Музыкальный интеллектуальный месседж

Культура
Москва, 15.09.2014
«Эксперт Северо-Запад» №38 (681)
Михаил Турецкий: «Я думаю, что артист должен вскрывать какие-то социально-политические проблемы»

Фото: www.arthor.ru

Свой коллектив хормейстер Михаил Турецкий называет не слишком «удобным» для шоу-бизнеса. Это арт-группа из десяти человек, хор мужских голосов. И все-таки продолжает работать именно в таком формате. Вот уже 20 лет. В репертуаре можно услышать буквально все – от «Травиаты» до Rammstein. Недавно в Петербурге была представлена новая программа – «Мужской взгляд на любовь». В ходе презентации речь зашла не только о программе, но и о ситуации на Украине, трактовке русского искусства за рубежом и советском наследии.

– Многие считают петербургскую публику требовательной. Вы далеко не первый раз приезжаете с концертами в Петербург. Публика здесь действительно требовательная?

– Конечно! Мне позвонили с местного телевидения и тут же спросили: «Ну, чем будете удивлять в этот раз?!» Петербург занимает особое место в нашей стране. Северная столица – любимый город и нашего правительства. Когда мы много гастролировали по США, я говорил, что мы из России, и мне отвечали в ответ: «О, Санкт-Петербург!» Несмотря на то что я родился в Москве, меня уже в три года отец привез в Петербург. Он был участником прорыва ленинградской блокады. Постоянно приезжал в этот город. Водил меня по местам своей памяти. Мы обязательно посещали БДТ им. Товстоногова. А в 18 лет я с удивлением смотрел, что на Невском проспекте были белые скатерти в столовых! Тогда уже начинал понимать, что это необычный город, в нем культура намного выше. Я понимаю, что тут требования высокие. Просто так на кривой кобыле тут не проедешь даже на маленькой сцене, даже на корпоративном мероприятии… Нужно доказать, что достойны.

На украинской мове

– Вы презентуете новую программу. Так чем будете удивлять на этот раз?

– При подготовке программы «Мужской взгляд на любовь» мы пригласили в шоу хореографа, декоратора и оркестр. Программу впервые исполнили в «Олимпийском» в Москве. Собрали 20 тысяч человек на концерт эстрадно-классической музыки. Это практически такая же аудитория, какая была на концерте группы Depeche Mode. Но надо понимать, что мы хор. Это жанр не совсем для шоу-бизнеса. Он предполагает подготовленного и размышляющего зрителя. А когда сидишь на пластиковом стуле в «Олимпийском», не очень-то удобно размышлять. В такой ситуации удобно и легко отбивать ритмы, а если надо уловить интеллектуальный месседж со сцены, то получать его, сидя на пластиковом стуле, не всегда комфортно. Поэтому месседж должен быть настолько сильным, чтобы нам простили этот пластиковый стул. Концерт для нас был колоссальной ответственностью, которую мы пронесли через всю трехчасовую программу. Это энциклопедия чувств мужчины, которую мы попытались донести до публики с помощью шедевров мировой музыки – от классики до современной музыки (это рок, поп-эстрада, советские шлягеры). В программе есть оперные партии – «Аида», «Травиата», музыка Queen, песня от Ricky Martina. В каждой из этих композиций теме любви уделяется огромное место. Мы соединили музыку Джузеппе Верди (фрагмент «Реквиема») с музыкой группы Rammstien. Получилась социальная пьеса о том, что нужно беречь жизнь. И нас есть специальный видеоряд на эту тему. Я когда-то на концерте группы U2 увидел видеоряд, исходя из которого, понял, что группа и ее лидер Bono озабочены проблемой апартеида в Африке. С одной стороны, это шоу-бизнес, с другой – социальная боль любого артиста. Я думаю, что артист должен вскрывать какие-то социально-политические проблемы. И своими методами растапливать лед недоверия, строить мосты. Мне кажется, что артисты могут больше, чем многие политики сделать. Например, на  концерте в «Олимпийском» я сказал, что сегодня для нас события на Украине – это особые переживания. Мы спели песню на украинской мове. И я видел, какая была реакция зала…

Весь февраль мы ездили по Украине. У нас было восемь концертов во всех городах, о которых мы сейчас слышим по телевидению, – это и Луганск, и Донецк, и Харьков, и Днепропетровск, и Запорожье, и Одесса. 19 февраля – концерт в Донецке, а 20 числа мы себе взяли запланированный перерыв, потом был концерт в Харькове. И как будто это было предсказанием: 20 числа объявили траур – нельзя было выступать с концертами (экс-президент Украины Виктор Янукович объявил 20 февраля Днем траура в связи с гибелью участников массовых беспорядков. –  «Эксперт С-З»). 22 февраля мы улетели. Естественно, мы стали свидетелями новейшей истории Украины. Все эти события разворачивались прямо перед нашими глазами.

– Как вы думаете, когда и как завершится этот конфликт?

