Шли к этому долго, копили прибыль, выстраивали стратегию с акционерами. И вот совпали два фактора: а) мы можем, б) нужно. При этом определили долю рынка, которую реально можно занять с учетом наших ресурсов, но не больше. Есть средства, потребность и возможность, но не нужно увлекаться глобализмом. Завышенные потребности при заниженных возможностях приводят к краху.

Сохранить средних

– В этом году вступили в силу требования ЦБ РФ по минимальному размеру собственного капитала банков – 180 млн рублей. Вам пришлось увеличивать капитал?

– Да, это делалось планомерно, как только регулятор озвучил подобный сценарий развития банковской отрасли. Акционеры вливаний в капитал не осуществляли, происходило это за счет накопленной прибыли, которую мы с этой целью не распределяли. На данный момент капитал «Онего» – 278 млн рублей.

– С 2015 года минимальный размер должен будет составлять 300 млн рублей. Как вы считаете, это оправданные меры?

– В рамках таких сумм – да. На мой взгляд, оптимальный минимальный размер капитала – 400-500 млн рублей, но не больше. Помнится, бывший министр финансов Алексей Кудрин предлагал поднять планку до 1 млрд – вот это уже явный перебор. Логика простая: если у банка лежит миллиард и разместить эти деньги в кредиты он не может, потому что емкость регионального рынка не позволяет, то что он будет делать? Уйдет в более рисковые операции, будет искать всевозможные механизмы, чтобы заработать.

– Вы поддерживаете курс Центробанка на укрупнение банковской системы страны?

– Конечно! Но все должно быть в меру. Нельзя делать акцент на сокращении количества средних и малых региональных банков. Вспомните: когда в СССР был один банк и все вклады населения привлекались под 0,5% годовых, было хорошо? Делать ставку исключительно на крупные банки – значит концентрировать риски. Ведь любой удар по крупному банку приводит к крупным проблемам. Соединенные Штаты уже заявляют, что нужно диверсифицировать банковскую систему, увеличивая количество средних банков.

Представьте среднюю компанию, которая хочет получить у крупного банка ссуду 20 млн рублей. Сколько такой клиент будет пороги обивать? А для банка нашего масштаба это интересный клиент с точки зрения и кредитования, и открытия расчетного счета. Мы готовы с ним работать, и отношение к нему будет другим. Средние банки должны развиваться, особенно в регионах. Они будут обслуживать средний и малый бизнес, а также розничных клиентов, которые крупным банкам не всегда интересны.

Такие кредитные организации наиболее прозрачны, в том числе с точки зрения незаконной легализации денежных средств. Попробуйте пропустить через крупный банк 350 млн рублей. В структуре его баланса этого никто не заметит. А у среднего банка валюта баланса – 1,5 млрд рублей, и когда проводится 350 млн, неужели ЦБ не обратит на это внимание? На следующий же день начнутся проверки.

– Какую категорию частных заемщиков вы имели в виду, говоря, что крупным банкам они неинтересны?

– Ни для кого не секрет, что многие банки в случае наступления у потенциального заемщика пенсионного возраста сразу ему отказывают. Мы же работаем с такими клиентами, разрабатываем для них специальные программы. Понятно, что миллионные кредиты пенсионерам не нужны, но 100-200 тыс. рублей – вполне востребованная сумма. Соответственно, и пенсионные счета у нас, и социальные. Это логичное требование банка: открыл счет – и пожалуйста, пользуйся кредитами. В итоге мы имеем стабильный источник фондирования.

Под давлением

– Как вы оцениваете кредитную активность бизнеса в Карелии в 2011 году?

– Темпы экономического роста, на мой взгляд, недостаточны, и такой активности, как до кризиса, не наблюдается. Тогда и иностранные инвесторы довольно активно приходили в регион, сейчас их количество сократилось. Все предприятия, пережившие кризис, стабильно работают, но роста заимствований не происходит. В Карелии немного крупных компаний, я бы отнес к ним Костомукшский горно-обогатительный комбинат, Кондопожский и Сегежский целлюлозно-бумажные комбинаты. В основном же в регионе представлен средний и малый бизнес. Средние компании в прошлом году привлекали кредитные средства на том же уровне, что и в 2010-м, или чуть больше. Рост составил 4,2%, потребность в инвестициях увеличилась незначительно. Многие предприятия стараются использовать собственные ресурсы.

