Русский бизнес и старая Европа

О чем говорят русские и европейские бизнесмены где-нибудь в Ницце? Неизбежно разговор заходит о странностях интеграции России и Европы

В отношении русских традиционные штампы за последние несколько лет уступили место явному сожалению и даже в некоторых случаях сопереживанию и поиску путей интеграции. А российские бизнесмены при этом, несмотря на обладание европейскими недвижимостью и яхтами, все равно смотрят на Европу как бы из-за забора, в отличие от арабов, китайцев или индусов.

Представители отечественного бизнеса склонны мыслить этноцентрически: есть Россия, а есть остальной мир. Думать подобным образом в XXI веке – значит предрешать довольно быструю гибель бизнеса и капитала.

Что означает русское этноцентрическое мышление? Заработать в России, оградить заработанное от потенциальных опасностей, спрятать, следуя домашней моде или советам друзей. Накупить недвижимости и предметов роскоши по произвольно названной цене. Оставшуюся часть вложить в фонд дальнейшего укрепления и роста «пузыря» без оглядки на зарубежных коллег и понимания ближайшего будущего. При попытке входа в европейское экономическое пространство получать информацию исключительно из российских источников, а пропаганда и слухи, увы, сильно действуют на бизнес.

Среди европейских бизнесменов процветают те, у кого развито сетевое мышление, при котором государственная граница – условность. Интересно, что многие государственные деятели поддерживают такой подход.

Два характерных примера. У французов есть традиционные отрасли, в которых они всегда были сильны, и ряд исторически мощных регионов. Ярчайший образец – Лазурный Берег. Обычно он ассоциируется с богатыми пенсионерами, развлечениями их беспутных детей, кинофестивалями. Однако именно там размещен старейший в Европе технопарк «София Антиполис». В Ницце реализуется грандиозный национальный проект Eco Vallee Plaine du Var.

Масштабы последнего впечатляют: площадь 10 тыс. га, 60 тыс. рабочих мест, привлечение из разных стран самых талантливых специалистов в сферах информационных технологий, биомедицины, энергетики, парфюмерной промышленности. И все это – в виде нового городка ХХI века. Французский ли это проект? Да. Но наполнением его занимаются специалисты со всего мира. Крупнейшие международные корпорации уже переносят свои европейские филиалы именно туда, поскольку вести деятельность правильнее там, где для этого имеется «питательная среда», быстрый и непосредственный доступ к индустриальной, финансовой и тестовой инфраструктуре, где можно немедленно лично связаться с лучшими разработчиками и заказчиками.

В сегодняшней России нет экосистемы, которая способствует развитию инноваций. Она сформируется, но объективно не ранее чем через пять-десять лет. Ускорить этот процесс вы не сможете, и стоит ли ждать, если в мире уже есть условия для реализации ваших идей? Проект не перестанет быть русским и даже предназначенным для российского рынка, если вы его сделали во Франции.

По соседству с Ниццей, в Каннах, будет построен новый Cinema City, одновременно вмещающий до 400 тыс. туристов – любителей кино. Итак, несмотря на левую риторику в прессе, французы поддерживают сильнейших – они потянут за собой остальных.

Есть ли русские в упомянутых проектах? Есть – инженеры и ученые. С репутацией у них все превосходно. Российские же бизнесмены, даже находясь там, на Лазурном Берегу, к сожалению, не пытаются разобраться в сути происходящего и не участвуют в полезной для всех деятельности. При этом все двери-то открыты! Государево благословение имеется – в виде разнообразных протоколов и соглашений. Теснейшая историческая связь региона с Россией насчитывает более 150 лет.

Другой пример – крупные предприниматели севера Италии. Исторически так сложилось, что итальянские бизнесмены лучше всех освоили искусство диалога с Южной Америкой и рядом африканских стран – то, что не очень хорошо получается даже у американцев и вездесущих китайцев. И самое интересное: итальянские официальные организации, имея за спиной двухтысячелетний опыт деловых отношений, в продолжение старой традиции поддерживают своих соотечественников. Они понимают: как только ситуация в Италии изменится и исчезнет неопределенность, зарубежная поддержка, включающая дипломатические каналы, окупится многократно.

Итальянцы спрашивают: «Русские, а почему вы не инвестируете вместе с нами? Мы же полностью открыты для сотрудничества по всему миру. Вы ждете, пока неожиданно на вас счастье свалится?»

В контексте «кипрской драмы» хотелось бы обратить внимание на одно обстоятельство. И французы, и итальянцы всегда очень удивлялись тому, что большинство наших соотечественников, занятых международным бизнесом, используют схемы оптимизации расходов и прибыли, которые приводят к тому, что даже совершенно честно заработанные деньги попадают под подозрение в преступном происхождении или предназначении, после чего начинаются серьезные трудности.

А тем временем крупнейшие китайские корпорации, например, частично переводят свой бизнес в страны старой Европы. При этом скрупулезно соблюдают каждую букву закона, пользуясь, например, налоговыми преференциями по отдельным видам деятельности и услугами конкретных личностей или команд в соответствии с предложениями и возможностями, а не с рекламными буклетами, содержащими неизбежные фразы о глобальных стандартах сервиса.

Европейский и русский бизнес нуждаются друг в друге. И эта потребность находится вне пределов политических трендов. Патриот и ксенофоб, даже если он эмигрант, отличаются точно так же, как успешный предприниматель и работник кухни «Макдональдса», ожидающий, когда же его примут в совет директоров.

Пора войти в открытую дверь. Проводники всегда найдутся. Время сейчас уникальное и интересное. Подобного потом еще не скоро дождетесь.

Женевский клуб – неформальное международное объединение бизнесменов, деятелей культуры и науки, занятых реализацией инновационных изменений в бизнесе, политике, обществе. Основан в 2012 году в Швейцарии выходцами из России