– У гомеопатов есть такой принцип: надо лечиться столько месяцев, сколько лет у тебя болезнь. Это у меня такой плохой прогноз. Мне кажется, что конфликт Юго-Востока и Запада слишком долго зрел. И сходить на «нет» он тоже будет не один год. Усилиями мировых политиков, я думаю, ситуация будет меняться. Уже и США поняли, и Владимир Владимирович Путин, что не до шуток. Завелась саркома, и она может по всему земному шару развиться. Особенно учитывая технологии военной машины. Может мир разрушиться полностью! Несмотря на то что война – это хороший бизнес, я надеюсь, здравый смысл победит, и это все остановят.

Хор Турецкого – один из самых востребованных проектов на российской эстраде 029_expertsz_38.jpg Фото: www.arthor.ru
Хор Турецкого – один из самых востребованных проектов на российской эстраде
Фото: www.arthor.ru

Кроме русского балета ни на что не идут

– А как вас принимают за границей? Не было ощущения, что вас не поняли?

– Категорически не было. Артист должен понимать, на какую аудиторию он рассчитывает. Скажем, в Голландии мы не будем петь песни Александры Пахмутовой. Там мы будем петь вещи, которые уже прошли музыкальные срезы. Важную роль играет репутация. К большому сожалению, если ты объявишь в городе Вене или Неаполе, что выступают 10 австралийских теноров, то у них изначально будет огромная фора, потому что доверие к австралийским тенорам выше, чем к русскому искусству. Кроме русского балета – ни на что другое особо заграницей не идут из русского. За русский балет спасибо Дягилеву. Есть спрос еще на отдельных инструменталистов, по причине  их универсальности. Чтобы понять Юрия Башмета, не нужно знать русский язык. С хором сложнее.

– Какие эмоции возникают у вас на памятных концертах? Вы же целое отделение, если не ошибаюсь, исполняли песни советского времени для людей, переживших блокаду.

– У людей есть материальная жизнь и духовная. На одной материальной долго не продержишься. Это будет сродни животному миру. Человек силен духом! Мы пытаемся духовную жизнь как-то разнообразить, дать людям эмоцию, идею, хорошее настроение. Любим свою профессию, и благодаря нашему образованию мы всеядны – можем петь и оперу, и шансон, и романс, и джаз, и рок. И рады, что не поем шесть оперных арий. Я очень жалею солистов, которые находятся в предлагаемых обстоятельствах (уже предписаны роли, которых не так много). Есть Отелло, Герман… У нас же тематические программы. И, безусловно, «только нам по душе – непокой, мы сурового времени дети» (строчка из песни «Комсомольцы – добровольцы». –  «Эксперт С-З») для нас не просто звук. Все мы рождены в СССР. И эта музыка с молоком матери в нас. На самом деле музыка советского периода очень сильная, на базе нее и сегодняшняя поп-культура продолжает существовать. За что ни взялись, нам все интересно. Поедем с программой «Тебе, Кавказ!». Будем на концерте перед Башней Согласия в Магасе петь на ингушском языке. Нам уже пошили бурки.

– За годы существования коллектива кто-то из него уходил? Как вы набираете участников?

– По идейным соображениям из нашего коллектива никто не уходит, к счастью. У нас был единственный случай, когда мы расстались с одним членов коллектива. Причиной тому стала его алкогольная зависимость. Мы долго боролись с ней, пытались его вытащить. Но в один день он просто не приехал в аэропорт, потом перестал отвечать на телефонные звонки, потом, как мы узнали позже, перестал выходить из дома. Но это уже только его личный выбор. Что касается вопроса о принятии новых людей в коллектив – предъявляем серьезные требования. Нужно быть профессионалом. Одно то, что необходимо помнить наизусть 400 композиций, должно говорить само за себя.

СПРАВКА

Михаил Турецкий родился 12 апреля 1962 года в Москве. Российский дирижер, певец, основатель арт-групп «Хор Турецкого» и «Сопрано». Народный артист России (2010). По окончании института, в 1989 году, Михаил Турецкий начал набор солистов в мужской хор при Московской хоральной синагоге. Все участники коллектива имели профессиональное музыкальное образование.

В период с 1999 по 2002 год у хора появляется свой репертуарный спектакль («Вокальное шоу Михаила Турецкого») в Московском государственном театре эстрады под управлением Геннадия Хазанова. В 2003 году Турецкий открывает универсальное понятие в музыке – арт-группа. Ансамбль состоит из 10 солистов, в нем представлены все существующие виды мужских голосов: от самого низкого (бас-профундо) до самого высокого (тенор-альтино). Коллектив существует уже более 20 лет.

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№38 (681) 15 сентября 2014
Малые шаги к большому кластеру
Содержание:
Пришла пора поработать на государство

Администрация Санкт-Петербурга объявила о тотальной поддержке местной промышленности, ориентируя ее на импортозамещение и горзаказ, что дает уникальный шанс для роста малым и средним производственным предприятиям

Реклама