– А малый бизнес? Многие банки декларируют, что готовы его активно кредитовать, но на деле предпринимателям сложно получить ссуду…

– Мы работаем с малыми предприятиями очень плотно, но печально, что малый бизнес в 2011 году серьезно снизил активность. Например, еще в 2010-м к нам приходили в месяц три-четыре предпринимателя, а в прошлом году – два-три, в худшем случае – один. Основная причина, которую коммерсанты называют, объясняя отказ от планов по развитию, – опасения по поводу повышения тарифов. Вот мы сейчас вложимся, а дальше что? Включил свет – и можно закрывать предприятие. Как в таких условиях кредит обеспечивать?

– Что вызывает основное беспокойство в банковском сообществе?

– Все банкиры ждут, как будет развиваться экономическая ситуация. Велика вероятность высокой инфляции, плюс увеличение тарифов. Все это приведет к повышению издержек клиентов, ряд компаний выдержат рост финансовой нагрузки на бизнес, а кто-то – нет. Платежеспособность клиентов сегодня больше всего волнует банкиров.

Губернский банк

– В Карелии вы работаете в высококонкурентной среде?

– В 1990-х годах в регионе функционировали шесть кредитных организаций, в настоящее время – 34. Это очень много, но особой конкуренции мы не чувствуем. Дело в том, что крупные игроки приходят в республику со своими целями и задачами, чаще всего открывая операционные офисы. В основном они работают в рознице и с нами почти не пересекаются.

Крупные госбанки, да и коммерческие игроки, работают в регионах согласно концепции и стратегии, которые утверждаются головным офисом в Москве. Мы, будучи региональным муниципальным банком, развиваемся в тех направлениях, которые определяются как приоритетные для региона. В частности, в сегменте малого бизнеса работаем в партнерстве с Фондом поддержки малого и среднего бизнеса, учрежденным правительством Карелии, на конкурентной основе получая в рамках программ фонда ресурсы и размещая их. Также «Онего» является уполномоченным банком МСП банка по работе с малым бизнесом в Карелии – этот статус мы получили, выиграв конкурс среди кредитных организаций региона. Разрабатываем и собственные программы.

В итоге клиент может выбирать из различных программ, что дает нам конкурентное преимущество на рынке. Кроме того, как самостоятельный банк мы принимаем решения на местах, что обеспечивает большую оперативность по сравнению с филиалами федеральных кредитных организаций. Региональные небольшие банки выигрывают гибкостью. Если у клиента возникает необходимость провести какие-то операции в субботу или воскресенье, мы открываем банк, а нужные сотрудники выходят на работу. Может ли рассчитывать средний заемщик на такой подход в подразделении крупного банка?

– Сильно ли упала маржа в результате конкуренции по ставкам в прошлом году?

– Конечно, она оказалась ниже наших ожиданий. Ставки в ряде сегментов снижались, но это чья позиция? Крупных банков. Кредиты на электронных торгах торговались под 5,57%. Естественно, мы перестали в них участвовать, потому что привлекаемся в среднем под 7%. Стали искать другие способы размещения. Понятно же, что можно выдать 100 млн рублей одному клиенту под 5,57%, а можно – по 20 млн пятерым. Это хлопотно, нудно, но под 10-11%! Мы выбираем второй путь. В прошедшем году обеспечили доходность выше, чем в 2010-м, на 11%. Доходность на капитал составила 6,9%, а это неплохо.

– За пределы Карелии выходить не планируете?

– А зачем? У нас муниципальный региональный банк, задача которого – обеспечить потребности региона. Такие губернские банки были еще в дореволюционной России. Они создавались, чтобы обслуживать нужды губернии, а мы – субъекта РФ.

– Каковы планы банка по приросту портфеля в этом году?

– В 2011-м портфель вырос на 35-40%, на нынешний год планируем только 15%, так как в 2012-м основная задача для нашего банка – техническое перевооружение и освоение нового рынка.